«Российская газета»: Байкал утопят в плотинах
© rg.ru По красному пунктиру пройдет гребень бетонной плотины Шуренской ГЭС
«Российская газета»: Байкал утопят в плотинах
07 Июн 2016, 09:00 Монголия хочет построить три крупных гидроузла на Селенге, чтобы решить свои водно-энергетические проблемы. В конце мая 2016-го в Монголии был подписан протокол по итогам встречи, на которой обсуждались вопросы, жизненно важные для озера Байкал. Российскую делегацию возглавлял Амирхан М. Амирханов, заместитель руководителя Росприроднадзора.

В последнее время по печатным страницам и телеэкранам ходит много гаданий, одно фантастичнее другого, о том, что происходит на Байкале. И что ожидает наше великое озеро в обозримом будущем. И в чем наш российский интерес. Имею в виду, прежде всего, монгольские проекты, предварительно рассчитанные на водные ресурсы р. Селенги, основного поставщика воды в Байкал. О чем «Российская газета» уже информировала своих читателей и широкую общественность в предыдущих публикациях по байкальским проблемам.

Нетуристический вояж в Улан-Батор

Водосборный бассейн Байкала — 541 тысяча квадратных километров. Без площади акватории озера — 31,5 тысячи квадратных километров. (Для сравнения: вся площадь Франции — 551 тысяча квадратных километров). 240,5 тысячи квадратных километров бассейна находится на территории России.

Остальная часть водосборного бассейна (300,5 тысячи квадратных километров) располагается на землях Монголии.

Селенга приносит в Байкал в среднегодовом исчислении около 30 кубических километров воды. 46 процентов этого количества формируется в Монголии, за пределами России.

Вот статистическая цена вопроса, вокруг которого кипят ныне страсти. Надо добавить, международные страсти. Чтобы в какой-то мере унять их и, если удастся, направить в спокойное русло делового сотрудничества, и направилась наша делегация к соседям.

Встретили ее хорошо, приветливо. Усадили за стол переговоров. Хозяева встречи добивались главного: чтобы их внимательно выслушали и поддержали их планы.

С подобной же целью Амирхан Амирханов собрал и привез свою команду: чтобы нас внимательно выслушали и прониклись ответственностью за судьбу Байкала — этого возобновляемого источника крупнейшего резерва чистой питьевой воды на планете.

К этой встрече монгольская сторона подготовила пакет документов. Они почти исчерпывающе характеризуют суть проблемы. «Российская газета» располагает этим пакетом. Документы интересны. В них мотивированная позиция по проблеме, которая ныне волнует не только наши страны. Пятая часть мировых ресурсов высококачественной питьевой воды поставлена на карту. Рискованный ход.

Итак, взгляд соседей на причины колебания уровня воды в Байкале.

42 тысячи кубических километров — таков сегодня суммарный годовой сток всех рек Земли в Мировой океан. Это получается меньше двух Байкалов. Так мало для планеты и так много для нашего Байкала. До строительства плотины Иркутской ГЭС (за 1900—1959 гг.) средний многолетний уровень Байкала был в пределах 455,54 метра.

С пуском Братской ГЭС (вслед за Иркутской), а потом и Усть-Илимской правительство РФ в 2001 году определило предельные — нижний и верхний — уровни Байкала в 456–457 метров (по тихоокеанскому исчислению), то есть подняло его почти на полтора метра.

В 2012 году Россия построила четвертую ГЭС на Ангаре, Богучанскую, началось заполнение ее водохранилища. А в 2015 году уровень воды в Байкале упал более чем на метр ниже «директивного» уровня. Шум пошел по всей Руси великой, отдаваясь тревожным эхом за ее пределами.

Распорядители водных ресурсов Байкала с иркутской стороны предложили держать уровень озера на отметке 1959 года, то есть на метр ниже ныне существующего. Но бурятская сторона с этим не согласилась (большая часть байкальского берега — бурятская территория): в селенгинской дельте, в Кабанске и его окрестностях понижение уровня на метр вызовет серьезные проблемы. И не только там.

Средний расход воды монгольской части р. Селенги через границу в Россию в 1961—2015 гг. составляет 355 кубометров в секунду. Величина этого расхода колеблется часто. В последние 2 года расход Селенги через границу ниже среднемноголетней величины и уменьшился до 278 кубометров в секунду по климатическим причинам. Однако через плотину Иркутской ГЭС сброс идет в постоянном режиме, метко замечают монгольские специалисты. Это прямо приводит к понижению уровня Байкала. (Вам, мол, все можно, а нам?..)

Если построить на верхнем течении Селенги Шуренскую и Эгийнскую гидроэлектростанции, другие плотины с водохранилищами, делают выводы авторы проектов, появится возможность для регулирования многолетних стоков независимо от природных и погодных условий.

Авторы «по забывчивости» лукаво умалчивают, что Эгийн-Гол вытекает из озера Хубсугул, который в свою очередь «питается» в основном поступлением влаги с предгорий Больших Саян, хребта, идущего вдоль наших алтайских границ. Основной сток влаги стекает с хребта на север, на российскую территорию.

Так что любая не влажная погода в здешних краях держит уровень этого, второго после Байкала по величине озера в Центральной Азии, на критической отметке. Как характеризуют ученые Лимнологического института СО РАН, «Хубсугул крайне чувствителен к изменению режима увлажнения в регионе. Так, например, в период позднего оледенения плейстоцена уровень Хубсугула опускался ниже современного на 120–150 метров, и озеро было бессточным. Такая же ситуация повторилась примерно 5 тысяч лет назад… (А. П. Федотов, доктор геолого-минералогических наук).

Расчет гидрологического баланса озера показывает, что количество атмосферных осадков примерно 170–200 миллиметров в год — критический порог для Хубсугула. Если осадков будет меньше, то река Эгийн-Гол не будет вытекать из озера… За последние 50 лет очень часто случалось, когда уровень был довольно близок к критическому.

Но хозяева стоят на своем: Эгийнской и другим ГЭС на Селенге — быть!

Особенно впечатляет монгольскую сторону статистика пожаров на особо охраняемой природной территории Байкала в 2015 году. На территории Байкало-Ленского заповедника сгорело 92 000 гектаров тайги. На территории прибайкальского национального парка — 34 тысячи гектаров и 15 тысяч га в забайкальском парке.

Такие потери впечатляют кого угодно. Ведь в мире мало найдешь объектов природы, интересы которых были бы защищены персональными законами.

У Байкала такой исключительный зонтик есть, в него совсем недавно внесли некоторые изменения, опять же, не в ущерб озеру.

А его недотрога-территория пылает синим пламенем, в котором гибнут все: краснокнижные звери, птицы, растительный мир тайги со своими букашками, лютиками-цветочками, приангарская тайга миллионами кубометров солнечной байкальской сосны и кедровники. Пожары наносят чувствительные раны и репутации охранителей этого зелено-голубого чуда.

И наши оппоненты, как деловые люди со своими интересами, этим ловко пользуются: значит, что-то неправильно в вашей системе защиты Байкала и его неиссякаемых ресурсов. В которые отдает хорошее пополнение наша Селенга-река.

И повторяют, повторяют базовые данные

Байкал в истоке Ангары у Шаман-камня отдает, по многолетнему среднему учету, 60 кубических километров своей воды в год. Стало быть, расходует воду со скоростью 1,9 тыс. кубометров в секунду. Их сумасшедший напор дает каскаду Ангарских ГЭС более 50 миллиардов кВтч энергии. Но ведь Ангара аккумулирует через Байкал энергию всех трехсот с лишним рек и речек, впадающих в озеро… Поэтому нет ничего удивительного в том, что монгольская сторона хочет получить свою долю. Уже сейчас. При жизни нынешнего поколения, чтобы не сидеть со свечкой длинными осенними ночами аратам в своих юртах. Их тоже надо понять.

Штрихи к проекту

Монголия фактически уже запустила в работу проект Шуренской ГЭС. Вот проектные параметры энергетического монгольского гиганта.

Высота плотины — 65 метров.
Ее длина — 1230 м.
Площадь водохранилища — 20 300 гектаров.
Объем — 4,3 млрд кубометров.
Установленная мощность — 245 МВт.
Годовое производство электроэнергии — 962 ГВт-час.
Линии электропередачи 220 кВ — 73 км.
Сумма инвестиций — 782,5 млн долларов США.
Они рассчитывают на кредиты Всемирного банка

Наш ГИДРОПРОЕКТ делает поправку: строительство Шуренской ГЭС на 250 МВт будет более приемлемым, чем вариант с каскадами ГЭС на реке Селенге. И дата: Москва, 1984. Этот проект он вписывал в «Схему электроснабжения МНР на 1985—1990 гг. (С учетом развития до 2000 года).

Опоздал товарищ Гидропроект.

Ш. Ганзориг, директор Монгольского центра воды, приобщил к этому пакету и свой «технико-экономический доклад» по грандиозному проекту обводнения южных районов республики с помощью регулирования стока реки Орхон, самого крупного притока Селенги на территории Монголии.

В пакете для обсуждения находится комплексный проект ГЭС «Эгийн-Гол» мощностью 315 МВт с годовой выработкой 606 ГВ/ч. Плотина ГЭС с рыбопропускным сооружением высотой 103 метра поднимется на 913 метров над уровнем моря. Ее объем около 6 миллиардов кубометров, удаленность от Байкала — 580 километров.

При нормальной эксплуатации плотины, уверяют монгольские гидрологи, никакого гидрологического влияния на Байкал не будет. Наполнится водохранилище в течение 3 лет. Водоприток Селенги в устье уменьшится на 6 процентов (в «сухой период» — на 9 процентов), но тем не менее останется выше среднегодового притока.

Заключение ученых Лимнологического института СО РАН


После создания двух водохранилищ на Селенге водность реки на участке российско-монгольской границы резко снизится, но это будет не столь критично для российского участка, так как 70 процентов водного бюджета Селенги формируется на российской территории.

Проблема в другом: на этом участке происходит слияние Селенги и Орхона. Основные же промышленные объекты Монголии находятся в бассейне Орхона. И хотя наши исследования этих рек не выявили каких-либо критических гидрохимических параметров в качестве их вод, но космические снимки участка слияния этих рек дают четкое представление, что собой представляет вода р. Орхон.

Безусловно, и сама Селенга ниже по течению от ГЭС уже не останется прежней, так как возведение плотин и подготовка ложа водохранилищ подразумевает значительные горнотехнические изменения ландшафта реки. И именно изменение в качестве воды, поставляемой Селенгой в РФ, видится основной проблемой, возникающей после постройки ГЭС в Монголии.

…И о чем договорились в 
Улан-Баторе

Монголы не скрывали, что к каким бы результатам переговоры не пришли, работы над реализацией проектов водно-энергетического комплекса будут продолжаться. В этой работе задействованы фирмы третьих стран и средства международных организаций. При ситуации, когда маловодный цикл не обещает климатических послаблений в ближайшем будущем, любые риски для Байкала остаются гипотетическими рисками, не более. С нехваткой же электроэнергии и воды для населения страны в жизненно важных размерах никто мириться не станет. Если ответственно анализировать все составляющие проблемы и ее последствия.

Обращает на себя внимание и группа компетентных в своем деле иностранных специалистов, участвовавших в дискуссиях по предмету спора, который явно обнаруживал: эти люди — в деле. А возможно, и соавторы современных проектных решений. Они сразу определяли, где старые из архивов восьмидесятых годов прошлого века сведения, которыми еще козыряет «Гидропроект», чьи решения были на уровне «старшего брата», а ныне уже неприемлемы. Представители Всемирного банка держались хоть и особняком, но всем ясно было: они хорошо просчитали проект, его выгоды и риски и были бы заинтересованы еще раз все перепроверить. Как и исполнительный директор французской консалтинговой компании «Трактебель инженеринг» О. Жульен вместе со своим гидрологом М. Риффард. Эти люди были в своей стихии. И не скрывали: их интерес — коммерческий. И посмеивались в усы, когда кто-то пытался козырять расчетами Гидропроекта: мол, его время утекло, как вода из Байкала.

Стороны согласились о нижеследующем:
— Начать дополнительные исследования по влиянию Эгийнгольской ГЭС (та, которая на воде озера Хубсугул) на биоразнообразие Селенги и Байкала. Эти исследования будут проведены нейтральной компанией, независимой от обеих сторон, с участием монгольских и российских специалистов.
— Монгольская сторона предоставит отчет о гидрологическом влиянии Эгийнгольской ГЭС на реку Селенга и озеро Байкал, а также техническое обоснование проекта ГЭС.
— Провести открытые консультации по техническому заданию на разработку и оценке воздействия на окружающую среду и социальных последствий проектов «Строительство Шуренской ГЭС» и «Создание водохранилища с регулированием стока на реки Орхон» в Республике Бурятия и Иркутской области РФ с участием Всемирного банка.
И успеть с этой работой к предстоящей 40-й сессии Комитета Всемирного наследия ЮНЕСКО. Она состоится в июле 2016-го в турецком Стамбуле.

При этом стороны договорились не предпринимать никаких действий, которые могли бы оказать негативное воздействие (значительные вредные последствия для окружающей среды) на экосистему Байкала. В коридорах власти России начались интенсивные консультации по теме.

Стороны договорились, пора договариваться и нам самим.

Все более очевидным становится всем: Байкалу нужен полнокровный, компетентный защитник — хозяин с конституционными полномочиями. Нынешняя непростая ситуация прямо-таки вопиет об этом.

Ом-буд-смен!

Предложение об учреждении такой федеральной должности высказали со страниц «Российской газеты» авторитетные и уважаемые граждане, компетентные ученые России.

Первым к этому выводу пришел академик Михаил Грачев, будучи без малого тридцать лет директором академического Лимнологического (Байкальского) института. Таким образом мы выдадим нашему чудо-озеру, кормильцу и поильцу, высшие гарантии государства и общества. Его поддерживают экологи.

Селенга течет, а Байкал ждет.

Вопрос без ответа


В академическом словаре-справочнике прочитал: суммарный годовой сток всех рек Земли в Мировой океан — 42 тысячи кубических километров. Всего-то меньше двух Байкалов! Так мало для планеты, и так важно, так много для нашего Байкала. На всю Землю, на ее пять океанов, чтобы поддержать их в стабильном творческом рабочем состоянии — всего два Байкала! Даже чуть меньше. Да это же важнейший фактор мировой экологической — и не только! — стабильности, наш Байкал.

На фоне этих чисел вода нашего озера и он сам со своей особой природной территорией обретают иной смысл и иной счет в наших национальных ценностях, с которыми ничто не сравнится — ни нефтяные реки и озера, ни газовые купола, ни тонны беленой целлюлозы, ни киловатт-часы гидроэлектростанций. Хотя они нам ой как нужны — на них базируется наше материальное благополучие и оборонная мощь.

Народ, видимо, и без знания такой горделивой арифметики давно осознал и возвел в степень национального достояния неповторимый сибирский феномен с единственной в мире особой цивилизацией. И готов стоять за него горой: Байкал прожил долгую счастливую жизнь без нас, каким мы оставим его потомкам? Вопрос риторический: нам сегодня адресовать его некому.

Анатолий Юрков/ «Российская газета», 6 июня 2016 года


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования