Поиски смысла на фоне катастрофы
Поиски смысла на фоне катастрофы
25 Мар 2011, 06:19 Тайга.инфо публикует пятую статью инженера-физика Юрия Лобановского, посвященную уже не столько рассмотрению возможных причин катастрофы 17 августа 2009 года на Саяно-Шушенской ГЭС, сколько тому общественно-политическому фону, на котором, как выражается автор, разворачивалось «трагическое, а затем постепенно переходящее в фарс действо» под названием «Поиск причин и анализ последствий Саянской катастрофы и их имитация». Тайга.инфо публикует пятую статью инженера-физика Юрия Лобановского, посвященную уже не столько рассмотрению возможных причин катастрофы 17 августа 2009 года на Саяно-Шушенской ГЭС, сколько тому общественно-политическому фону, на котором, как выражается автор, разворачивалось «трагическое, а затем постепенно переходящее в фарс действо» под названием «Поиск причин и анализ последствий Саянской катастрофы и их имитация».

Пятая, заключительная статья серии о том, что все-таки произошло на Саяно-Шушенской ГЭС 17 августа 2009 года, почти не будет касаться конкретных научно-технических проблем. Она носит более субъективный характер, чем четыре предыдущие, однако ее выводы строятся на использовании тех же принципов анализа, которые привели к успеху научно-технического расследования. Автору показалось интересным скупыми штрихами очертить тот общественно-политический фон, на котором разыгрывалось некое, сначала трагическое, а затем постепенно переходящее в фарс действо, которое можно назвать «Поиск причин и анализ последствий Саянской катастрофы и их имитация». Это может иметь смысл, так как автор, являясь одним из его участников, мог видеть то, что более никому в полной мере не было доступно. Все это можно рассматривать как спектакль, представляющий собой набор дивертисментов – отдельных вставных номеров различных лиц и структур, так или иначе причастных к происходящему, из-за того, что единой режиссуры до сих пор не видно. Дивертисменты то проходят независимо друг от друга, то, временами, сливаются в единый поток, то демонстрируют очевидный диссонанс. В итоге получается непоследовательная и во многом противоречивая, но, видимо, довольно поучительная пьеса, представляющая собой историю поисков смысла происходящего на фоне катастрофы.

Получается непоследовательная, но довольно поучительная пьеса, представляющая собой историю поисков смысла происходящего на фоне катастрофы

До 17 августа 2009 года автор в свободное от основной работы время – руководства экспертным отделом компании «Интертех», в той «башне из слоновой кости», которую он выстроил после ухода из Центрального аэрогидродинамического института, ставил и решал интересные для себя задачи: от элементарной теории машущего полета или ракетных двигателей до способа добычи изотопа гелия (гелия-3) в атмосфере Урана – одной из планет-гигантов Солнечной системы. Однако после того как случилась Саянская катастрофа (и она с самого начала стала сопровождаться заявлениями официальных лиц о том, что произошло что-то необъяснимое и «противоречащее законам природы»), было решено, что Уран подождет – как писал более двух с половиной тысячелетий назад баснописец Эзоп: «Здесь Родос, здесь прыгай».

Самая первая работа автора по Саяно-Шушенской ГЭС, в которой были зафиксированы основные характеристики станции и проведены количественные оценки параметров происходивших там процессов, в исходном виде появилась в интернете в сентябре 2009 года, а ее финальный вариант – 4 ноября. Автор ни к кому не обращался и ни в какие организации ничего не высылал. Однако в конце 2009 года к нему последовательно обратились два эксперта при Парламентской комиссии по расследованию чрезвычайной ситуации на Саяно-Шушенской ГЭС – руководитель Научно-технического центра «Оптимизация управления в энергетике» В. В. Кудрявый и директор геофизической службы СО РАН В. С. Селезнев. Через некоторое время, вплоть до марта 2010 года, автор с некоторым удивлением стал получать от В. В. Кудрявого довольно значительное количество откликов и рецензий на его первую работу по проблеме СШГЭС. Как разъяснил автору Кудрявый, это были ответы на рассылку его работы, произведенную по инициативе Парламентской комиссии по СШГЭС. При этом автор получил возможность познакомиться с другими версиями катастрофы, которые излагались в этих отзывах. Надо отметить, что в некоторых из них даже отрицалась возможность применения классической механики Ньютона к процессам, происходившим на СШГЭС. По обстоятельствам, описанным далее, в марте этот поток отзывов и версий прекратился, однако, как стало известно позже, летом они были направлены главному научному сотруднику Института проблем механики Ю. П. Райзеру, который в ноябре 2010 года дал им свою оценку. Им было сказано, что все они, кроме версии автора, как основные причины произошедшего должны быть отвергнуты.

Между тем еще в конце сентября 2009 года автор получил письмо от бывшего сотрудника Сибирского отделения РАН В. Л. Окулова о том, что произошедшие на СШГЭС события вызваны гидроакустическими колебаниями в водоводе станции. Вместе с письмом Окулов прислал свои работы, опубликованные около полутора десятков лет назад, где были выведены уравнения гидроакустических колебаний, и по данным натурных испытаний гидроагрегатов СШГЭС летом 1988 года было построено их решение для этой станции. После изучения этих работ и их развития и обобщения к середине января была создана основа теории гидроакустического возбуждения автоколебаний напорных систем, позволяющая количественно оценивать гидроакустическую устойчивость практически любой станции с радиально-осевыми турбинами.

По словам Кудрявого, за сутки до начала этого совещания неназванные им лица настоятельно рекомендовали ему не проводить его

Как раз к этому моменту, в конце января 2010 года к автору обратился один из тогдашних топ-менеджеров ОАО «РусГидро» Р. З. Хамитов. После этого с компанией «РусГидро» у автора возникли довольно многочисленные, иногда весьма продуктивные контакты. Параллельно 10 февраля 2010 по инициативе В. В. Кудрявого прошло совещание «Технические причины и уроки катастрофы на Саяно-Шушенской ГЭС в свете курса Президента РФ по модернизации электроэнергетики России», на котором автор должен был быть одним из главных докладчиков. Именно тогда описываемая пьеса стала превращаться в фарс. По словам Кудрявого, за сутки до начала этого совещания неназванные им лица настоятельно рекомендовали ему не проводить его. Он пренебрег этим предупреждением, однако, как выяснилось уже на месте, программа совещания была серьезно перекроена, доклад автора потерял статус основного, появились не предусмотренные ранее выступления уважаемых, но сильно пожилых профессоров от гидроэнергетики. Эти доклады представляли собой смесь критики теории автоколебаний, непонятно откуда им известной, с сагами о том, что было раньше (скажем, как английский инженер Дериаз «украл» у советского ученого Квятковского диагональную турбину). В некоторых местах этих выступлений было довольно трудно сохранять серьезность, хотя бы внешнюю. Никаких видимых последствий это совещание не имело.

Через восемь дней, с задержкой на неделю по сравнению с первоначальным планом, 18 февраля состоялась пресс-конференция Комитета защиты населения от техногенных катастроф, на которой было заявлено о его создании. Одним из членов оргкомитета, наряду с такими известными политиками, как С. Н. Бабурин (бывший заместитель председателя Государственной думы) и И. Б. Миронов (член исполкома Конгресса русских общин, обвинялся в покушении на А. Б. Чубайса и был оправдан судом присяжных), был и В. В. Кудрявый (бывший заместитель министра энергетики РФ). На пресс-конференции было заявлено: «Наш комитет – это структура, которая должна объединить всех, кто не хочет умирать в завалах советской империи, под железобетоном, который сыплется на наши головы». Однако, насколько известно автору, это оказалось первое и последнее заседание комитета.

«Наш комитет – это структура, которая должна объединить всех, кто не хочет умирать под железобетоном...»

В самом начале апреля Кудрявый рассказал в телефонном разговоре, что, по мнению неназванных им экспертов, версия автора является «сказочной», а сам он выдвинут в Совет директоров компании «РусГидро». Это был последний разговор, автор посчитал далее невозможным поддерживать с ним какие-либо отношения. 30 июня 2010 года общее собрание акционеров ОАО «РусГидро» избрало Совет директоров Общества в количестве 13 человек, восьмую позицию в этом списке занял В. В. Кудрявый. Таким образом, он взял на себя долю ответственности за железобетон, «который сыплется на наши головы». После этого никаких следов деятельности вновь организованного Комитета защиты населения обнаружено не было. Видимо, Кудрявый должен был играть ключевую роль в его работе. Разыгранная им изящная многоходовая комбинация с жертвой нескольких фигур для занятия поста члена Совета директоров «РусГидро» с чисто технической точки зрения заслуживает самой высокой оценки.

Тем временем, другие люди в начале марта 2010 года организовали пятый Международный научно-практический электроэнергетический семинар, шестая секция которого была посвящена урокам Саянской катастрофы. На этом семинаре автору впервые была предоставлена полная возможность изложить свою точку зрения на произошедшее и рассказать о теории гидроакустического возбуждения автоколебаний напорных систем. В результате возникли очень полезные контакты с группой гидроэнергетиков из Таджикистана, сообщивших автору об аварии на ГЭС Памир-1, дальнейшее расследование которой сыграло важную роль в развитии теории. Кроме того, произошла первая встреча со старшим научным сотрудником Курчатовского института В. В. Остапенко, вскоре выдвинувшего идею о схожести явлений, происходящих в напорных системах гидроэлектростанций и в контурах теплоносителей ядерных реакторов.

Хамитов стал президентом Башкирии летом 2010 года, поэтому уже с весны ему стало не до проблем СШГЭС

Летом 2010 года Р. З. Хамитов стал, как известно, президентом Башкирии, поэтому уже с весны ему стало не до проблем Саяно-Шушенской ГЭС, но начало им было положено, и 1 июля 2010 года в ОАО «РусГидро» прошло совещание, посвященное теории возбуждения автоколебаний напорных систем. В прениях по основному докладу, который сделал автор, выступили десятка полтора человек, из них резкие возражения против теории прозвучали в четырех докладах, и первым, сформулировавшим их с наибольшей полнотой, был первый заместитель генерального директора – главный инженер ОАО «Ленгидропроект» (разработчика проекта СШГЭС) Б. Н. Юркевич. По существу он принял на себя роль лидера так называемой партии «гнилых шпилек»™, в которую входят некоторые представители отраслевой науки, в той или иной степени ответственные за произошедшее, да и не только они. В поддержку теории выступили три докладчика, в том числе и В. В. Остапенко, остальные высказались осторожно, и, в итоге, было принято решение «направить материалы по теории Лобановского Ю. И. на рассмотрение секции энергетики РАН».

После сорокадневного оформления протокола совещания и утверждения его председателем – членом Правления ОАО «РусГидро» Б. Б. Богушем материалы совещания за подписью Заместителя Председателя правления Р. Ш. Альжанова были направлены 30 августа 2010 года в Отделение энергетики, машиностроения, механики и процессов управления Российской академии наук академику-секретарю В. Е. Фортову. С тех пор прошло около полугода, однако, несмотря на столь серьезную подпись в сопроводительном письме, никакого ответа до сих пор не получено.

Вряд ли стоит удивляться этому обстоятельству, ведь академик Фортов, как и Юркевич, был, как известно, членом комиссии технического расследования причин аварии на СШГЭС. Спустя три недели после подписания акта Ростехнадзора, 24 октября 2009 года, Фортов выступил в известной телевизионной передаче «Очевидное-невероятное» по теме «Уроки аварии на Саяно-Шушенской ГЭС». Недавно автор этой статьи внимательно просмотрел запись передачи и проанализировал выступление академика. Из этого анализа следует, что академик Фортов не владеет информацией о произошедшем событии и не имеет системного представления о том, что говорит. Практически во всех случаях количественные данные, которые он привел, касаясь научно-технических параметров, являются ошибочными, ошибка порой доходит до трех с лишним порядков (более чем в тысячу раз). Помнится, что ошибку такого уровня сделал в свое время непременный секретарь «Пушечного клуба» Дж. Т. Мастон в романе Жюль Верна «Вверх дном», когда члены клуба попытались изменить положение оси вращения Земли. Но тогда это произошло в результате удара молнии и двух телефонных звонков миссис Скорбит. Что же здесь стало причиной подобного афронта, можно только догадываться. Но, в любом случае, ожидать ответа от академика-секретаря на любые послания при наглядно продемонстрированной им полной незаинтересованности в решении «загадки Саянской катастрофы» было бы неоправданным оптимизмом.

Инженеры-гидроэнергетики, даже самые лучшие, решить эту задачу не могут...

Однако инженеры-гидроэнергетики, даже самые лучшие, решить эту задачу, как показывает опыт, не могут. Дело в том, что они научены работать по канонам, опирающимся на огромный опыт, накопленный в этом разделе технологий за десятки или даже сотни лет. То есть они являются аналогом тех ремесленников, которые, ничего не зная об автоколебаниях, сделали работающие механические часы. При проектировании гидравлических машин и сооружений в типовых условиях таких инженеров заменить никто не сможет, и лучше них никто эту работу не сделает. Но если возникает новое явление, которое ранее им не было известно (хотя что-то подобное вполне могло бы быть хорошо известно в смежных областях науки и технологии), большинство из них полностью теряются и в силу известного психологического механизма пытаются отринуть от себя все, что им непонятно.

Таким образом возникают «гнилые шпильки» и силы, отрывающие турбинную крышку при нормальной работе агрегата. Поэтому основоположник гидроакустического подхода к рассматриваемым явлениям В. Л. Окулов сейчас находится в Дании и занимается ветроэнергетическими установками, а его соавтор по первым гидроакустическим работам, в настоящее время заместитель главного конструктора СКБ «Гидротурбомаш» Ленинградского металлического завода И. М. Пылев, судя по всему, предпочитает на эти темы говорить как можно меньше.

То же самое происходило, когда М. В. Келдышем и Е. П. Гроссманом была создана теория флаттера – изгибно-крутильных автоколебаний крыла самолета, приводящих к его разрушению.Только в Германии с 1935 по 1943 годы от флаттера разбились около 150 самолетов. А несколько десятилетий спустя события тех лет описывались Я. М. Пархомовским, выдающимся специалистом в этой области и аспирантским профессором автора данной работы, так: «Методы, позволяющие прогнозировать возникновение флаттера, сегодня кажутся естественными и даже элементарными, лежащими на поверхности (такова, впрочем, судьба многих инженерных работ), отнюдь не выглядели таковыми в то время, когда они создавались. Были противники, доказывавшие, что путь, избранный в ЦАГИ, неверный и, более того, вредоносный, и отнюдь не ограничивались только научными дискуссиями. Сопротивление, как это ни странно, оказывали и практики-конструкторы. Слишком непривычными и противоестественными представлялись предлагаемые способы противодействия флаттеру. И, скажем прямо, слишком великим было убеждение, что «флаттер выдумали в ЦАГИ». Но жизнь доказала правоту ученых».

«Курчатовский институт», флагман ядерных технологий, полагает, что гидроакустическому резонансу подвержены все силовые гидросистемы, использующие роторные машины

Однако совершенно иную позицию занял флагман ядерных технологий – Российский научный центр «Курчатовский институт». На первый взгляд может быть непонятно, какое дело атомщикам до проблем гидроэнергетиков? Что между ними общего? Однако общее довольно быстро нашлось – контуры теплоносителя, в которых часто циркулирует жидкость, переносящая тепло от активной зоны ядерного реактора к турбомашинам, во многом подобны напорным системам ГЭС и, особенно, ГАЭС. Так что представители атомной промышленности накопили большой практический опыт аварийных режимов с резонансом в жидкостных контурах, но теория этих явлений у них до сих пор отсутствует. В предложениях РНЦ «Курчатовский институт» для ОАО «РусГидро» по итогам упомянутого выше совещания написано: «По нашим данным, гидроакустическому резонансу подвержены все силовые гидросистемы, использующие роторные машины». Более того, в этих предложениях было прямо заявлено, что два самых известных ядерных инцидента, при которых расплавилась активная зона и были выбросы больших количеств радиоактивных веществ, – на втором блоке АЭС Три Майл Айленд в Пенсильвании и на четвертом блоке Чернобыльской АЭС на Украине, произошли именно по этой причине. Это означает то, что спусковым крючком, запустившим разгон реакторов в этих инцидентах вследствие нейтронно-физической неустойчивости их активных зон в сложившихся тогда условиях, явился гидроакустический процесс.

Не зря академик Н. А. Доллежаль, главный конструктор РБМК – реактора Чернобыльской АЭС в течение почти полутора десятков лет до самого конца своей жизни постоянно возвращался к причинам срыва потока на главных циркуляционных насосах блока, с чего все началось. Тогда считалось, что такой причиной может быть только кавитация в перегретой жидкости, которой, как показали исследования, там точно не было. А гидроакустический процесс, как показывают предварительные оценки, вполне мог произойти. Поэтому РНЦ «Курчатовский институт» и предлагал продолжить разработки динамической модели рассматриваемых процессов и подготовить техническое задание на новые быстродействующие системы диагностики и контроля вибропульсационных процессов. Было предложено также провести совещание в «РусГидро» по обсуждению этих вопросов в сентябре 2010 года. Сейчас уже заканчивается зима 2010-2011, но до сих пор абсолютно ничего не сделано (а между тем, через 10 дней после того, как были написаны эти строки, произошла новая ядерная авария – теперь уже в Японии, на АЭС Фукусима-1…)

Таким образом, как по реакции компании «РусГидро», так и некоторых правительственных структур, причастных к энергетике, можно судить, что подобные аргументы не произвели на них большого впечатления. Топ-менеджмент «РусГидро» полгода молчаливо ждет ответа от Отделения энергетики, машиностроения, механики и процессов управления, то есть от академика-секретаря В. Е. Фортова, которому, как видно, нет никакого дела до этих проблем. В правительственных структурах, наслышанных обо всех этих перипетиях, по некоторым данным, отдельные функционеры считают остроумным сравнивать автора с некогда широко известным академиком Т. Д. Лысенко. Видимо катастрофы типа Чернобыльской и Саянской являются для них только тем оселком, на котором они оттачивают свое непревзойденное чувство юмора. Не дай бог всем нам увидеть, как они будут веселиться, когда подобная катастрофа произойдет со всей нашей страной – Россией.

Юрий Лобановский, специально для Тайги.инфо
Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования