Игорь Патрушев комментирует свои тяжбы с Сергеем Кибиревым и Яковом Лондоном
23 Май 2005, 08:57

Специально для ТАЙГИ.info журналист Игорь Патрушев прокомментировал ситуацию вокруг предвыборных скандалов с обвинениями в его адрес со стороны Якова Лондона и Сергея Кибирева.

Я верю в неизбежность торжества правды, добра и справедливости

В последнее время в СМИ и интернете появились недобросовестные комментарии вокруг историй моих взаимоотношений с Яковом Лондоном и Сергеем Кибиревым со ссылками даже на якобы данные мною интервью. Вынужден опровергнуть эти инсинуации: никому, кроме сайта ТАЙГА.info, я интервью не давал. Чтобы пресечь в дальнейшем распространение слухов, досужих домыслов и откровенного вранья я вынужден вкратце рассказать правду, пусть и горькую, о том, как все было на самом деле.

1. Я стал жертвой изощренно спланированной провокации, чудовищной по замыслу и иезуитской по исполнению

Действительно, Яков Лондон предъявил мне иск по защите чести, достоинства и деловой репутации в отношении газеты «Гражданский Суд», которая вышла во время выборов мэра Новосибирска. Тогда, напомню, именно Яков Лондон и Сергей Кибирев в одной связке штурмовали мэрию, пытаясь захватить всю власть в Новосибирске в свои руки. Они использовали при этом самые грязные методы и технологии, но обвиняли в этом почему-то меня. Очередная судебная разборка по иску Лондона прошла 19 мая – суд вынес решение не в мою пользу, но я еще буду его опротестовывать.

Для меня оказалось неожиданностью, что бывший претендент в мэры и партнер Лондона Сергей Кибирев вдруг также вмешался в эту «игру» и повел свою атаку. Он наябедничал на меня в Генеральную прокуратуру и теперь пытается возбудить против меня уголовное дело по факту якобы некой клеветы, обещая вскоре подать иск еще и в суд по защите пресловутой чести, достоинства и репутации. Мне странно это слышать: у этих господ репутация уже давно сложилась такая, что еще более ухудшить ее просто невозможно. С.Ф.Кибирев, по доносящимся до меня слухам, приписывает мне авторство документального фильма про него, газеты и каких-то публикаций, которых я и в глаза-то не видел, как и сам фильм.

Эта чудовищная провокация, по моему мнению, является ярким примером того, как правоохранительные, судебные органы и несовершенство законодательства используются опытными интриганами в качестве инструмента и политического оружия по преследованию неугодных им журналистов, инакомыслия и свободы слова. Мне просто, на мой взгляд, мстят за то, что этим господам не удалось прибрать к рукам городской бюджет и власть. По изощренности этой провокации я сужу о том (это лишь моя личная оценка), что за этой провокацией стоит не кто иной, как сам Я.Р.Лондон. Потому как самому в одиночку С.Ф.Кибиреву такую аферу придумать и исполнить без сучка и задоринки явно не по мозгам.

Коварство и изощренность методов этих профессиональных ябед и жалобщиков подчеркивает даже такой мелкий факт: недавно мне позвонили из прокуратуры и сообщили о вызове дать объяснения по этому делу именно в день моего рождения. Такой вот подарочек подсунул мне г-н Кибирев. Впрочем, учитывая известную предрасположенность этого депутата к мистификациям и телефонным аферам, я не исключаю, что звонили мне люди Кибирева от имени прокуратуры.

2. Зачем я пошел на выборы

На выборах депутатов горсовета в этом году я шел при поддержке известных московских правозащитников как президент межрегиональной общественной организации по защите прав человека и развитию гражданского общества «Правозащитный Форум». Я намеривался использовать выборы как политическую трибуну, чтобы привлечь внимание общественности к неблагополучной ситуации в области защиты прав человека и опасному для будущего страны зачаточному, патологическому состоянию гражданского общества.

Кроме того, я намеривался обратиться ко всем участникам избирательной гонки, политтехнологам и журналистам с призывом отказаться от применения грязных политтехнологий и недостойных методов политической борьбы. По моему убеждению, профессия журналиста близка профессии врача: долг журналиста лечить социальные болезни общества, а когда необходимо – не бояться «хирургическим скальпелем» вскрывать опасные для жизни язвы. Но ни в коем случае нельзя путать профессию журналиста с работой рекламиста-пиарщика, не имеющей ничего общего с настоящей журналистикой. Я специально взялся за разработку нравственного Кодекса чести журналистского сообщества, который должен быть сродни «клятве Гиппократа» цеха врачей-медиков. Этот документ во время выборов я хотел предложить общественности для обсуждения. Но, увы, не успел.

Другим аспектом моего непосредственного участия в выборах стала неприятная для меня необходимость изнутри прочувствовать весть технологический процесс избирательной борьбы. Ведь уже несколько лет я занимаюсь научно-исследовательской работой, собираю материал и готовлю диссертацию по теме: «Мифология, мифотворчество и механизмы формирования образов в избирательных политтехнологиях и практике избирательных компаний». Я пошел на этот рискованный эксперимент не с бухты-барахты, а по убеждению. Потому что у российских естествоиспытателей стало уже исторической традицией проводить опасные испытания на себе: мои коллеги по научному цеху сами ездили в опасные научные экспедиции, вводили себе опасные вирусы с целью изучения болезни и поиска противоядия, принимали рискованные дозы облучения. Я просто следую историческим традициям.

Деньги мне для проведения этой благородной благотворительной акции пожертвовали активисты правозащитного движения. Я благодарен им за бескорыстную помощь в моей попытке поднять на ноги обессилевшее от тяжкой болезни гражданское общество.

3. Как в ходе провокации меня отстранили от участия в выборах и обвели вокруг пальца…

Но, к сожалению, в середине марта я серьезно заболел и вынужден был обратиться к помощи врачей. С 18 марта и практически все выборы я находился на постельном режиме под капельницей (подтверждением чего является больничный лист и медицинское заключение). Кажется, меня отравили для того, чтобы нейтрализовать и лишить возможности активной работы на выборах. Кто это мог сделать – я могу только догадываться. Поэтому я не мог даже физически участвовать во всем том, что мне приписывает г-н Кибирев. Я был в ужасно больном состоянии и не мог не только эффективно и продуктивно заниматься умственной работой, но даже спать и двигаться.

Единственно, что удалось успеть сделать, так это авансом проплатить запланированные агитационные мероприятия на одном дециметровом канале (из расчета экономии средств), радио и выпуск только одной листовки. Но, как потом оказалось, желая досрочно сняться с выборов, я даже не смог по причине болезненной немощи вернуть проплаченные деньги и вовремя забрать избирательный залог. Так что все деньги пропали. Теперь я оказался в очень неприятном положении: невыполненные обязательства перед коллегами-правозащитниками и непредвиденная бесполезная растрата денег.

Такая психологическая травма полностью выбила меня из рабочего состояния. Я очутился в положении морально-этического и психического нокаута. Так что до сих пор не могу прийти в себя, собраться и сосредоточиться, чтобы должным образом подготовиться к предстоящему судебному процессу. Даже сейчас в этом интервью я с трудом подбираю слова и удерживаю на плаву мысли, которые не в силах привязаться друг к другу и разбегаются в голове как Чубайс с Явлинским. Я на этих выборах, на мой взгляд, понес даже гораздо большие потери (их ведь нельзя мерить лишь в рублях), чем обвиняющий меня г-н Кибирев. Так что мы с ним в этом смысле братья по несчастью. Вместо того, чтобы посочувствовать мне и разобраться в собственных промахах на выборах, он лицемерно пытается свалить на себя свои грехи и сделать «козлом отпущения» в этой бесстыдной и беспринципной провокации. Это бесчестно, недостойно и аморально с его стороны.

На самом деле все мое участие в этом загадочном и темном деле заключалось лишь в том, что я неосторожно и необдуманно проконсультировал обратившегося ко мне по рекомендациям московских коллег некого телевизионщика по имени Саша. Он прибыл с телегруппой, кажется, из Москвы, чтобы снять документальный фильм о политической жизни Новосибирска. Действенно помочь я ему не мог, так как болел, а потому лишь предоставил некоторые материалы из моего архива и дал телефоны политиков, в том числе и Сергея Кибирева, и информированных лиц, заслуживающих внимание и интерес у прибывших тележурналистов.

Дальнейшие события развивались так. 24 марта, когда я ушел на прием к врачу, в мою квартиру проникли неизвестные мне лица, хорошо ориентирующиеся в обстановке. Ценные вещи похищены не были (впрочем, их у меня и нет), поэтому я не обратился в милицию. Зато были похищены (как выяснилось впоследствии, поскольку из-за своего болезненного состояния сразу провести инвентаризацию всего я не смог) часть моих видео-фото и аудио архивов, материалов диссертации, а также были уничтожены архивные материалы на жестком диске компьютера.

Потом 27-29 марта (точно не могу вспомнить) с утра мне позвонил человек, представившийся Сергеем Кибиревым голосом, очень похожим на голос Сергея Феодосьевича, и попросил меня (сославшись на подсказку уже знакомого мне телевизионщика Саши) оказать содействие его поклонникам в желании организовать первоапрельскую дружескую шутку-розыгрыш в отношении самого Сергея Кибирева. Розыгрыш должен был по сценарию состоять из фильма про Кибирева (рассказы близких знакомых, коллег по работе и политиков) и газеты-листовки на эту же тему, но в парадоксальной форме ерничества, подколов и стеба, чтобы зритель не сразу мог догадаться о шутливом характере фильма и газеты.

Впрочем, хоть болезнь и основательно подкосила меня, я вряд ли мог не узнать голос Кибирева, которого знаю очень давно. Поэтому этот звонок воспринял как обращение за помощью старого знакомого. Он довольно убедительно объяснил мне, что через его избирательный счет оплатить эту шутку-розыгрыш невозможно, потому что лимит уже исчерпан. А я же намерен, по его сведениям, сниматься с выборов, но не могу организовать из-за болезни своевременный возврат уже проплаченных денег и даже рискую их вообще потерять. Поэтому он попросил в знак дружеского содействия дать ему возможность воспользоваться моим счетом. Оплаченные уже мною деньги он, как опытный искуситель и соблазнитель, обещал компенсировать – и я по доверчивости попался на эту удочку. Разумеется, потом я не получил не только компенсацию и слов благодарности за помощь, но даже напротив – на меня же были вылиты ведра грязи и изощренной клеветы. Приходится признать, меня развели как последнего лоха.

Мотив и цель столь изобретательного розыгрыша и одновременно оригинальной пиар-акции, по словам человека с голосом Кибирева, были в том, что такой неординарный ход позволит восстановить ему утраченные в ходе предвыборной борьбы с конкурентами рейтинговые позиции и внести своей неожиданностью в замешательство и растерянность штабы ближайших преследователей в этой гонке. В силу своего идеализма и нравственного воспитания я не смог отказать в помощи человеку, оказавшемуся в трудном положении и попросившему помочь ему.

В тот же день я по своей душевной простоте подписал доверенности, заверив их печатью «Правозащитного Форума», присланному ко мне оборотнем (или все же Кибиревым?) человеку. Поскольку сам контролировать процесс подготовки первоапрельского розыгрыша был не в состоянии из-за болезни. Кстати, мнимый (?) посланник Кибирева показал мне некоторые черновые заготовки видеоинтервью с людьми, рассказывающими о Кибиреве, но ничего предосудительного и крамольного я там не увидел.

К сожалению, я не почувствовал подвоха и намерения разыграть меня самого. Увы, моя девственная наивность, рассеянность в житейских делах и политическая неопытность в искусстве интриганства и мошенничества сыграли со мной злую шутку. К тому же болезнь не позволила мне адекватно воспринимать действительность, анализировать ситуацию и возможные последствия. Разумеется, мне даже в голову не пришло записать этот и другие разговоры (в отличие от предусмотрительного Сергея Феодосьвича), а тем более подозревать в неслыханном вероломстве своего собеседника. Вероятно, сыграл свою роль в качестве психологически эффективного оружия для обработки моего затуманенного болезнью сознания и сам статус Сергея Кибирева, как известного депутата и политика. В чем теперь с опозданием каюсь.

В результате такой изощренной мистификации, которую я воспринял как обыденную практику взаимопомощи участников выборов, находящихся в состоянии нейтралитета, неожиданно для себя я оказался мишенью для беспринципных и безнравственных «киллеров». Увы, мои идеалистические представления о добре и зле, человеческой порядочности и изначальной чистоте человеческой природы столкнулись с грубыми реалиями жестокой действительности. Моя целомудренная доверчивость и жизненная неискушенность стали причиной возможности столь коварного обмана и мошенничества интриганов-иезуитов с добрыми лицами, похожими на лица Кибирева и Лондона. Я стал жертвой злых и беспощадных волков в овечьей шкуре.

Должен также признать приоритет автора (предполагаю, что все же С.Кибирева, но не настаиваю на своем мнении) в столь изощренной и искусной технологической находке. Еще никто из политиков не додумался до такого хода: облить себя грязью, сделать на скандале пиар, а потом еще попытаться возбудить против себя уголовное дело. Безусловно, этот талантливый прием найдет достойное место в коллекции моего архива в назидание потомкам.

4. Причиной мести и провокации стало разглашение секрета о близости Якова Лондона к Борису Березовскому

Эту тайну, видимо, опасную для Якова Руимовича (судя по последствиям и моим собственным ощущениям) краешком затронула газета «Гражданский Суд». Но ведь об этом секрете уже говорили все кому не лень в СМИ и интернете. Так что ничего нового газета не обнародовала. Но, кажется, даже такой безобидный намек в газете на существование подобной связи Я.Р. простить не смог и задумал месть (так, во всяком случае, представляется мне). Хотя наличие общего бизнеса или соприкосновения с Борисом Березовским, на мой взгляд, не является чем-то противозаконным и предосудительным.

Я тоже совершал ошибки и попадал в сети Березовского

В защиту Якова Лондона могу сказать, что я и сам в свое время сотрудничал с московской пиар-структурой, находящейся под патронажем Бориса Абрамовича. Она располагалась в особняке во дворе на Малой Бронной, где-то в 4-х минутах ходьбы (если идти напрямик через дворы) от гостиницы Минск на Тверской. В этой гостинице как раз и селились приглашенные из регионов журналисты. Эта структура раскинула свою сеть по всей стране и содержалась, из слов ее сотрудников, на те самые деньги Аэрофлота, по факту якобы хищения которых впоследствии на Б.Березовского открыли уголовное дело. На самом деле эти деньги действительно шли на исполнение деликатных поручений самого г-на Березовского, его партнера Игоря Шабдурасулова, тогда зама главы администрации президента, а также на пиар Черномырдина, Селезнева, Николая Аксененко и других высокопоставленных политиков, не чуждых группировке Березовского.

Увы, мне тогда, к сожалению, тоже приходилось заниматься неприятными поручениями. В частности, собирать и еженедельно отправлять в центр компромат: досье на заметных политиков и бизнесменов Новосибирска и сибирского региона, истории их взаимоотношений и происхождение капиталов. Видимо, Борис Абрамыч был не менее любопытным и любознательным, чем сам Сергей Кибиров – тоже большой любитель порыться в чужом грязном белье и подслушать чужие разговоры. Впрочем, это занятие было для меня не новым, а потому не слишком обременительным – такую информацию я начал собирать еще с начала 90-х годов. Хотя, конечно, тогда мотивы у меня, клянусь жизнью Чубайса, были исключительно патриотические и благородные: я намеревался помочь правосудию в час расплаты вернуть стране и народу преступно расхищенные государственные ценности и наказать самих преступников-казнокрадов. К сожалению, собранный мною архив достался Борису Абрамычу. А Борис Березовский, похоже, собирая подобную информацию по всей стране, готовился к большим делам и свершениям – но ему помешали, не дали развернуться во всю мощь.

К сожалению, мне приходилось это делать из-за того, что я попал на финансовый «крючок» во время неудержимых кутежей и разгула в ночных клубах Москвы и Питера, где тогда я проводил больше времени, чем в Новосибирске. Увы, столичные соблазны и развлечения, легкодоступные девочки и мальчики, наркота и перманентная пьянка быстро растлевают душу, затягивая в болото плотских удовольствий, и к тому же весьма расточительны. Так обычно незадачливые жертвы и попадают в паучьи сети охотникам за неискушенными душами. Но я все же сумел вырваться из этого «сладкого плена», бросил развратный вертеп, искренне раскаялся и ныне веду почти аскетический и целомудренный образ жизни, соблюдая все божьи заповеди. Что ведет к самоочищению, примирению с собою и действительностью, наконец, душевному покою (чего искренне желаю Кибиреву и Лондону).

Полностью порвать все контакты с московскими резидентами Бориса Березовского я смог только после того, как мне было настоятельно предложено поучаствовать в инсценировке покушения (либо реального покушения – точно не знаю) на некого высокопоставленного деятеля из право-либерального лагеря в качестве «подставы». В этой политической провокации я должен был разыграть из себя активиста патриотического лагеря и агента ФСБ. Моя роль заключалась в «засветке» организующего и руководящего начала ФСБ в подготовке «покушения». Б.Б, вероятно, хотел одновременно устранить конкурента, перехватить управление либеральной оппозицией, а также «подставить» перед общественным мнением Запада спецслужбы России. Мои морально-нравственные принципы, по которым я живу, не позволили мне пойти на эту аморальную аферу и спасли от окончательного падения в бездну. Ведь такая акция больше походила на подрывную диверсию и государственную измену. Я категорически отказался и, несмотря на угрозы, вышел из «игры», вырвался из липкой паутины Б.Березовского и сошел с пути предательства. Чего опять-таки не менее искренне желаю Якову Лондону и Сергею Кибиреву.

Попал ли Яков Лондон в сети Бориса Березовского?

Я не хочу подробно останавливаться на этой неприятной для меня истории, а затронул ее только ради двух вещей. Во-первых, за боязнью Я.Лондона темы связи с Б.Березовским я вижу драматические и серьезные причины. Возможно, Яков Руимович, как и я в свое время, тоже оказался в сетях паука Березовского, как известно, готовящего государственный переворот, и не может освободиться от этих пут. Если это так, то я советую ему последовать моему примеру и незамедлительно порвать с коварным соблазнителем. Иначе будет поздно. Ведь измена государству чревата очень серьезными последствиями. Если Яков Руимович на это решится, то я всегда могу помочь ему своим советом и поделиться опытом самоосвобождения. Ведь никогда не поздно исправлять допущенные ошибки. Грехом является не сама ошибка, а отказ от ее осознания, раскаяния и исправления этой ошибки.

Во-вторых, именно во время работы в пиар-структуре Березовского я впервые услышал о наличии особых отношений Якова Лондона с Борисом Березовским. Из разговоров с административными сотрудниками структуры – моими кураторами (а ведь известно, что прислуге досконально известны все секреты хозяев), - я неожиданно для себя узнал об общих интересах Березовского, Лесина и Лондона и наличии у них общего бизнеса (если, конечно, меня намерено не дезинформировали).

Еще во время пиар-раскрутки Николая Аксененко в 1999 году я по поручению своих кураторов отвез видеокассету – ролик о величии Аксененко – непосредственно Якову Лондону, тогда руководителю ГТРК «Новосибирск». Мне было сказано, что с ним уже говорили наверху и что он свой в доску парень и надежный союзник. Тогда я и сам не верил этому, но позднее мне пришлось изменить свое мнение. Напомню, тогда Б.Березовский двигал Аксененко в премьер-министры, надеясь в дальнейшем протолкнуть его в президенты и захватить власть в стране, но проиграл конкурирующему с его группировкой клану Анатолия Чубайса. Чубайс сумел убедить Таню, дочь президента, и наиболее влиятельных членов «СЕМЬИ» в рискованности и опасности назначения Аксененко, что может привести к захвату все полноты власти амбициозным и непредсказуемым Борисом Абрамычем.

Ролик об Аксененко был принят без вопросов и пущен в эфир. Это обстоятельство, на мой взгляд, только подтвердило слова моих кураторов об особых отношениях Березовского и Лондона.

Позднее в стенах особняка на Малой Бронной я неоднократно случайно слышал разговоры о дружбе шефа с Я.Лондоном. Во время работы над «продвижением» проекта «Единство» мне рекомендовалось контактировать именно с телекомпанией НТН-4, подконтрольной Я.Лондону. Осенью 1999 года на 1-ый съезд «Единства» в Москву мне было поручено пригласить телегруппу только одной компании – и ею, конечно, оказалась НТН-4. Естественно, я исполнил руководящее указание: пригласил группу с НТН-4 и оплатил проезд и гостиницу. Странным образом получилось, что вообще все журналисты из Новосибирска, кто попал на этот съезд, были либо из НТН-4, либо стали работать там впоследствии. Почему-то они, так любящие показывать голую правду и бесстрашно рубить эту правду-матку о других в глаза, по скромности своей умолчали правду о себе и об этой странной истории.

Впрочем, я не собираюсь кого-то разоблачать, а просто объясняю, откуда растут ноги у слухов о близости Лондона и Березовского, что само по себе, еще раз подчеркиваю, не является каким-то криминалом. Просто непонятно, что так обидело Якова Руимовича в публикации «Гражданского Суда» на эту тему, отчего он решил подать иск в суд? Или все же Я.Р. боится продолжения расследования этих связей с Б.Березовским, что потом может вскрыть действительно страшные и опасные тайны?

5. Я всем прощаю все обиды

На самом деле по природе своей я человек отходчивый и не злобный, быстро забываю обиды и снисходительно отношусь к чужим ошибкам и недостаткам, так как и сам не раз ошибался. Я стараюсь жить по заповедям божьим и страдаю сам, когда вижу, как другие люди необдуманно калечат себе души в погоне за дешевыми удовольствиями и ложными ценностями. Хочу призывать Якова Лондона и Сергея Кибирева бросить бездумную и бессмысленную гонку за лишним куском власти – любая власть порочна и приносит только страдания, - покаяться перед богом и людьми, подумать о своей душе, обратиться к богу и жить по его божественным заповедям.

Надо научиться прощать обиды и ошибки ближним своим: не суди – да не судим будешь. Надо прислушаться к божественному началу в своей душе – и тогда, наконец, обретешь долгожданный душевный покой и радость. В любом случае я не буду таить зла к этим людям, принесшим мне так много боли и страданий. Бог им судия. Я же буду молиться за их непокаянные души – может, это хоть как-то им поможет.

Еще я хочу просить журналистов перестать лить на меня грязь. Уверяю, не надо себя унижать враньем, мучить изрыганиями лжи ближних своих и вносить в мир лишний грех. Тем более, что это совершенно бесполезное занятие, ведь замарать меня просто нельзя потому что это невозможно никогда. Что уже доказано многолетней практикой. Ведь грязь все равно ко мне не прилипает, так как подобное притягивает лишь подобное. На самом деле за последние 15 лет, если до конца быть искренним и объективным, увы, я так и не встретил, и не только в рядах политической тусовки, кого-либо чище и честней себя.

Честно признаюсь, и сам часто изумляюсь, как при столь длительном соприкосновении с грязью политики и скотской жизнью я все же сумел сохранить почти в целостности первоначально данные мне богом девственную чистоту, душевную отзывчивость и непорочность. Хотя, конечно, если даже замыслившие почему-то против меня месть и не последуют моему совету – я их все равно непременно прощу, не буду таить на них в себе зла и обид. Тем более что это себе дороже: не рой яму другому – сам же в нее и попадешь.

Все же, может и самонадеянно, но я еще пока надеюсь на конечную победу добра. Я верю в неизбежность торжества правды и справедливости.

Смотрите также:

Честь Якова Лондона оценили в 10 тыс. рублей

Документ: Заключение лингвистов-экспертов по газете "Гражданский суд"

Игорь Патрушев об иске Якова Лондона против него: "Газета "Гражданский суд" была не газетой против Лондона, а научной работой

Документ: Исковое заявление Якова Лондона против журналиста Игоря Патрушева 

Журналист Патрушев о Сергее Кибиреве: "Он любит, когда его бьют мокрой плеткой по голой жопе"

Аудио. Журналист Патрушев говорит с руководителем штаба Виктора Агафонова: "привязать Кибирева по рукам и ногам к криминалу"

Аудио. Журналист Патрушев говорит со вдовой авторитета "Кирсана"


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования