Партстроительство "Единой России" на селе идет со скрипом
02 Мар 2007, 10:14 На заседания политсовета новосибирской организации «Единой России» начали пускать журналистов. Раньше, когда неформальным лидером организации был Александр Карелин, а формальным – Юрий Глазычев, политсоветы были закрытыми. Гостепреимством партии власти воспользовался Алексей Мазур.

С журналистами, конечно, есть проблема. Пустишь – напишут какую-нибудь гадость. Но не пустишь – не только напишут гадость, но и напридумывают лишнего.

Но у настоящих профессионалов нет надобности прятаться от журналистов. Если всё решено заранее – журналисты увидят лишь дружную команду, сообща работающую на общее благо, если и спорящую о чем-то, то по делу. Именно таким увидели журналисты политсовет новосибирской «Единой России» 1 марта 2007-го года, проходивший под руководством секретаря парторганизации Алексея Беспаликова и помогавшего ему губернатора Новосибирской области Виктора Толоконского.

Заседание политсовета – мероприятие во многом ритуальное. Почти все уже решено, все предопределено. Но все равно стекаются на этот ритуал лучшие люди области: руководители департаментов и предприятий, общественных объединений и СМИ.

Перед началом заседания единороссы ходили между столами и в фойе, улыбались, жали друг другу руки. В зале царило благодушное настроение. На столах кое-где виднелась газета «Метро» с крупным заголовком «Станет ли Мочалин Дон-Кихотом?». Газета «Метро» лежит стопками в фойе облсовета (а политсовет «Единой России» проходит в малом зале областного совета) и прибывающие единороссы охотно прихватывали газету с таким заголовком – ведь пятым пунктом повестки дня значился вопрос «Об исключении из Партии «Единая Россия» члена Регионального политического совета Мочалина Н.А.».

Самого Николая Мочалина, впрочем, не было видно.

По оживленному перемещению людей из зала в рабочую комнату становится понятно, что там, в рабочей комнате, появился центр бюрократического притяжения. Как оказалось чуть позже, это подошли председатель Облсовета (он же секретарь политсовета новосибирской ЕР) Алексей Беспаликов и губернатор Виктор Толоконский.

Беспаликов вошел в зал и подошел к своему месту. И тут к нему подошел Виктор Игнатов и начал что-то обсуждать. Чуть позже из рабочей комнаты вышел Виктор Толоконский, вслед за ним потянулась свита. Губернатор присоединился к разговору Беспаликова и Игнатова, свита рассосалась по своим местам.

А Виктор Толоконский удалился с Виктором Игнатовым в рабочую комнату. Они о чем-то поговорили, и, явно довольные друг другом, двинулись в зал. Виктор Толоконский похлопал своего тезку по плечу. По этой сцене и предположить было невозможно, что еще полтора года назад Игнатов был опаснейшим противником Толоконского и Беспаликова.

Началось заседание с приема в партию. Алексей Беспаликов называл имена уважаемых в области людей, решивших расстаться с беспартийностью, зал приветственно хлопал новоиспеченным единороссам.

В это время появился Николая Мочалин, который расположился на галерке, в самом углу зала. Это была точка зала, максимально удаленная от президиума. Впрочем, вряд ли Николая Мочалин руководствовался соображениями географии – рядом сидел его знакомый, с которым он начал оживленно разговаривать. При этом Мочалин был совершенно не похож на человека, чью судьбу, пусть даже только партийную, сейчас будут решать. На Дон Кихота, впрочем, тоже похож не был.

Позже Мочалина пришла только Надежда Болтенко, но она заняла место за большим круглым столом, где сидело большинство членов политсовета, рядом с президиумом.

Как только торжественный ритуал политической инициации закончился, слово попросил Виктор Толоконский. Он предложил внести изменение в повестку дня и исключить из нее пятый пункт – об исключении Николая Мочалина. Мол, стороны сделали выводы из произошедшего, скорректировали свои позиции и теперь нет никакой необходимости в этом пункте.

Виктора Толоконского тут же поддержал Виктор Игнатов. Он напомнил, что Николай Мочалин и руководитель его избирательного клуба Ирина Пономарева, из-за самовольного выдвижения которой на довыборах в Облсовет против официального кандидатат «Единой России» и разгорелся сыр-бор, много сделали для «Единой России». В частности, именно по их району был один из лучших результатов на выборах. И нельзя партии кидаться такими людьми. А Ирину Пономареву вполне можно выдвинуть в Общественную Палату, оказав ей при этом поддержку партии. «А статус члена Общественной Палаты и депутата Областного Совета несовместим», - многозначительно добавил Виктор Игнатов.

Внес свои пять копеек и Алексей Беспаликов. Он сказал, что на президиуме голосовал против внесения такого пункта в повестку дня. Но он, как секретарь, должен выполнять решение президиума и только потому внес этот пункт в повестку дня.

Губернатор добавил, что готов оказать поддержку выдвижению Ирины Пономаревой в Общественную Палату. Тут же оказалось, что и организация «Женщины России» тоже хочет этого.

В зале запахло идиллией.

И только немного мучил вопрос – что это за таинственная сила, которая жаждала единороссовской крови Николая Мочалина вопреки желанию и руководства партии и области, и их оппозиции в лице Игнатова?

Как пояснил корреспонденту ТАЙГИ.info прямо в зале один из единороссов, близкий к политсовету, за исключение Николая Мочалина выступали Юрий Глазычев (который год назад сам потерял должность секретаря парторганизации), Сергей Титков, Алексей Хомлянский и Юрий Алаферовский.

Но сейчас они сидели молча и идиллии не портили.

Не выдержал только Николай Альков. Он встал и попросил объяснения Николая Мочалина, почему он на прошлом политсовете, когда шло выдвижение кандидатов на довыборы, не предупредил о кандидатуре Ирины Пономаревой.

«Отвечай», - сказал увлекшемуся беседой Николаю Мочалину его сосед. «Чего отвечать?» - удивился Мочалин. Ему казалось, что все ответы уже дадены.

«Ответьте, Николай Андреевич», - обратился из президиума Алексей Беспаликов.

Николай Мочалин встал и сказал: «А я вопроса не понял». Блестящий риторический прием. У присутствующих создалось впечатление, что это не Николай Мочалин что-то пропустил, а что он удивляется тому, что кому-то что-то еще не понятно.

Николай Альков напомнил Николая Мочалину про прошлый политсовет, когда Николай Мочалин «сидел там же, где и сейчас» (то есть в самом углу) и молчал.

«Ну, - сказал Николай Мочалин – мы же не будем сейчас, в присутствии журналистов, доходить до нижнего белья? У меня были определенные договоренности с Алексеем Акимовичем. Инцидент сегодня полностью исчерпан и не стоит его обсуждать».

Больше его и не обсуждали.

Забавно, что на политсовете никто так и не пояснил, сняла свою кандидатуру Ирина Пономарева или нет.

Беспаликов поставил вопрос об изъятии пункта о Мочалине на голосование. Против проголосовали три человека, в том числе Николай Альков. Сергей Титков, не произнесший ни слова, воздержался. Это можно было расценить как «я признаю дисциплину, но знайте, что мне это решение не нравится».

Дальнейшая повестка дня не обещала ничего интересного и журналисты потянулись на выход. Единороссы обсуждали вопросы партийного строительства. Для людей, далеких от нужд партстроительства и не умеющих отличить местное отделение партии от первичного, речи с трибуны звучали как монотонное чтение заклинаний. Руководителю исполкома Олегу Войтюку даже приходилось призывать увлекшихся частными беседами коллег по партии слушать докладчика.

Николай Мочалин ушел почти сразу после окончания «своего» вопроса.

«Родимое пятно демократии» в виде партфункционера, который не только имел свое мнение, но и счел возможным публично его высказать, неожиданно дало о себе дать на скучнейшем, казалось, вопросе: «Об аттестации сотрудников исполнительных комитетов
Местных отделений Партии и Новосибирского регионального отделения ВПП «Единая Россия». Мужчина средних лет в костюме и строгих очках, похожий на менеджера среднего звена, вдруг вступил в полемику с докладчиком. «Почему – вопрошал он – на аттестацию не приглашают секретарей местных организаций?!». Надо полагать, что возмущавшийся был как раз секретарем местной организации. «Почему не аттестовали Сергиенко? Тут говорили, что Мочалин нужен для партии. Так Сергиенко нужен для партии вдвойне и втройне!».

Н-да, построишь с такими вертикаль власти. Где ж ты раньше то был? Ты подойди в перерыве к Алексею Акимовичу, пожалуйся на беспредел, творимый при аттестации. А вот так, при людях, при журналистах! Ай-ай-ай.

Докладчик, впрочем, претензий не принял. Аттестация, по его словам – техническое мероприятия, а претензии к Сергиенко – объективного характера.

Гораздо интереснее оказался доклад Анатолия Илютенко, отвечающего за партстроительство в районах области. Правда, интересен он был для тех, кто мог разобраться в хитросплетениях партийного устройства и в сложностях образования партийных ячеек и депутатских фракций в условиях сельской местности.

С одной стороны, доклад дышал оптимизмом – за год численность отделения выросла в два раза. С другой – было заметно, что в сельской местности несладко вести партстроительство, даже если ты – партия власти. Недовыполнены показатели по охвату избирательных участков, где на каждом участке надо иметь по партийной ячейке. Не создают сельские и поселковые депутаты фракции в поселковых советах, даже после того, как их самих удается загнать в партию. Из 490 представительных органов в Новосибирской области только в 66 есть фракции «Единой России».

Не преисполнены партийного сознания главы администраций, не всегда дают использовать административный ресурс для развития партийной сети в глубинке. «Глава Каргатского района – руководитель местного отделения. Неужели он не может два-три раза в неделю выделить транспорт для формирования первичных отделений?» - сетовал с трибуны Анатолий Илютенко.

Стало ясно, что партийные решения по росту численности рядов и первичных отделений партии находятся под угрозой.

«А почему вы раньше молчали? Почему не ставили вопрос? Может, нам, членам политсовета, следует отправиться в поля, на партийное строительство?» - решила продемонстрировать свою партийную принципиальность председатель Новосибирского горсовета Надежда Болтенко. Сама, между прочим, опоздала на политсовет на пятнадцать минут.

Оказалось, что успешному партстроительству препятствует множество объективных причин.

И одна из этих объективных причин выступила после Анатолия Илютенко, с ответом на его критику. Эта объективная причина имела вид пышущего оптимизмом, полного чиновника, чья речь, правда, не отличалась особой внятностью.

Судя по всему, выступавший отвечал за партстроительство в Новосибирском сельском районе. Он сразу, с ходу, объяснил, что во всем виноват исполком областной организации, чьей работы на местах не видно. Впрочем, дальше из его слов следовало, что вообще никто ни в чем не виноват, потому что в Новосибирском сельском районе с партийным строительством все в порядке.

«Как же так? – удивился Беспаликов и начал рыться в бумажках – Вот, у вас избирательные участки не охвачены первичными организациями».

«Всё у нас охвачено» – бодро ответил сельский партстроитель.

«У вас 19 участков и только четыре первички», - продолжал удивляться Беспаликов.

«Да, но мы их все охватываем!» - не унывал партсроитель, - «А на некотрых участках создать первичку и вовсе невозможно, вот например…».
«А еще у вас из 19 муниципальных образований только в одном создана фракция», – Алексей Беспаликов перешел на другую строчку таблицы.

«Так чтобы их создать, надо чтобы были люди. Чтоб депутаты вступили. А так не из кого создавать», – партсроитель разъяснил непонятливым горожанам сельскую специфику создания фракций.

К тому же выяснилось, что в регламентах поселковых советов нет положения о создании фракций. Уму непостижимо, как это сельские советы до сих умудрялись работать без фракций.

«А еще я вас на партучебе не видел», – завершил убойным аргументом дискуссию о партийном строительстве в Новосибирском сельском районе Алексей Беспаликов.

Зато порадовал Колыванский район. Там люди, занимающиеся развитием «Единой России», нашли способ, как принять в партию непонятливых местных депутатов. В Колыванском поссовете число членов «Единой России» возросло с 1 до 4, в районном – аж с 3 до 13. Скоро и фракции создадут.

На этой оптимистичной ноте Алексей Беспаликов объявил, что основная повестка дня закончена, но остался еще вопрос «разное». На который он пригласил после перерыва только членов политсовета.

Возможно, там и было самое интересное, но нас туда не пустили.

Алексей Мазур, ТАЙГА.info

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования