Гротескный «Калека с острова Инишмаан»
29 Дек 2008, 09:04 В этом сезоне МакДонах широкими шагами вошел в театральное пространство Новосибирска, обосновавшись на сценах «Глобуса», «Первого театра» и «Старого дома». ТАЙГА.info предлагает читателям отзыв о последней постановке - спектакле «Калека с острова Инишмаан».

В этом сезоне МакДонах широкими шагами вошел в театральное пространство Новосибирска, обосновавшись на сценах «Глобуса», «Первого театра» и «Старого дома». ТАЙГА.info предлагает читателям отзыв о последней постановке - спектакле «Калека с острова Инишмаан».

Расхожая фраза о том, что «Мартин МакДонах – великий драматург современности» сегодня уже не воспринимается как нелепая оговорка, напротив, отражает ситуацию, сложившуюся в театральном пространстве России. Притом, что русская современная постСигаревская и постУгаровская драматургия периодически впадает в инерцию и увязает в своих пристрастиях к жестоким и провокационным сюжетам, ирландский автор чудесным образом существует «поверх этих барьеров» современной культуры. Сравнивая его с киноэстетикой Тарантино, сознательно балансирующей на грани трешевой стилистики, тем не менее, литературные и театральные критики приходят в своих размышлениях к прямо противоположным выводам: МакДонах - автор чрезвычайно трогательных человеческих историй, а постановкой, конгениальной макдонаховскому замыслу, оказывается та, что строится на тонком психофизическом рисунке. Николас Хитнер, один из первых британских постановщиков МакДонаха, заметил, что «только ирландец способен ощутить, что в мире мертво и фальшиво», отсюда и удивительное свойство его драматургии – сопротивляться мертвому и фальшивому театру.

Понимание этого скрытого устройства и действия текстов МакДонаха стало главным секретом постановки «Калеки с острова Инишмаан» в театре «Старый дом» режиссера Сергея Федотова, художественного руководителя пермского театра «У моста», заслуженного артиста России, Лауреата Национальной премии Чехии. Именно он считается главным «читателем» и «специалистом» по МакДонаху – с его постановок в России началась мода на ирландского драматурга. «Стародомовская» история о жителях ирландского острова Инишмаан строится, прежде всего, на сложном ритмическом и интонационном сюжете, внутри которого каждая словесная реплика становится событием, произносится как настоящий парадокс. Такая слегка гротескная манера актерской игры и осмысления текста становится ярким способом воплощения чудаковатых персонажей МакДонаха, существующих в особом измерении. Их время размечено поступлением в магазинчик основного колониального товара – зеленого горошка, приходами «этого с яйцами, но без яйц», медитациями над жующими коровами. Они как малые дети, как древние люди, безуспешно пытаются посчитать на пальцах не только окружающий мир, но даже тонкие материи: «Я ушибла руку о банку с горошком, так волновалась за калеку Билли».

Пространство маленького острова перенасыщено приметами смешного, доведенного до предела наивного мышления, причем у каждого героя есть святая любимая идея фикс. Бартли (Алексей Дербунович, Виталий Криницин) всерьез раздумывает над проблемами американского импортирования M&M’s, Huba Buba, Chupa Chups и конфеток Mentos. Джоннипатинмайк (Александр Сидоров) собирает новости из большого мира – про овцу без ушей, французов, говорящих по-французски, а немцев, что особенно удивительно, по-немецки. Красотка Хелен (Анастасия Панина, Светлана Марченко) не может подавить своей ирландской склонности к терроризму, она «страсть как любит яйца о мужиков разбивать». Но за каждым абсурдным жестом или репликой спрятано настоящее переживание возможной катастрофы – отъезда калеки Билли в далекую, богатую на телескопы, акул и ментосы, Америку, вслед за голливудскими режиссерами, затеявшими съемки фильма об ирландских рыбаках. Ведь именно в образе Билли (Владимир Борисов) прячется еще более парадоксальная, невероятная и по-настоящему красивая макдонаховская идея о гармонии в мире, выраженная в добровольном желании всех поверить в по-киношному сентиментальную историю о родителях калеки, утопившихся якобы ради спасения своего ребенка. И по этому же сказочному закону – в пьесе абсолютно все герои оказываются добрыми и целомудренными, даже яичная террористка Хелен, видавшая у священников не только благословляющую руку.

Вместе с героями спектакля зритель моментально погружается в инишмаанскую логику – начинает также наивно переживать разделение мира на свое и чужое, заражается почти историческим, истинно ирландским ощущением своего пространства как особого и священного, ведь «Ирландия не такая уж и дыра, раз» сюда все приезжают и возвращаются: акулы, зубные врачи, француз, немец, янки! Раз именно про Ирландию снимают кино, которое для самого МакДонаха всегда являлось знаком абсолютной истины. «Я всегда думал, что театр - наименее интересная форма искусства. Я предпочту провести время перед телевизором, смотря хороший фильм, чем пойду в театр», – говорит МакДонах. Неслучайно внутри пьесы фигурирует реальный фильм Роберта Флаэрти «Человек из Арана», просмотр которого становится центральной сценой спектакля, моментом невинных разоблачений героев, выяснением их соседских отношений и возвращения блудного ирландского калеки! При этом нельзя не почувствовать, что уникальность МакДонаха в том, что даже его национальный пафос рождается не в претенциозно-высокомерной манере типа «Я – ирландец! Где моя большая ирландская дубинка?», а в живой и трогательной иронии над смешными персонажами и почти сказочным сюжетом пьесы. И совершенно очевидно, что для того чтобы показать такого МакДонаха, нужно создать такую художественную реальность, в которой ни режиссер, ни актеры не смогут спрятаться за формой, а будут вынуждены доказывать каждую секунду спектакля голосом, жестом, мимикой, способностью существовать сценически нефальшиво, по-честному выиграться в собственных героев. Неслучайно эффект от перевоплощений актеров в ирландских чудаков проявился в буквальном недоумении постоянных зрителей, с трудом узнававших всегда элегантную Веру Сергееву в образе старой и медленно думающей тети Кейт, темпераментную и знойную Татьяну Шуликову в роли грубой, но доброй поморки Эйлин. А других доказательств состоятельности художественного мира спектакля Сергея Федотова и театра как искусства и не требуется.

Елена Ковалева

Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования