Золотая жизнь
© Оксана Мамлина. Сток рукава ПГШ-11
Золотая жизнь
14 Июл 2017, 13:25 Нужно иметь чутье на золото, дар видеть и чувствовать его. Вокруг него много мистики, легенд, но одно остается неизменным — золото всегда притягивает людей. Как выяснила Оксана Мамлина, «гнилые» в артелях не задерживаются. Тайга и отточенная годами чуйка старателей быстро выведут на чистую воду. Очерк из Хакасии.

Поезд медленно, скрежеща колесами, тормозит. За окном темень, очертания низких крыш вперемешку с ершистыми хребтами сопок. Проводник с особой ответственностью сообщает: «Шира! Всё, приехали. Ваша станция. Стоим две минуты, поторопитесь». Тороплюсь! Соскакиваю с подножки, насколько возможно эффектно, с двумя полными рюкзаками, звоню встречающему меня знакомому, гружусь в автомобиль, и мы едем 45 км по гравийке до маленькой хакасской деревни Ефремкино. Там ночлег, а с утра прииски. В моем распоряжении целый дом с большими двухэтажными нарами и баня. В основном здесь живут спелеологи и рафтеры, обстановка спартанская, но вполне обустраиваемая! Во дворе обнаруживается баня, а также стоящая возле забора заляпанная грязью «Нива». Про себя отмечаю: если проводник с машиной вдруг по какой-то причине не сможет, есть надежда на это средство передвижения! Узнаю что на «Ниве» приехали ребята из Питера, путешествуют по Хакасии.

Обессиленная дорогой, падаю. Проводнику, с которым был уговор еще в Новосибирске, буду звонить утром. Проваливаюсь в сон. В шесть утра будит нет, не привычное рычание моторов за окном, а тишина Удивительная глубокая тишина, которая потом будет сопровождать меня в течение всего пребывания в деревне и на приисках. И крик коршуна. Видно, гоняет мышь в траве. Босыми ногами по росе, завтрак, веранда, овсянка и чай. Настраиваюсь на звонок. Это не город. Это другая республика, и все, что было сказано по телефону, здесь может не иметь значения. Другой менталитет, другие места. Слова ничего не значат! Ничего не весят, в отличие от золота.

Звоню. «Здравствуйте, все в силе? Я приехала, и мы можем работать. Я в Ефремкино, приезжайте» «Да, все в силе, да только как я приеду-то? Машины нет!» «Как нет? Почему ничего не сказали заранее?» «Я говорил, да, наверное, не услышали вы» «Хорошо, ждите моего звонка». Непередаваемый момент. Ощущаешь себя маленькой мошкой в этом огромном мире, когда стоишь посреди деревни с полными рюкзаками аппаратуры и понимаешь, что у тебя нет сейчас ничего, можешь брать в руки фотоаппарат и идти снимать цветочки в течение недели. До приисков около 100 км. По горам!

Взгляд вновь приковывается к «Ниве» у забора. Отступать некуда впереди золото, позади сотни километров дороги и редакция! На завтрак выходит симпатичная пара из Питера Катя и Рустам. Знакомимся, и я незамедлительно предлагаю им незабываемое путешествие в артель. А затем на рудники марганцевый и золотой! Ребята без промедления соглашаются, назначаем время выезда на завтра на семь утра. Блогерам все нипочем, и мне это нравится. Мы сработаемся. Звоню проводнику, сообщаю, что завтра мы будем в семь тридцать, машина найдена. Чтобы день не пропал, иду снимать близлежащие красоты, сажусь на камень у реки, смотрю на воду и понимаю: все идет как должно, нужно быть сильной и терпеливой, как вода. Я это запомню на все дни в удивительном и загадочном крае. Да и на всю жизнь, наверное. Мошкой уже себя не ощущаю.

На следующее утро ровно в семь выдвигаемся. Пыль столбом, проводник подобран и посажен на переднее сиденье. Двигаем в контору к руководству артели «Никольская», где, после пятиминутных переговоров, нам любезно предоставляют личный «Ниссан Патрол» с водителем. Как потом выяснилось, не зря. «Нива» бы, скорее всего, не прошла по гравийке и раскисшей после дождей глиняной жиже. Местами даже джип садился по капот, но грамотный водитель Алик выходил из любой ситуации. Через час тряски и ухабов подъезжаем к артели. Послушно поднимается шлагбаум, и мы оказываемся там, куда простому смертному совсем не просто попасть.

Артель «Никольская» , как и само место добычи, образовалась в конце XVIII века, когда на юг Хакасии приехал известный в то время золотопромышленник Константин Иваницкий. Тогда же началась массовая добыча рудного золота по всему югу республики, благо, обнаружено его было на многие годы вперед. Тогда кварцы с вкраплениями золота обнаруживали в горных ручьях, даже смывы брать не нужно было металл и так было видно.Взгляд у артельщиков другой пронзительный, изучающий. Ты еще не подошел, а он тебя уже прочел, прошелся по всем изгибам твоего тела и души, и наперед понял, что ты за человек. Поэтому «гнилые» в артелях не задерживаются. Тайга и отточенная годами чуйка старателей быстро выведут на чистую воду.

Вообще, по словам директора золотодобывающей компании ООО «Сибирь» Сергея Тухтарова, есть 29 видимых признаков наличия золота в каком-либо месте. Со мной он поделился тремя основными.

1. Наличие так называемых «черных песков». Золото почти всегда связано с железом, и в реках с золотым песком чаще всего перемешан черный песок (магнетит, гематит).
2. Содержание кварца. Золотые жилы часто образуются внутри кварцевой породы.
3. Старицы рек и высохшие русла. Именно там можно найти тот самый кварц, указывающий на золото.

А еще нужно иметь чутье на золото, дар видеть и чувствовать его. Оно ведь не всем дается. Скрывается, уходит, вновь появляется и манит. Вокруг него много мистики, легенд, но одно остается неизменным золото всегда притягивает людей. И показывает, кто есть кто.

В столовой «Никольской» все основательно, каждая ложка-поварешка знает свое место, хлеба на расстойке стоят скоро в печь, кашка гороховая подошла, щи ароматные, настоянные, сытные, золотистые куриные ножки, квасок домашний прохладный, булочки к чаю. Артельщики сначала к обеду зовут, а затем уже съемка, да рассказы разные. Мне и полчашки супа достаточно еда наваристая, да оно и понятно, попробуй добытчика накормить абы как. Уйдет, артелей-то много! Пока съемочная группа наслаждается калорийной старательской пищей, я лезу фотоаппаратом в кастрюли и печку. Мне все нужно, все интересно. Это часть быта, жизни старателей, в общем-то, приятная часть, коих не так уж много в закрытом мужском коллективе. Повара, замечу, тоже мужчины, с непростыми судьбами, как и у большинства здесь. Улыбаются мне хлеб поспел! Успеваю, обжигаюсь немного, но хрусткая корочка мгновенно исчезает, удивляюсь своему «волчьему» аппетиту здесь! Да, кухне твердая пятерка, но ведь не за этим пожаловала. Вваливаюсь буквально в джип, который стоит под углом градусов в сорок, и двигаем дальше, на участок, где ведутся так называемые вскрышные работы, где, проще говоря, и происходит промывка песков.

Если вы хоть раз видели, как работает гидромонитор ПГШ-11, то согласитесь со мной, что это картина абсолютно апокалиптичная, масштабная и повергающая в шок. За полтора, два километра от места промывки слышится грохот летящих из сопла пушки гидровашгерда камней и рокот вырывающихся струй воды! И вот тут В общем, ассоциации разные до самых неприличных. Меня, скажу вам, заворожило. Чуть под камнепад не попала, вовремя вспомнила, что камера существо нежное, к сожалению, убиваемое, поэтому на всякий случай спряталась в будке гидромониторщика. Там печка, пахнет вениками и чаем, монитор не плюется. Вообще я как фотограф часто «залипаю» на видимое. Рукоять пушки и руки, четко знающие куда направить струю, плавные движения по кругу, взрывы воды в конце тоннеля. Ели гнутся под ударами камней, природа пугливо отступает. Это борьба! Борьба человека и стихии, где любой может проиграть.

Старатели рассказывали, что весной медведи приходят, их отпугивают сигналами машин. А однажды медведица на рукоятку управления гидромонитора залезла, так старатели в домике сутки сидели, пока рассерженная «дама»не покинула пределы прииска. Монитор уцелел, слава богу.

Схрон на пригорке окружен колючкой. Знаю, в святая святых не пустят. Но все же прошусь. «Владимир Сергеич (заместитель директора ООО Сибирь Владимир Тухтаров), ну хоть в ограду, а? Я мешочки со шлихом (золотоносный песок) поснимаю?» «Хорошо. Но только в ограду! Сама понимаешь, в склад не могу. Закон». Хожу вокруг, снимаю крупу черную в упаковках. Вроде блестит. Чего они тут такого нашли? И как это золото разглядеть? Песок, он и есть песок! Видно, не всем дано. Снимаю колючку и мужественное лицо охранника, оно меня привлекает больше, чем полимерные пухлые мешки. И правда, не всем золото дается. Мужики шепчут: где золото, там кровь, добывать добываем, но к рукам чтоб не прилипало. Потому и держимся здесь, что к этому металлу равнодушны. Раньше, при Иваницком, с тонны руды килограмм золота был, а сейчас на куб горной массы один грамм, на тонну руды два грамма. Перемываем то, что деды наши смывали.Домики деревянные, ладно построенные, скромный мужской быт, сушится одежда и сапоги, в окнах таежная синь, куда ни глянь. На стенах фотографии кстати, голых девчонок почти нет, в основном дети, у кого-то иконки в изголовье, карта мира во всю стену, да чашки с теплым кофе на рекламных плакатах. Кепки и куртки развешаны аккуратно, как детском саду, по крючочкам. Во всем не просто порядок немецкий орднунг и железная дисциплина. Иначе артели не выжить. И не добыть ничего.

БелАЗы и «Уралы» размазали колесами глину на несколько километров в карьере. Вода хлещет, тону в жиже по щиколотку, но надо успевать, руду в отсек ПГШ выгружают каждую минуту. Раз в сутки съемка шлиха из рукава. Все под охраной и очень серьезно.

Водитель ЗИЛа Володя смачно курит. Глаза хитровато прищурены, этот взгляд старательский ни с чем не спутаешь. А еще улыбка! Широкая, открытая, детская и золотозубая! И так у всех. Пожалуй, исключение представляют лишь недавно прибывшие, да те, что помоложе, у которых зубы еще крепкие! Остальные же Смотрю в объектив ну, суров, серьезен мужчина, а стоит чуть улыбнуться, и в ответ, как сияние самородка, открытая, беззастенчивая золотозубая улыбка до ушей.

Грузимся в машину. Пора дальше, в путь, прощай, таежное племя искателей, прощай, страшный рокочущий ПГШ-11, я больше тебя не боюсь. Ты, конечно, мастер камнями швыряться, только я теперь твоего хозяина, гидромонтажера Ромку, знаю, и ты совсем не страшный! А лоточек старательский с самородком я все равно видела, только на другом прииске и несколькими годами раньше. Так что не прощаемся, все когда-нибудь повторяется. Если золото много лет на одном и том же месте находят, то людей, вернувшись сюда, я и подавно найду! На обратном пути вновь по уши садимся в лужу, протыкаем колесо прииск не отпускает. Но впереди рудники, новые места и люди, надо ехать.

Оксана Мамлина, специально для Тайги.инфо


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования