Не моя война
02 Сен 2014, 10:48 Следующий важный шаг — объяснить, почему тот, кто по ту сторону черты — враг. Причём не просто «враг», этого мало. Ему надо отказать в праве на всё человеческое. По ту стороны черты должны быть одни звери, нелюди. И вот тогда уже к войне почти всё готово, остаётся только бросить спичку. Долго не хотел писать этот текст, да и сейчас ещё не хочу. Как сказал один эксперт на российском телеканале, «моё мнение не понравится вашим зрителям, поэтому я воздержусь».

Но уже невозможно не писать.

Речь о том, что происходит в Украине, а в связи с этим — у нас в России.

Как-то за годы работы в Тайге.инфо свыкся с тем, что моё мнение нравится большинству читателей. Это комфортная ситуация, я привык, чего уж там. И совсем не хочется выступать против мнения большинства, с высокой степенью вероятности получив ярлык «национал-предателя», «пятой колонны» и тому подобное.

Но, как верно уже замечено, события на востоке Украины превратились в воронку, которая сжирает привычное нам прошлое и настоящее. Никто не способен предсказать, чем именно всё закончится. Но как прежде — уже не будет.

Как вы уже наверно поняли из сбивчивого вступления, я не считаю, что Россия права в своих действиях. И не считаю, что право большинство россиян (и большинство из вас, мои уважаемые читатели).

Надеюсь, вы будете столь любезны, что разрешите мне иметь своё мнение.

События на востоке Украины превратились в воронку, которая сжирает привычное прошлое и настоящее. Никто не способен предсказать, чем всё закончится. Но как прежде — уже не будет

Начну издалека. Сам я к Украине никакого отношения не имею, был в Киеве один день. Мой дед до войны жил в Одессе, его первую семью всю убили в катакомбах (он был еврей). Сам он в это время служил в армии на Дальнем Востоке, после войны женился на девушке из сибирской деревни. Все остальные мои предки — уроженцы Сибири и Дальнего Востока минимум с середины XIX века (дальше не отследил). Прапрадед был директором гимназии Барнаула.

В армии довелось служить с украинцами. Наш старшина был украинец и старался набирать в эскадрилью (в эскадрильи служили 25 солдат и примерно 100 офицеров) украинцев. Меня старшина взял по ошибке — фамилия Мазур распространена в Украине, Польше и Белоруссии.

В одном со мной призыве были сержанты Кучка и Задеряка. У нас вообще каждый второй был сержант и несколько ефрейторов, а мне повезло остаться рядовым. Двумя призывами старше было несколько парней с Западной Украины. Спокойные, как удавы. Ничего плохого про них вспомнить не могу, а ведь они были «дедами», когда мы были «духами».

Когда начинается очередная заварушка, вспоминаю своих сослуживцев. В 90-е вспоминал чеченцев, думал — где они, как? Не воюют ли? Теперь вот вспомнил украинцев. Наверно, не воюют, война ведь «дело молодых», когда так тянет под вражеские танки.

Но хоть я и не украинец, никакого восторга и энтузиазма по поводу «борьбы с фашизмом» и «бандеровцами» не испытываю. Быть может, дело в «еврейской четверти», и не зря Гитлер лишал гражданских прав тех, кто хоть на четверть.

Но, скорее, в другом.

Мы привыкли думать, что мир — это нормальное состояние человечества. Но это роковое заблуждение, чреватое большой войной, к которой неумолимо катится Россия.

Нормальное состояние человечества — это война. Человеческий вид — плод войны. Наши предки выжили и дали потомство, потому что победили в войне (и съели) своих конкурентов. В дохристианскую эпоху убийство считалось доблестью. После Рождества Христова ситуация, к сожалению, не сильно изменилась, и мы видим в интернете фотографии ополченцев, позирующих на фоне убитых украинских сверстников.

Разжечь пламя войны нетрудно. Вспомним себя год назад. Война с Украиной? Война русских и украинцев? Это решительно невозможно! Да никто не выполнит этот приказ!

На деле всё просто. Послушайте короткую инструкцию о том, как развязать войну.

Первым делом надо провести между людьми черту. Надо поделить на правых и неправых, на своих и чужих. Черта может быть любой. По национальному признаку. По религиозному. По идеологическому или классовому. Желательно, конечно, чтобы различия были видны визуально. Цвет кожи, способ одеваться, манера говорить.

Опять позволю себе пару воспоминаний. В детстве мы с пацанами хулиганили, залезали в подвал и оттуда через трубочки плевали в прохожих кусочками «липучки» (той, что в строительстве применялась для герметизации швов). Нехорошее занятие, конечно, прошу прощения, если в кого попал тогда.

Нас поймал на выходе из подвала дед. Очень злобный дед, он нас тряс и что-то злобно кричал. Из подъезда вышла молодая пара, и молодой человек попытался нас защитить. Дед яростно переключился на него: «А! Э-Л-Е-Г-А-Н-Т-Н-Ы-Й!!! Мы таких элегантных в 17-м году на фонарях вешали!»

Молодой человек попытался нас защитить, и дед яростно переключился на него: «А! Э-Л-Е-Г-А-Н-Т-Н-Ы-Й!!! Мы таких элегантных в 17-м году на фонарях вешали!» И я поверил — да, вешали

И я поверил — да, вешали.

Другой случай был в 90-х, в электричке. Сцепились два дедка, не помню, по какому поводу. И один другому закричал: «Ты бандеровец! У тебя говор бандеровский! Мы бандеровцев по такому говору узнавали!» Тогда тема бандеровцев еще не была столь актуальна, и речь шла, конечно, о настоящих.

Сербы и хорваты говорят на одном языке, жили в одной социалистической Югославии и вряд ли понимали, чем именно католичество хорват отличается от православия сербов. Что не помешало им неистово убивать друг друга, распознавая врага по нескольким словам, произносимых сербами и хорватами по-разному.

Нам казалось — дикие народы какие-то, ну как так можно.

Можно. Запросто.

В чеченской войне мы видели, как «черта» прямо в ходе войны переместилась. Из межнациональной (чеченцы против русских, или Чечня против России) она превратилась в религиозную — «настоящие мусульмане против неверных». А с нашей стороны война против сепаратизма превратилась в войну с терроризмом.

Так и на востоке Украины черта, разделяющая людей, находится в движении. То война идёт за присоединение к России, то за федерализацию, то за независимость Новороссии.

Теперь вот, оказывается, за право оставаться в Таможенном союзе.

Но провести черту — это только первый шаг, и далеко не главный. Такие «черты» сплошь да рядом — национальность, религия, цвет кожи и глаз. Даже приверженность определённому футбольному клубу может быть поводом для кровопролития.

Но война не всегда возникает там, где есть черта.

Следующий важный шаг — объяснить, почему тот, кто по ту сторону черты — враг. Причём не просто «враг», этого мало. Ему надо отказать в праве на всё человеческое. По ту стороны черты должны быть одни звери, нелюди. И вот тогда уже к войне почти всё готово, остаётся только бросить спичку.

Следующий шаг — уже сущая мелочь, тут даже стараться особо не надо. После того, как на той стороне оказались одни нелюди, он произойдёт сам собой, скорее всего.

Надо кого-нибудь убить.

Закидать гранатами чужой блок-пост. В ответ они жахнут из танка по нашему. А мы похороним погибших героев, поднимем кулаки к небу и поклянёмся отомстить.

И они поднимут кулаки к нему и поклянутся отомстить. И за местью дело не станет.

Ничего нового наши телепропагандисты не придумали. Хотя исполнение, надо признать, очень талантливое, и каждый, кто имел к нему отношение, гореть будет в аду. Надеюсь, он существует

И каждая месть будет порождать новую месть, и образ врага за чертой будет наливаться чёрным. И польются реки крови, и черта проляжет между вчерашними друзьями и братьями.

Это старо, как мир, и ничего нового наши телепропагандисты не придумали. Хотя исполнение, надо признать, очень талантливое, и каждый, кто имел к нему отношение, гореть будет в аду. Надеюсь, он существует.

И вот убьют на этой войне друг друга русский ополченец Николай и украинский доброволец Микола, и попадут они на Страшный Суд.

И спросит Господь наш Иисус Христос: «За что, Николай, убил ты брата своего Миколу?». И ответит Николай: «Не брат он мне. Он фашист, желающий поставить на колени моих братьев русских, он бомбит мирные дома и распял трёхлетнего ребёнка в Славянске». «Откуда ты знаешь об этом, Николай? Ты спрашивал Миколу?», — спросит Господь наш Иисус Христос. «Не говорил я с ним, но видел это по телевизору».

«Ну что же, каким судом судишь, таким и судим будешь, — скажет Господь наш Иисус Христос и спросит: — За что, Микола, убил ты брата своего Николая?». «Не брат он мне, — ответит Микола. — Он русский фашист, принёсший войну на землю Украины, он берёт мирных жителей в заложники, пытает и убивает тех, кто с ним не согласен, прячется за спинами женщин и детей, устраивая огневые точки в мирных домах. Он хочет отнять свободу Украины, поставить нас на колени. Он раб и пёс Путина». «Откуда ты знаешь об этом, Микола? Ты спрашивал Николая?». «Не говорил я с ним, но видел это по телевизору».

И услышат они: «Аминь».
Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования