Выборы упущенных возможностей
© krpf.ru
14 Окт 2010, 13:04 Впервые все четыре парламентские партии сформируют фракции в новосибирском региональном парламенте. «ЕР», КПРФ, «СР» и ЛДПР высказали удовлетворение итогами выборов и отчитались о росте поддержки. Однако их избирательные кампании сложно оценить на пятёрку. При определённых обстоятельствах все они могли получить больше голосов. Впервые все четыре парламентские партии сформируют фракции в новосибирском региональном парламенте. «ЕР», КПРФ, «СР» и ЛДПР сумели преодолеть избирательный порог в 7%. Все партии высказали удовлетворение итогами выборов и отчитались о росте поддержки. Однако избирательные кампании всех участников сложно оценить на пятёрку. При определённых обстоятельствах все они могли получить больше голосов. Новосибирская область была особенно важна как полигон для испытания технологий перед выборами в Госдуму.

«Единая Россия»



«ЕР» в Новосибирской области получила наименьший результат из шести регионов, где проходили выборы региональных парламентов, не набрав минимальных 50%. Правда, партия победила в 30 из 38 округов, и за счёт этого точно получит большинство в заксобрании.

Понятно, что Новосибирская область — не самый лояльный к «ЕР» регион с большим протестным электоратом и крепкими позициями КПРФ. Тем не менее, значительную часть проблем партия и региональные власти создали себе сами, поэтому их кандидатам пришлось преодолевать немало трудностей. С одной стороны — это проблемы чисто технологические: излишнее применение административного ресурса и давление на бюджетников, немотивированность районных администраций на помощь кандидатам от «ЕР» и жёсткая конкуренция между «списочниками».

Значительную часть проблем партия и региональные власти создали себе сами, поэтому их кандидатам пришлось преодолевать немало трудностей

Начнём по порядку. Первое. Жёсткое выстраивание бюджетной вертикали под кандидатов-единороссов часто приводило к обратным результатам. Директор школы собирает преподавателей и чуть ли не под угрозой увольнения обязывает брать открепительные и ехать голосовать в другой город. Администрация детского сада приглашает уставших родителей вечером, после рабочего дня, на собрание по оргвопросам, а оказывается, что на встречу с кандидатом от «ЕР». Троллейбусное депо снимают с работы и строем ведут голосовать. Как население должно на это реагировать? Даже аполитичные прежде люди после такого принуждения готовы голосовать за кого угодно, кроме «ЕР».

Второе. Места в списках в территориальных группах по сельским районам области были отданы ключевым для партии кандидатам, с тем, чтобы они гарантировано проходили в заксобрание. Однако для местных администраций они чаще всего были абсолютно чужими людьми, никак не связанными с районом. Многие кандидаты с трудом находили общий язык с руководителями, преодолевая равнодушие или даже враждебность.

Понятно, что выстраивать кампанию в условиях инертности местных властей было крайне тяжело. Например, в Искитимском районе растяжки Евгения Логинова висели на одном из балконов прямо напротив районной администрации. А коммунистка Людмила Чуркина спокойно проводила предвыборные концерты в окрестных ДК. И это в тяжелейшем для «ЕР» районе. Соответственно, и защищаться от оппонентов кандидатам в этих случаях приходилось практически без доступа к административному ресурсу.

Низкие результаты в чужих округах давали «списочнику» больше шансов для победы в своём. Поэтому кандидаты активно «переманивали» избирателей, используя открепительные удостоверения

Третье. Новая избирательная система устроена так, что кандидатам-«списочникам» нужно было конкурировать не с другими партиями, а со своими же однопартийцами в других территориальных группах. Получается, что низкие результаты в чужих округах давали «списочнику» больше шансов для победы в своём. Поэтому кандидаты активно «переманивали» избирателей, используя открепительные удостоверения. Медиков призывали брать открепительные и ехать голосовать в Центральный район Новосибирска. В некоторых вузах с той же целью использовали студентов. Автобусы везли горожан голосовать в соседние сельские районы, и наоборот. Случаи подвоза людей с открепительными подтверждаются и ассоциацией «Голос». Получается, что кандидаты от «ЕР» могли отнять голоса друг у друга.

С другой стороны, были проблемы более содержательные, стратегические. Свою предвыборную программу «ЕР» в Новосибирской области ожидаемо построила на достижениях органов власти (мэрии Новосибирска и правительства региона), возглавляемых единороссами, сочетая как областные, так и федеральные элементы. Кроме того, активно пропагандировали и партийные проекты: «Новые дороги», «Детские сады — детям», «Народный контроль» и так далее. Вместе с очевидными плюсами, сразу проявились и риски. Оппоненты немедленно заявили, что единороссы «пиарятся» за счёт федерального бюджета, который и оплачивает новые дороги, детсады.

В то же время задача правильно выстроить агитацию на контрасте «плохое до — хорошее после» была для штаба «ЕР» изначально невыполнимой. Чтобы сформулировать посыл «мы отремонтировали дороги, которые до нас сделали плохо», нужно было найти того, кто сделал плохо. Это значит, что наиболее эффективной стратегией было бы развернуть масштабную кампанию по критике мэрии Новосибирска. Тогда всё встало бы на свои места. И тезисы об обновлении кадров, и понимание, как появятся новые дороги.

Чтобы сформулировать посыл «мы отремонтировали дороги, которые до нас сделали плохо», нужно было найти того, кто сделал плохо

Видимо, это понимали и в региональном отделении, и в федеральном руководстве партии. Но такая стратегия оказалась невозможной: мэр Новосибирска Владимир Городецкий был на второй строчке партийного списка, и любая критика в отношении него автоматически ударила бы по партии. На финише избирательной кампании, когда стали приблизительно понятны итоговые результаты, снимать мэра из первой тройки было уже нереально. А без противопоставления новой партийной команды старой бюрократической — многие программные посылы не работали.

И ещё одна деталь. После смены губернатора и, соответственно, первого номера в партийном списке, политическая элита региона, административный аппарат оказались дезориентированы. Прежний глава области Виктор Толоконский лишился реальных рычагов влияния на бюрократию, а Василий Юрченко только приступил к обязанностям, да и для новосибирского отделения «ЕР» он никогда не был «своим» человеком. Поэтому не оказалось единого центра принятия решений, которым до сих пор являлась администрация региона во главе с губернатором.

Предвыборная новинка с участием депутатов Госдумы в выборах заксобрания в качестве «паровозов» тоже не показала ощутимых результатов. Это связано в первую очередь с особенностями Новосибирской области: большинство федеральных парламентариев не связаны с регионом и обладают минимальной узнаваемостью. Что хорошо иллюстрируют результаты.

Большинство федеральных парламентариев не связаны с регионом и обладают минимальной узнаваемостью

Из четырех депутатов Госдумы, возглавлявших списки в территориальных группах (Валентин Бобырев, Владимир Клименко, Ольга Онищенко, Лиана Пепеляева), «своего» «списочника» — Дмитрия Терешкова — в заксобрание смогла провести только Пепеляева. Она долго была депутатом горсовета областного центра, единственная из приведённого списка, кто часто бывает и работает в Новосибирске, и чаще появляется на экранах телевизоров. Самый популярный в регионе парламентарий от «ЕР» (и вообще, один из самых узнаваемых в регионе политиков) — Александр Карелин — в выборах не участвовал вовсе.

На этом фоне даже 44,8% можно считать хорошим результатом. Значительный вклад в победу партии по-прежнему вносят сильные территориальные «группы влияния». Крепкие позиции депутатов Вениамина Пака, Николая Мочалина, Леонида Сидоренко принесли «ЕР» немало голосов в областном центре. Кроме того, в их традиционных сферах влияния не смог победить ни один коммунист-одномандатник.

КПРФ



Результаты КПРФ формально можно признать успешными: коммунисты улучшили свои показатели на 4% по сравнению с выборами в облсовет в 2005 году. Однако партия могла получить больше мандатов по округам и больше голосов по спискам, оттянув на себя максимум протестных голосов в Новосибирске. Им помешала как агрессивная агитация справедливороссов, так и некоторые ограничения в собственной кампании.

Складывается впечатление, что коммунисты не успели отойти от мартовских выборов в горсовет Новосибирска, где все депутаты избирались по одномандатным округам. Стратегия кампании в заксобрание была выстроена так же, с опорой на округа, а не на партийный список в целом. Это дало и свои плюсы, и свои минусы. Там, где одномандатники были сильными и смогли добиться хорошего результата, партия тоже чаще всего набирала высокий процент (например, Заельцовский и Центральный районы Новосибирска, Искитимский район).

Успех нескольких одномандатников был заложен на мартовских выборах: в первую очередь это касается округов № 21 и 22, где победили Артём Скатов и Андрей Жирнов

Более того, успех нескольких одномандатников был заложен на мартовских выборах: в первую очередь это касается округов № 21 и 22, где победили Артём Скатов и Андрей Жирнов. В марте КПРФ выдала заметный результат в Заельцовском районе теми же силами. Тогда Скатов и Жирнов проиграли выборы очень сильным соперникам, но набрали по 30%, получили и закрепили узнаваемость. Примерно такой же процент был весной и у первого секретаря Заельцовского райкома Валерия Синенко, прошедшего сейчас в заксобрание по спискам.

В нескольких округах коммунистам не хватило для победы совсем немного: в округе № 4, где Вера Ганзя уступила Сергею Титкову всего 2%, в округе № 33, где Елена Колобова отстала от Александра Илющенко на 200 голосов, в округе № 32 (Железнодорожный и Октябрьский районы), где Михаил Решетников победил единоросса Алексея Александрова в Железнодорожном районе, но проиграл в Октябрьском. Это можно объяснить нехваткой ресурсов, подтасовкой голосов или чем-то ещё, но могут быть и внутренние организационные причины.

Например, перед выборами коммунисты сменили руководителей в ряде райкомов, заменив возрастных секретарей на более молодых. Возможно, им не хватило опыта проведения избирательных кампаний, навыка защиты результатов, да и просто согласованности действий, особенно в тех округах, что включали в себя территории разных районов, а соответственно, и райкомов. Часто коммунистам просто не хватало наблюдателей, чтобы закрыть все участки, что, наверное, позволяло оппонентам чувствовать себя увереннее.

Некоторые кандидаты вообще практически не вели партийной агитации, используя только свой личный ресурс и узнаваемость, видимо, чтобы расширить электоральную базу и привлечь некоммунистических избирателей. Кому-то это помогло победить, например, Максиму Леоненко в Калининском районе Новосибирска, но большинство — проиграло, даже такие локально известные кандидаты, как Александр Мухарыцин в Октябрьском районе Новосибирска или Яков Новосёлов в Маслянинском районе Новосибирской области. Более того, они ещё и не обеспечили результат для партии.

Из-за особенностей подбора кандидатов сложно было вести общепартийную кампанию: какой стратегией можно объединить бизнесмена Ашота Рафаэляна и аккумуляторщика Сергея Зарембо?

Возможно, из-за особенностей подбора кандидатов сложно было вести общепартийную кампанию: какой стратегией можно объединить, например, крупного бизнесмена Ашота Рафаэляна и аккумуляторщика Сергея Зарембо, «доброго» доктора Якова Новосёлова и жёсткого оппонента городских властей Андрея Жирнова и так далее? Сложная задача. Наверное, поэтому партийная агитация в целом была малозаметна, а телевизионная агитация практически ограничивалась роликами, присланными из федерального центра. На теледебатах и КПРФ, и ЛДПР смотрелись выигрышней «ЕР». Хотя это тоже, во многом, заслуга отдельных политиков, представлявших ту или иную партию.

Более последовательная и яркая партийная кампания помогла бы КПРФ «отстроиться» от справедливороссов, которые в некоторых районах Новосибирска, например, Советском, заметно потеснили коммунистов. Жёсткая, оппозиционная риторика «СР», наверняка, привлекла немало протестных избирателей, потенциально готовых голосовать за КПРФ. И на их фоне позиция коммунистов выглядела даже отчасти компромиссной. Видимо, «красные» просто не ожидали такого активного и финансово обеспеченного финиша агитационной кампании «СР».

При этом стоить отметить, что КПРФ — единственная оппозиционная партия, которая сумела провести в заксобрание одномандатников. Это редкость для большинства регионов. В целом коммунисты ещё раз доказали, что их позиции в Новосибирской области очень сильны, и регион будет составлять значительную электоральную базу партии на выборах в Госдуму в 2011 году.

«Справедливая Россия»



Несмотря на 16% и третье место справедливороссов в общем зачёте, их можно считать, наверное, главными победителями выборов в заксобрание. После того, как летом новосибирское отделение партии лишилось всего своего руководства, части кандидатов и покровительства региональных властей, большинство местных экспертов предрекало «СР» тяжелейшую борьбу за преодоление порога в 7%.

Как признался лидер партии Сергей Миронов, на 20 августа реальный рейтинг «СР» в Новосибирской области составлял 2%. Примерно такие же цифры показывали и опросы общественного мнения, публиковавшиеся в новосибирских газетах. За полтора месяца прибавить 14% — очень трудная задача.

Справедливороссы сосредоточились не столько на битвах в округах, сколько на партийной агитации с участием Сергея Миронова

Её решали введением, фактически, внешнего управления избирательной кампании. По количеству федеральных политиков «СР» в списках и своём областном штабе превзошла и «ЕР», и КПРФ. В отличие от коммунистов, справедливороссы сосредоточились не столько на битвах в округах, сколько на партийной агитации с участием Сергея Миронова, депутатов Госдумы, известных артистов, миллионных тиражей газет, от количества которых у избирательного штаба «ЕР» волосы вставали дыбом.

Если судить по объёму агитационных материалов, эсеры потратили на выборы как минимум не меньше единороссов. Тотальное присутствие партийных цветов и лидер, резкая критика региональных властей и «партии власти», игра на недовольстве социально незащищённых слоёв населения плюс формирование имиджа «главных обиженных» позволило «СР» привлечь к себе внимание.

«СР» подавала в суд на единороссов за подкуп избирателей, партийные газеты арестовывались и изымались, — все эти информационные поводы на полную катушку использовались штабом справороссов для завоевания звания «главной оппозиционной силы», противостоящей административному ресурсу. Такая агрессивная партийная кампания позволила нивелировать заметные недостатки: часто случайный и неоднородный подбор кандидатов, невыстроенность организаций в районах области, низкую популярность на старте кампании.

Агрессивная кампания позволила нивелировать заметные недостатки: часто случайный подбор кандидатов, невыстроенность организаций в области, низкую популярность на старте

Однако федеральное руководство «ЕР», например, придерживается другого мнения. «Говоря об итогах новосибирской кампании, мы должны признать, что это личное поражение Миронова. Он не поднялся выше третьей отметки. Более того, всеми своими действиями он „накачал“ представителей КПРФ. КПРФ по предварительным данным, которые дает ФОМ, имеет 10%», — заявил по итогам выборов секретарь президиума генсовета «Единой России» Вячеслав Володин.

Кроме того, «СР» не удалось увеличить своё присутствие в заксобрании за счёт одномандатников, хотя перспективные кандидаты были. Например, действующие депутаты: экс-лидер отделения Александр Савельев, член совета отделения Владимир Горохов, Сергей Воробьёв.


ЛДПР



Либерал-демократы получили больше 10%, чуть улучшив результат 2005 года. Этого было непросто добиться. Пять лет назад в районах области им активно помогала областная администрация, сейчас такой поддержки не было. Кроме того, только летом было сформировано новое руководство отделения во главе с бывшим замом Жириновского в партии — Владимиром Овсянниковым.

Фактически, ЛДПР «сыграла в свою игру». Кампания не выглядела сверхзатратной, но активность некоторых кандидатов и, в первую очередь, эксплуатация образа Владимира Жириновского и общепартийной риторики позволила набрать достойный процент. В самом начале предвыборной кампании Владимир Овсянников, правда, озвучивал другие показатели: не менее 15%. Эту планку покорить не удалось.

Но, учитывая активность в регионе «СР» и КПРФ, либерал-демократам было сложно привлекать протестные голоса. Исключением стал ряд округов, например, округ № 9, где ЛДПР набрала больше 20%. В общем, можно говорить о том, что либерал-демократы получили голоса своих постоянных избирателей в регионе, чья доля составляет около 10%. Работа с ними будет продолжена, видимо, под руководством Владимира Овсянникова, который заявил о готовности остаться в регионе и стать депутатом заксобрания с прицелом на думские выборы.

Михаил Ковдриевич


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования