Ермек Кукушев о ситуации в ЗАО «Термофор»: «Это искусственное банкротство»
Ермек Кукушев
Ермек Кукушев о ситуации в ЗАО «Термофор»: «Это искусственное банкротство»
06 Апр 2011, 10:33 Тайга.инфо уже сообщала о ситуации на известном новосибирском предприятии ЗАО «Термофор»: один из лидеров рынка банных и отопительных печей сначала был недоступен для акционеров, а затем было подано заявление о банкротстве, притом что активы предприятия и его персонал продолжают работать на тех же рабочих местах. Тайга.инфо уже сообщала об удивительной ситуации, сложившейся на известном новосибирском предприятии ЗАО «Термофор»: один из лидеров рынка банных и отопительных печей сначала был недоступен для акционеров, а затем было подано заявление о банкротстве, притом что активы предприятия и его персонал продолжают работать на тех же рабочих местах. С директором ЗАО «Термофор» Владимиром Шавриным связаться не удалось: по телефонам компании, указанным на сайте, с ним соединить отказались и его мобильный номер не сообщили. Тайге.инфо удалось побеседовать и выяснить личную точку зрения на данную ситуацию члена Совета директоров ЗАО «Термофор» Ермека Кукушева.

— Что происходит на «Термофоре»?

— Фактические владельцы контрольного пакета акций ЗАО «Термофор» — Константин Бессонов и Равиль Валетов — решили его искусственно обанкротить, чтобы избавиться от миноритарных акционеров и не платить по некоторым долгам, в частности налоговым.

— А Вы к этому не имеете отношения?

— Я представляю в Совете директоров ЗАО «Термофор» интересы миноритарных акционеров. Всего их около 50, самым крупным пакетом — около 25% — владеет Юнус Юсуфович Ислямов. В Совете директоров пять человек, четверо из которых — господа Валетов, Бессонов, Федотов, Никифоров — совместно со своими родственниками владеют контрольным пакетом акций. К сожалению, моего голоса было не достаточно, чтобы повлиять на политику контролирующих акционеров.

— Какие действия контролирующих акционеров привели к текущей ситуации?


— Во-первых, я не считаю, что ЗАО «Термофор» является реальным банкротом: это искусственное, «бумажное» банкротство. Персонал ЗАО «Термофор», а это около 400 человек на начало четвертого квартала 2010 года, работал на тех же рабочих местах, на том же оборудовании. Та же продукция продолжает выпускаться и продаваться. Продукцию можно купить, позвонив по тем же телефонам, что и полгода назад. Просто активы и персонал выведены в другие юр.лица, с другим составом участников. Экономических предпосылок для банкротства ЗАО «Термофор» не было.

Во-вторых, в конце 2009 года Совет директоров ЗАО «Термофор» санкционировал необоснованный с экономической точки зрения переезд предприятия на новую промплощадку. За 9 месяцев 2010 года ЗАО «Термофор» заплатило за аренду худших по качеству площадей около 100 млн рублей. Почти за весь 2009 год, когда предприятие находилось на площадке «Союза Труд», арендная плата составила около 35 млн рублей.

В-третьих, в ноябре 2010 года директором ЗАО «Термофор» был избран Владимир Шаврин. Избран заочно: он не присутствовал на соответствующем заседании совета директоров. Я как член Совета директоров его вообще ни разу не видел! Не говоря уже об акционерах компании. С момента избрания директором он сразу ушел на больничный, с которого до сих пор не вернулся. Заявление о банкротстве ЗАО «Термофор» он выслал в суд, по-видимому, тоже из дома.

Разумеется, компания не может работать, если ее руководителем выбирают человека, никогда не руководившего реальным предприятием, который, к тому же, и не ходит на работу. По имеющейся у меня информации, господин Шаврин «числился» директором и учредителем многих компаний, не имевших ничего, кроме расчетного счета и названия.

Наконец, в-четвертых, называющий себя основателем компании господин Бессонов «основал» ее таким образом, что бренд «Термофор» оказался зарегистрирован лично на него, а не на ЗАО «Термофор». Однако в течение пяти лет существования ЗАО «Термофор» Константина Бессонова эта ситуация устраивала: предприятие вкладывало в рекламу и продвижение бренда десятки миллионов рублей, а дивиденды от этого (в виде роста узнаваемости и стоимости бренда) получал один Бессонов. Сам Константин Бессонов на продвижение своего бренда не тратился. И вот, по истечении пяти лет, Константин Бессонов, являясь председателем совета директоров ЗАО «Термофор», предъявил к нему иск о взыскании неполученной прибыли за пользование товарным знаком в размере 34 млн рублей.

— Что решил суд?

— Суд умерил аппетиты господина Бессонова: с компании взыскано только 4 млн рублей. При этом в заявлении о банкротстве все равно фигурирует сумма в 34 млн рублей. Это еще один пример нарисованного характера банкротства ЗАО «Термофор».

— Что намерены делать в данной ситуации миноритарные акционеры?

— Защищать свои интересы всеми законными способами. Мы полагаем, что в данном случае имеют место серьезные нарушения закона, возможно, даже уголовного закона. В декабре 2010 года миноритарии обращались к прокурору Новосибирской области. Сейчас по факту обращений акционеров проводится проверка, по результатам которой будут приниматься какие-то меры.

— Некоторые посетители нашего сайта высказывают мнение, что Бессонов — это жертва, а Ислямов — рейдер.

— Полагаю, что за этими анонимными посетителями скрывается сам Бессонов, поскольку выступать открыто под своим именем ему просто стыдно: есть много разумных вопросов, на которые он не сможет дать вразумительный ответ.

— Например?

— Например, он называет себя основателем компании «Термофор». В юридическом смысле основатель — это учредитель. Вопрос: Бессонов — учредитель чего?  Почему «основатель Термофора» Бессонов оказался в нем не единственным акционером?

Почему успешное предприятие с оборотом около 1 млрд рублей, которое весной 2009 года было оценено независимым оценщиком в 250 млн рублей, и с тех пор управлялось исключительно командой Бессонова, спустя два года подает заявление о собственном банкротстве?

Почему «основатель», контролирующий акционер и председатель совета директоров акционерного общества подает на него в суд о взыскании надуманных убытков?

Почему председателя совета директоров ЗАО «Термофор» не беспокоит, что избранный им директор уже полгода не ходит на работу, а остальной персонал уволен?

Почему, когда на заседании совета директоров ЗАО «Термофор» ставится вопрос о досрочном прекращении полномочий директора Шаврина, он совместно с Никифоровым и Федотом голосуют против принятия данного решения?

Вопросы можно продолжать.

— Но в своем ноябрьском интервью Тайге.инфо Бессонов утверждал, что Ислямов и «Завод Труд» мешали «Термофору» развиваться.

— Если вы посмотрите на публичные выступления господина Бессонова, то легко заметить, что ему всегда кто-то или что-то мешает. Мешают акционеры, которым не нравится, когда их акции обесценивают, мешают авторы патентов, на чьих идеях поднимался «Термофор», мешают поставщики металла, требующие оплаты поставок, мешает государство со своими налоговыми требованиями и т.д. Это у него восприятие жизни такое.

Что касается рейдерства, то это просто смешно. Никаких незаконных и/или насильственных действий в отношении «Термофора» акционер Ислямов не совершал. Должно быть очевидно, что Юнус Юсуфович Ислямов оказался в составе акционеров «Термофора» не случайно, а потому, что без него остальные акционеры создать такой бизнес в то время просто не могли.

Когда в 2009 году акционеры «Термофора» поняли, что им не по пути, миноритарный акционер Ислямов предложил остальным акционерам выкупить у него пакет акций по цене, определенной независимым оценщиком. Оценку, независимую от акционеров, заказывал тогдаший директор «Термофора» — Наталья Ощепкова. Компания «БКС-Консалтинг» оценила «Термофор» по состоянию на март 2009 года в 250 млн рублей.

Бессонов вроде бы согласился на выкуп акций с дисконтом от оценочной стоимости, был даже согласован проект договора, сделка была одобрена акционерами «Термофора». Но потом Бессонов передумал. Видимо, он посчитал, что обанкротить ЗАО «Термофор» и создать на его месте новое ООО «Термофор» без Ислямова для него обойдется дешевле. К тому же, в случае банкротства можно оставить без оплаты несговорчивых кредиторов и «простить» бюджету налоги. Выгода двойная!

— Какую задолженность перед бюджетом имеет сейчас ЗАО «Термофор»?

— Судя по заявлению о банкротстве — более 78 млн рублей. Но это без налоговой проверки. Полагаю, что эта сумма достаточно значимая, чтобы налоговые и правоохранительные органы обратили внимание на ситуацию.

Владимир Кузнецов

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:

Компании:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования