Андрей Коржубаев: Российские компании могли претендовать на большее
Андрей Коржубаев: Российские компании могли претендовать на большее
08 Фев 2010, 04:12 Сотрудничество с Китаем вызывает в Сибири много вопросов: будет ли оно достаточно взаимовыгодным, не приведет ли к одностороннему освоению природных богатств. На вопросы Тайги.инфо ответил ученый-экономист в области нефтегазового комплекса, заведующий сектором Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН Андрей Коржубаев. Развитие сотрудничества с Китаем вызывает в Сибири много вопросов: будет ли оно достаточно взаимовыгодным, не приведет ли к одностороннему освоению китайцами российских природных богатств. Тайга.инфо попросила прояснить ситуацию видного ученого-экономиста в области нефтегазового комплекса, заведующего сектором Института нефтегазовой геологии и геофизики Андрея Коржубаева, который также является одним из разработчиков «Стратегии экономического развития Сибири» (2002) и «Энергетической стратегии России до 2020 г.» (2003). 

Тайга.инфо: Андрей Геннадьевич, осенью 2009 года много шума наделало подписание в Нью-Йорке Программы сотрудничества на 2009-2018 годы между регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири России и северо-востока КНР. Появились опасения, что программа откроет дорогу китайской экономической и демографической экспансии в Сибирь и Дальний Восток. Как, по-вашему, на чем основаны подобные опасения? Насколько данное соглашение является равноправным?  Куда, на ваш взгляд, должны быть направлены доходы российской стороны от этого проекта?

 — Мы привлекаем инвестиции в капиталоемкие проекты, получая гарантированный доступ к рынкам сбыта. При этом условия и механизмы сотрудничества России с Китаем следует рассматривать и определять исходя из геополитических целей страны, ее экономических интересов при безусловном обеспечении национальной безопасности.

Российские компании должны получить доступ к инвестиционным ресурсам Китая

Важнейшее условие такого сотрудничества – обеспечение доступа российских компаний к инвестиционным ресурсам Китая, взаимное инвестирование, организация адекватного вхождения российских бизнес-структур на потенциально крупнейший в мире китайский рынок при привлечении китайских инвестиций в перспективные проекты на территории РФ. Для этого нужно принять на уровне президента и правительства РФ, Федерального Собрания, крупнейших компаний ряд принципиальных решений, требующих комплексного обоснования конкретных проектов, прежде всего, на предмет их соответствия долгосрочным интересам государства и бизнеса.

Долгосрочные интересы Российской Федерации состоят в том, чтобы создать экономику инновационного типа, экономику, интегрированную в мировое технологическое и экономическое пространство. Эти интересы определяют особую роль Сибири и Дальнего Востока в силу их географического положения, наличия значительного природно-ресурсного, производственного, научно-технического, образовательного и кадрового потенциала. При усилении неопределенности на атлантическом направлении важную роль для России и важнейшую для ее восточных регионов приобретает развитие сотрудничества со странами АТР, в первую очередь с Китаем.

Национальная безопасность России должна быть обеспечена прежде всего в части территориальной целостности (углубление интеграции российских регионов); социально-экономического развития Сибири и Дальнего Востока (повышение уровня и качества жизни населения); технологической безопасности (недопущение несанкционированного вывоза передовых российских технологий); экологической надежности инфраструктурных систем (снижение уровня техногенных рисков); кадровой безопасности предприятий на территории России (привлечение российского, в первую очередь, местного персонала); экономической безопасности (обеспечение экономических интересов России, в том числе налоговых и таможенных поступлений в бюджеты РФ, развитие экономики регионов РФ, коммерческой эффективности бизнеса российских компаний).

Тайга.инфо: А вкладывался ли вообще  глубокий смысл в данное соглашение? При чтении возникает впечатление, что просто перечислены перспективные проекты на прилегающих территориях. Подобным же образом примерно формируются все региональные «программы развития» в России.

— Программу, несомненно, нужно дорабатывать, нужно ранжировать проекты по уровню инвестиций, срокам и др. Кроме того, для обеспечения комплексного сотрудничества необходимо добавить проекты в нефтегазовом комплексе, угольной промышленности, электроэнергетике.
 
Тайга.инфо: В своей статье «Обуздать дракона» вы указывали на недопустимость одностороннего продвижения китайских проектов и китайских капиталов в России, предлагая одновременно с этим добиваться участия российских компаний (речь шла о нефтегазовом секторе) в китайских проектах и инфраструктуре, в том числе – транспортной. Спустя некоторое время можно ли сказать, что России удалось добиться адекватного участия российских компаний в проектах на территории Китая?

— Усилия были приложены, в частности, по участию «Роснефти» в строительстве НПЗ в Тяньцзине, развитию АЗС, участию «Газпрома» в сооружении подземного хранилища газа. Однако этого недостаточно ни по масштабам, ни по формату сотрудничества. Российские компании могли бы претендовать на гораздо большее – участие в геологоразведке и добыче, контроль (совместный с китайскими партнерами) над заводами, трубопроводами, портами.
 
Тайга.инфо: Вы увязываете интересы России с продвижением ВИНК (вертикально интегрированных нефтяных компаний) на рынки АТР. А насколько корректно сегодня говорить об идентичности интересов России и интересов ВИНК? Ведь не секрет, что у России множество проблем, не связанных напрямую с экспортом нефти. Например – сохранение русского населения Сибири, улучшение демографической ситуации и так далее. А для ВИНК проще вахтовым методом завозить тех же китайцев. Это грубое упрощение, но по сути, примерно так и обстоит дело – сегодня закупаются китайские буровые, например, вместо российских.

Нефтегазовые компании участвуют в активах других стран и повышают экономическое влияние России в мире

— Крупные хорошо управляемые компании повышают конкурентоспособность России в структуре международного разделения труда. Укрупнение собственности и создание стратегических альянсов позволяют оптимизировать технологическую схему бизнеса, аккумулировать и привлекать большие инвестиции в проекты освоения месторождений (особенно в новых регионах), а также дают возможность более эффективно влиять на глобальную конъюнктуру. Кроме того, крупные корпорации размещают свои акции на международных финансовых рынках, поэтому для роста капитализации они заинтересованы в формировании благоприятного имиджа, а это предполагает прозрачность финансовых потоков, использование современных технологий, социальное партнерство.

В процессе освоения российскими нефтегазовыми компаниями зарубежных рынков происходит расширение их участия в производственных, транспортных и сбытовых активах в других странах. Это способствует повышению экономического, а значит и политического влияния России в мире.

К основным недостаткам укрупнения следует отнести угрозу монополизации региональных рынков, снижение управляемости, в ряде случаев — рост издержек. Иногда крупные компании для повышения коммерческой эффективности собственного бизнеса (Standard Oil, Enron, «ЮКОС» и другие) могут пренебрегать государственными интересами, например при «оптимизации» налоговых схем, лоббировании принятия некоторых законов и т.п. Поэтому здесь нужно усилить госрегулирование через контроль над лицензионными соглашениями, ввести государственный аудит и научный мониторинг деятельности ВИНК на предмет ее соответствия национальным интересам.
 
Тайга.инфо: И наконец, насколько, по-вашему, современный  государственный и корпоративный российский менеджмент в состоянии проводить эффективную политику во взаимоотношениях с Китаем? Есть ли гарантия, что грань между сотрудничеством и ассимиляцией будет удержана?

Российское государство и бизнес имеют все возможности для обеспечения интересов страны где бы то ни было. Есть правильное понимание проблемы, есть ресурсы, надо действовать. В случае эффективного формирования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке новых крупных центров нефтяной и газовой промышленности никакой проблемы ассимиляции не будет, как нет ее, например, в нефтегазовых районах Западной Сибири. А китайскую рабочую силу надо привлекать, там, где это эффективно, например, в сельском хозяйстве, строительстве.
 
Алексей Мазур, Денис Зернов
Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования