«В любом высоком человеке он видел киллера»: Сыновья Фрунзика Хачатряна ответили за отца
© Кадр телеканала «Россия 1» Фрунзик Хачатрян
«В любом высоком человеке он видел киллера»: Сыновья Фрунзика Хачатряна ответили за отца
28 Сен 2012, 05:56 Областной суд продолжил 27 сентября рассмотрение дела бывшего вице-мэра Новосибирска Александра Солодкина, экс-начальника управления физкультуры и спорта Новосибирской области Александра Солодкина-старшего и бывшего замглавы регионального УФСКН РФ Андрея Андреева. Предполагалось, что будет допрошен глава новосибирской армянской национально-культурной автономии Фрунзик Хачатрян, но он в суд не явился, и показания давали трое других потерпевших — его сыновья и охранник.

Напомним, по версии обвинения, Солодкины и Андреев были участниками преступного сообщества под руководством бизнесмена Александра Трунова, которое контролировало, кроме прочего, муниципальный вещевой рынок на Гусинобродском шоссе и собирало с торговцев «не предусмотренные законом платежи». Хачатрян же, управляющий рынком «Тензор», расположенным рядом с муниципальным, «таким образом организовал работу рынка, что не платил деньги членам ОПС». Из-за этого 18 июня 1999 года на него было совершено покушение. В организации преступления обвиняют Солодкина-старшего.

Солодкин-младший обвиняется в организации поджога двух Grand Cherokee на стоянке возле здания Новосибирской академии водного транспорта на улице Советской в ночь на 10 ноября 2003 года. Одна из машин принадлежала старшему сыну Хачатряна Артуру, а другую приобрел его младший сын Эдуард, оформив право собственности на Владимира Маркаряна — водителя и охранника отца, нанятого на работу вскоре после покушения. Фрунзик Хачатрян пользовался при необходимости обоими джипами. По версии обвинения, к Солодкину ранее обратился сотрудник новосибирской мэрии Сергей Андреев, у жены которого сожгли Mercedes Gelandewagen, и они посчитали, что к этому причастны Хачатряны. Солодкин организовал «умышленное уничтожение имущества путем поджога» и «предложил применить насилие» в отношении охранников автостоянки.

Хачатряны и Маркарян рассказали суду, что им известно о происшествии на Советской. Вечером 9 ноября Артур Хачатрян оставил автомобиль на стоянке в «правом ряду для постоянных клиентов». Позже там же припарковался Владимир Маркарян и отнес ключи от машины Эдуарду Хачатряну. Ночью к стоянке подъехала «восьмёрка» с включенным дальним светом, водитель посигналил, и один из охранников (второй спал в помещении охраны) Аркадий Зайцев открыл ворота. Пассажиры «восьмёрки» ударили Зайцева по голове и избили, облили оба джипа горючей смесью и подожгли, а затем скрылись с места преступления. Артур Хачатрян и Маркарян узнали о поджоге, когда им позвонил Эдуард Хачатрян, к которому утром с плохими вестями пришел директор стоянки Олег Каледин.

«Мы с отцом ездили на такси,
на машинах родственников.
Мы понимали, что заказчики
не дошли до своей цели»

По словам Артура Хачатряна, независимая экспертиза оценила причиненный ему ущерб в 500 тыс. 183 рубля 83 копейки. Ущерб от поджога второго джипа те же эксперты оценили в 395 тыс. 56 рублей, рассказали Эдуард Хачатрян и Владимир Маркарян. Оба автомобиля не подлежали восстановлению, и их «продали по очень низкой цене какому-то парню на разбор». Поскольку поджигателей не нашли, ущерб владельцам Grand Cherokee пришлось частично возмещать Каледину, который «всё-таки отвечал за сохранность автомобилей» и с которым они заключили в суде мировое соглашение. По словам Маркаряна, получив деньги за оформленный на него автомобиль, он отдал их Хачатрянам.

Имущественный ущерб братья признали значительным, однако моральный, по их словам, «был, конечно, больше». «У меня была еще машина в собственности, но я постарался ей не пользоваться. Мы с отцом ездили на такси, на машинах родственников. Мы понимали, что заказчики не дошли до своей цели», — рассказал Артур Хачатрян. «Автомобиль — не средство роскоши, а средство передвижения, — отметил его брат Эдуард. — Я вынужден был купить „Ниву“, чтобы возить ребенка из одного конца города в другой в детский сад».

Адвокат Александра Солодкина-младшего Николай Украинцев спросил, подозревали ли Хачатряны кого-нибудь в ноябре 2003 года. «Если бы мы подозревали кого-то, я бы мог с ним напрямую разговаривать, без помощи милиции, — сказал Артур Хачатрян, отметив, что „никаких условий“ никто им не предъявлял ни до, ни после: — Мы и не поняли тогда, кто это сделал и в каких целях». Украинцев поинтересовался, как в материалы уголовного дела попали результаты экспертизы, оценившей размер ущерба. Эдуард Хачатрян сказал, что отдал документы следователям во время допроса, и те оформили выемку документов: «Я сказал, что могу их так отдать. Они сказали: „Нет, надо оформить“». Было ли при этом выписано соответствующее постановление, Украинцев у потерпевшего выяснить не смог.

По инициативе Андреева городские власти приняли концепцию развития барахолки,
с которой владельцы рынков были не согласны

Отвечая на вопросы защиты, Артур Хачатрян упомянул сотрудника мэрии Новосибирска Сергея Андреева, фамилия которого фигурирует в деле. «Мы слышали, что у него машину тоже сожгли, и хотели позвонить и спросить, кого подозревает он, — сказал бизнесмен, — но потом решили, что нет общих истоков у этих дел. Что он и мы просто не понравились каким-то третьим лицам». Потерпевший Андрей Боженко попросил Хачатряна уточнить, не было ли у его семьи какого-либо конфликта с Андреевым. Тот признал, что конфликт был и даже «были судебные тяжбы». По его словам, по инициативе Андреева, который работал тогда заместителем главы департамента потребительского рынка мэрии Валерия Марьясова, городские власти приняли концепцию развития Гусинобродской барахолки, с которой владельцы рынков были не согласны. Подробности Хачатрян уточнять не стал.

Эдуард Хачатрян подтвердил Украинцеву показания, данные им, по словам адвоката, на следствии. О поджоге автомобиля Сергея Андреева он узнал от Арама Суваряна, соучредителя ООО «Мамон», одного из вещевых рынков на Гусинобродском шоссе. Николай Украинцев спросил, почему Суварян позвонил именно Хачатряну, чтобы сказать о том, что у Андреева сожгли машину. Хачатрян сказал, что Суварян «знал, что мы судимся с мэрией», но судья Лариса Чуб сняла вопрос, как не имеющий отношения к делу. Адвокат сообщил, что он, возможно, будет ходатайствовать о допросе Суваряна.

Намного больше эмоций у потерпевших, как и вопросов у адвокатов и подсудимых вызвал эпизод с покушением на убийство Фрунзика Хачатряна и рассказ его сыновей о событиях, которые предшествовали преступлению. Напомним, 18 июня 1999 года, когда Хачатрян с водителем и двумя охранниками, как обычно по утрам, ехал с обкомовских дач на работу в центр Новосибирска, в районе Заельцовского кладбища на шоссе из леса вышел киллер и обстрелял его автомобиль Grand Cherokee из автомата Калашникова. Хачатрян и один из его охранников Марат Загидуллин были ранены. Расследование уголовного дела по факту покушения, приостановленное из-за неустановления подозреваемых, было возобновлено в 2009 году и впоследствии соединено в одно с уголовным делом ОПС Александра Трунова.

Вещевой рынок «Тензор» «славился тем, что не было лохотронщиков, карманников, других преступных элементов»

По словам Эдуарда и Артура Хачатрянов, в середине девяностых их отец вместе со своим компаньоном Владимиром Ждановым открыл «по правой стороне Гусинобродского шоссе, за муниципальным рынком» вещевой рынок «Тензор». Он «славился тем, что не было лохотронщиков, карманников, других преступных элементов». Возможно, отчасти потому, что торговля на «Тензоре» велась в ночное время: «Их рынок закрывается, наш только открывается». «Полная законность была, и это создавало какую-то конкуренцию, наверное, для муниципального рынка», — отметил Артур Хачатрян, добавив, что хотя рынок считался муниципальным, «на бумагах неясно было, кто настоящий владелец».

Летом 1998 года договор субаренды, заключенный ООО «Тензор» с мэрией Новосибирска и магазином-арендатором, нужно было пролонгировать, и исполнявший обязанности мэра Владимир Городецкий сделал это. Но когда мэр Виктор Толоконский (в 2000-2010 годах — губернатор Новосибирской области, с 2010 года занимает пост полпреда президента в СФО, — прим. Тайги.инфо) вернулся из отпуска, он отменил решение своего заместителя, «счел недействительным договор между двумя субъектами», и «начались суды с мэрией». Хотя арбитражный суд встал на сторону «Тензора», у Хачатрянов начались проблемы: «По распоряжению мэрии почему-то сотрудники СОБРа, хотя могли и другие структуры, приехали, не пускали нас и закрытым держали рынок».

Только в феврале 1999 года Толоконский договорился с Фрунзиком Хачатряном, что его «Тензор» «придется закрыть, но в другом юридическом лице он даст открыть на той же территории оптовый рынок». Новое юрлицо назвали ООО «Манэ». Ночную торговлю ему власти запретили, но и для дневной предоставили в аренду (не в субаренду, как раньше: «Уже с магазином не было никаких отношений, вопрос был решен в мэрии») площадь меньше на 0,4 га. «Эту территорию собровцы отобрали, переставили забор, который был собственностью МУП „Вещевой рынок“, дежурили, вагончик у них стоял, полевая кухня, — рассказали Хачатряны. — Участок мэрия не оформляла до августа, не хотела».

В апреле 1999 года Александр Солодкин-старший пригласил Фрунзика Хачатряна в офис фонда «Сибинтербаскет-Динамо» на Серебренниковской, 23, бизнесмен пошел туда один, «чай попить», и потом пересказал встречу своим сыновьям. С их слов, прозвучавших в суде, в офисе, неожиданно для отца, оказались лидер ОПГ «Первомайские» Андрей Старых и «представитель труновских ребят» Анатолий Радченко, которого Солодкин представил Хачатряну как «перспективного парня». На вопрос гостя о том, зачем здесь Радченко и Старых, хозяин ответил, что «эти люди хотят, Фрунзик, с вами поговорить».

В офисе оказались лидер ОПГ «Первомайские» Андрей Старых
и «представитель труновских ребят» Анатолий Радченко

«Александр Наумович выполнял роль смиряющего, всегда старался, чтобы с конфликтом от него не ушли, слова лишнего не допускал, — уважительно заметил Артур Хачатрян, — До последнего момента пытался, чтобы отец хоть что-то им отдал». Отдавать предложили по 200 тыс. рублей каждый месяц, потому что «здесь принято, если хотите без конфликтов на этой территории, ежемесячно платить сумму», пересказал слова отца старший сын. Младший также вспомнил, что Старых и Радченко, со слов Фрунзика Хачатряна, требовали денег, «чтобы решить нашу проблему со вторым участком, чтобы у нас не было проблем с мэрией и милицией». Солодкин участников беседы «успокаивал, когда стали на высоких тонах» разговаривать, и советовал своему другу Фрунзику «что-то дать им, хоть какую-то сумму, чтобы успокоились», добавил Эдуард Хачатрян. Но их отец, как заметил уже его брат Артур, «никогда не поддавался давлению криминала, и до сих пор не поддается, и не будет поддаваться», поэтому тогда «ответ был: „нет“».

А через два месяца автомобиль Хачатряна расстреляли на Дачном шоссе: «После покушения мы поняли, что кто-то недоволен, и все меры исчерпаны уже, если они на это пошли». При этом «прямых врагов у него не было», уверяют сыновья: «Была одна версия — что связано с работой рынка, с его коммерческой деятельностью». Разговор в офисе Солодкина, с которым «уладились отношения», они не вспоминали: «На второй план отошел эпизод, не думали, что по этому поводу, даже после покушения», — сказал Артур Хачатрян.

Его брат подтвердил, что их отец покушение «не связывал с этой встречей»: разговор Хачатрян-старший «серьезно не воспринял, не усилил охрану» и только остался недоволен, «что не знал, что будут другие люди», потому что «у нас не принято, чтобы отец один шел на такой серьезный разговор». «Тогда он не связывал, а в 2009 году, что, связал?» — уточнил адвокат Солодкина-старшего Михаил Книжин. «Когда возобновили следствие, тогда и вспомнилось, что была встреча такая», — ответил Эдуард Хачатрян.

Адвокаты и подсудимые стали активно расспрашивать потерпевших братьев не столько о самом покушении, сколько о предшествовавших событиях. На вопрос, обращались ли они с заявлением о захвате их рынка в правоохранительные органы, Артур Хачатрян ответил вопросом: «К тем же самым правоохранительным органам, которые на рынок приезжали? К ним обращаться?» По его словам, они обращались в мэрию Новосибирска, где вопросом рынка занималась специальная комиссия во главе с Николаем Симоновым (в настоящее время занимает должность министра транспорта и ЖКХ Новосибирской области, — прим. Тайги.инфо). Эдуард Хачатрян заявил адвокату Солодкина-старшего Светлане Ткаченко, что милиция, как им с отцом казалось, «сильно не была заинтересована» в расследовании покушения. Например, в прессе стали появляться статьи о том, что «ранен криминальный авторитет Фрунзик Хачатрян». «С нами никто из прессы не общался, значит, им милиция такие данные давала. Потом писали, что это инсценировка была, что его хотели напугать, — раздраженно вспоминал младший сын Хачатряна. — А почему не был объявлен план „перехват“? Там можно было сразу киллера найти».

«Как мэрия решения принимает, какие кастинги проводит, мы не знаем, мы простые смертные»

Ткаченко спросила, знает ли Артур Хачатрян, почему после ранения его отца экспертизу провели только в 2009 году. «Сказали, что пулю достать сложно, нужна хирургическая операция, пусть лежит пока», — ответил тот. Солодкин-старший спросил, известно ли потерпевшему, что замначальника отдела Западно-Сибирского РУОП Александр Никитин входил в состав комиссии мэрии Новосибирска по развитию Гусинобродской барахолки, а ОАО «Гусинобродское» до сих пор возглавляет бывший сотрудник Никитина Юрий Денисенко. «Может быть. Как мэрия решения принимает, какие кастинги проводит, мы не знаем, мы простые смертные», — ответил Артур Хачатрян.

Михаил Книжин спросил, предъявляли ли Фрунзику Хачатряну кого-либо на опознание в 1999 году. Артур Хачатрян ответил утвердительно: отец «уверенно опознал» стрелявшего, «но потом выяснилось, что у этого человека хорошее алиби, и вообще он не при делах». «Я знаю, что в любом высоком человеке отец какое-то время видел киллера», — сказал он и добавил, что отца еще в то время раздражали милиционеры. На вопрос адвоката Андрея Андреева Татьяны Титовой о причинах раздражения потерпевший сказал, что сотрудники РУОП «лишнюю инициативу проявляли по закрытию нашего рынка». «Один судебный пристав бегает, а десять собровцев стоят и смеются над ним, — вспомнил картину Артур Хачатрян. — Они говорили, что здесь кормятся воровские общины, хотя это было не так».

По его словам, командовал собровцами, как он потом выяснил, бывший начальник отдела ГАИ Ленинского района Новосибирска Алексей Исаков, руководитель подконтрольного Трунову ЧОП «Преграда». Андрей Андреев спросил, как получилось, что именно РУОП занимался их рынком: «Кого подключили, тот и подключился», — пожал плечами Артур Хачатрян. Его спросили, были ли среди милиционеров, блокировавших работу их рынка, такие сотрудники, как Кандиков Александр Алексеевич, Гришунин Игорь Федорович и Никитин Александр Дмитриевич. «Вопрос о других лицах сейчас рассматривается, оценку сотрудникам СОБР суд на этом процессе не дает», — заявила судья Лариса Чуб. Всего она сняла, самостоятельно и по просьбе прокурора Марины Морковиной, около 20 вопросов, большинство из которых хотел задать Андреев. «Это вы однозначно снимете, можно даже не спрашивать, — сказал он судье, глядя в лист с подготовленными вопросами. — Так мы истину не установим». «Истину о РУОПе не будем здесь устанавливать, это другое дело, — повторила судья. — Ваши личные вопросы выясняйте другим способом».

«Артур, а отец рассказывал, что
он давал деньги на выборы
мэра Городецкого и губернатора Толоконского?»

Опрос потерпевших подсудимыми и их адвокатами временами действительно выглядел странно. Андреев и Солодкины задавали свои вопросы вразнобой, каждый последующий оказывался неожиданнее предыдущего и даже похож на попытку сообщить Хачатрянам о том, о чем они могли не знать. «Артур, а отец рассказывал, что он давал деньги на выборы мэра Городецкого и губернатора Толоконского?» — спросил Александр Солодкин-старший. «Он говорил, что поддержка хорошая от нас шла, по общественной работе, по голосам», — подтвердил сын Фрунзика Хачатряна. Солодкин сообщил, что в 1999 году в том самом офисе на Серебренниковской был «филиал избирательного штаба по выборам Толоконского, и твой отец бывал там без меня». Хачатрян в свою очередь счел нужным сказать ему, что «был на другом процессе» (очевидно, по обвинению самого Александра Трунова и других предполагаемых членов ОПС, — прим. Тайги.инфо), и «по показаниям свидетелей» ему «стало ясно, что вы, Александр Наумович, получили с рынка 192 тыс. рублей». И что «вы, со слов этих ребят, 20 тыс. долларов мэру лично давали, у них вы во внутренних документах указаны». Это заявление, кажется, смутило всех, однако развития не получило.

Когда же Андреев, Титова и Ткаченко последовательно спросили Хачатрянов, откуда у их организации взялась некая задолженность перед мэрией Новосибирска в размере около 3,5 млн рублей, судья Лариса Чуб не выдержала. Она напомнила, что вопросы потерпевшим необходимо задавать только по сути рассматриваемого дела и по данным ими показаниям, а всё прочее — к делу не относится. Адвокат Книжин возмущенно заявил, что «обвинение навязывает мнение» о том, какие обстоятельства, необходимые для установления вины или невиновности подсудимых, являются важными, а какие нет. «Говорят, что Солодкин у Хачатряна отнимал бизнес. Как это выяснить, если „к делу не относится“? — воскликнул Книжин. — А что тогда относится? Как же мы установим истину?» Лариса Чуб не дала оценку его реплике, однако предупредила всех, что не нужно «рассуждения превращать в базар» и что скоро она начнет выдавать предупреждения.

В конце заседания судья неожиданно объявила, что 28 сентября с утра будет допрошен не Фрунзик Хачатрян («Если он сможет прийти, то мы и его допросим»), а Дмитрий Буоль. Осенью 2011 года Новосибирский областной суд признал его виновным в участии в ОПС Александра Трунова, бандитизме, двух покушениях, в том числе на Хачатряна летом 1999 года, четырех убийствах и незаконном хранении оружия. За все эти преступления Буолю, заключившему досудебное соглашение и давшему показания на других участников ОПС, назначили наказание в виде 17 лет колонии.

Когда конвой уже уводил подсудимых из зала судебных заседаний, те еще раз поздравили Людмилу Солодкину: «С днем рождения!» — с этими же словами ее муж и сын заходили в зал за несколько часов до окончания заседания. Именинница сообщила обоим, что утром получила от их имени цветы.

Кирилл Логинов

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования