«Обвинить меня в поджоге достаточно проблематично»: суд по делу Солодкиных допросил свидетеля, работающего на Путина
© tayga.info Предшественники Сергея Андреева на посту главы департамента Игорь Беляков (слева) и Валерий Марьясов погибли от рук киллеров
«Обвинить меня в поджоге достаточно проблематично»: суд по делу Солодкиных допросил свидетеля, работающего на Путина
10 Окт 2012, 12:35 Новосибирский областной суд на очередном заседании по делу Александра Солодкина, Александра Солодкина-старшего и Андрея Андреева допросил однофамильца одного из подсудимых. Сергей Андреев работает в Москве, прилетел в родной Новосибирск в командировку и явился в суд для допроса в качестве свидетеля.
С декабря 2001 года Андреев занимал пост заместителя директора департамента потребительского рынка, вице-мэра Новосибирска Валерия Марьясова. 2 марта 2004 года Марьясов был убит в подъезде собственного дома, и Андреев возглавил департамент, но должность заместителя мэра Владимира Городецкого при этом не занял.

Он покинул мэрию в октябре 2006 года, когда департамент ликвидировали путем слияния с другим структурным подразделением. Начальником созданного тогда департамента промышленности, инноваций и предпринимательства назначили Анатолия Соболева, в сентябре 2012 года ставшего первым вице-губернатором Новосибирской области.

В настоящее время Андреев, согласно его показаниям, данным 9 октября в суде, занимает должность генерального директора группы компаний «Модернизация речного транспорта». Совладельцем МРТ, как выяснила год назад газета «Ведомости», является Роман Путин, советник новосибирского губернатора Василия Юрченко с июня 2012 года.

Свидетель Сергей Андреев сообщил, что знает лично всех подсудимых. С Солодкиным-младшим знаком с 1998 или 1999 года, они дружили семьями, часто проводили вместе праздники и выходные дни. С потерпевшим Фрунзиком Хачатряном он познакомился в 2002 году «в связи с моей работой в мэрии». На вопрос судьи Ларисы Чуб, были ли у них конфликты, Андреев, пару секунд помолчав, ответил: «С моей стороны конфликтов не было».

Напомним, бывший заместитель мэра Новосибирска Александр Солодкин-младший обвиняется в подстрекательстве к поджогу в ноябре 2003 года автомобилей сыновей Фрунзика Хачатряна. Согласно обвинительному заключению, преступный умысел возник у подсудимого, еще не работавшего в мэрии, когда у жены Сергея Андреева накануне также сожгли машину, и чиновник обратился к нему с подозрениями о причастности к этому инциденту Хачатряна.

Государственный обвинитель Алексей Куликов спросил свидетеля, в чем заключалась его работа в новосибирской мэрии в 2003 году. Сергей Андреев рассказал, что департамент занимался сферой потребительского рынка и сферой земельных отношений (передана в дальнейшем департаменту имущественных отношений, — прим. Тайги.инфо), в том числе и вопросами, связанными с городскими рынками. «Мы исполняли решение горсовета по исполнению концепции реорганизации и реформирования рынка на Гусинобродском шоссе», — сообщил Андреев. Эта концепция предусматривала выкуп мэрией у предпринимателей имущества, предназначенного для торговли, с последующей сдачей его в аренду им же.

 

«Мы исполняли решение горсовета по исполнению концепции реформирования рынка на Гусинобродском шоссе»


«Из девяти участников концепции восемь приняли условия безоговорочно, — сказал Андреев. — Только владелец рынка „Манэ“ Фрунзик Хачатрян категорически возражал, ссылаясь на какие-то договоренности с [предыдущим мэром Новосибирска Виктором] Толоконским, о которых никто не знал. Он пытался оспаривать [решение горсовета] в суде, ни одного суда не выиграл и в 2005 году вошел в концепцию на общих основаниях». Благодаря реализации концепции, по словам Андреева, в городской бюджет только с ОАО «Гусинобродское», в которое реорганизовали муниципальный рынок, в год поступало 350 млн рублей: «И это чисто аренда [контейнеров], а еще 90 млн рублей были отчисления [с продаж]». Кроме того, все торговцы были зарегистрированы как частные предприниматели и, значит, платили еще по 6% от доходов, добавил свидетель. На вопрос о том, почему «Гусинобродское» возглавил именно Юрий Денисенко, Андреев ответил, что Городецкий назначил его гендиректором до того, как он сам пришел в мэрию. О том, что Андреев сам некоторое время был председателем совета директоров ОАО «Гусинобродское», свидетеля никто не спрашивал.

На вопрос Куликова о событиях 5 ноября 2003 года Андреев ответил, что вечером ему позвонила жена и сообщила, что во дворе горит их «Мерседес». Приехав на служебной машине на Римского-Корсакова, 3/2, чиновник увидел пожарных, которые уже потушили автомобиль. Он позвонил своему непосредственному руководителю Марьясову, который находился, как ему было известно, на совещании у Городецкого, и своему другу Солодкину, который «мне рекомендовал сразу писать заявление в милицию». Подозрений о причастности кого бы то ни было у него тогда не возникло: «Ни на тот момент, ни после этого предложений что-то сделать или пойти на компромисс мне ни от кого не поступало». В рамках расследования поджога Андреев был «два или три раза» допрошен и, по его словам, не знает, в каком состоянии то уголовное дело находится сейчас.

Отвечая на вопрос адвоката Александра Солодкина-старшего Светланы Ткаченко, Андреев рассказал, что комиссия по разработке концепции развития Гусинобродской барахолки была создана «еще во времена Белякова» (вице-мэра Новосибирска Игоря Белякова, возглавлявшего до Валерия Марьясова департамент потребительского рынка мэрии, убили 7 августа 2001 года, — прим. Тайги.инфо). В состав комиссии входили семь-восемь человек, и всех Андреев не помнит: он назвал только Марьясова и вице-мэра Владимира Шумилова, но отметил, что среди членов комиссии были сотрудники правоохранительных органов. Горсовет в 2002 году утвердил разработанную концепцию, и была создана уже постоянно действующая комиссия по исполнению решения горсовета. Адвокат Солодкина-младшего Николай Украинцев спросил, мог ли его доверитель каким-либо образом влиять на работу обеих комиссий, и Андреев ответил отрицательно.
 

По словам Андреева, с Хачатряном они не общались: «Он сказал: „Ты на меня не обижайся, у тебя есть руководитель, я с ним буду говорить“» 

Второй адвокат Солодкина-младшего Александр Петров прямо спросил Андреева, говорил ли тот его подзащитному, что подозревает в поджоге «Мерседеса» Хачатряна. «Я никогда так не говорил, потому что так не считал», — сказал Андреев и признался, что с Фрунзиком Хачатряном в то время они вообще практически не общались: «Он сказал: „Ты на меня не обижайся, у тебя есть руководитель, я с ним буду говорить“». Разговоры Хачатряна с Марьясовым, по сведениям Андреева, были в основном связаны с протестом владельца «Манэ» против известной концепции. Вице-мэр предлагал бизнемену либо освободить занимаемую территорию, либо поступить, как все, и продать свои контейнеры департаменту имущественных отношений. Разговор Андреева с Хачатряном о сгоревших автомобилях был коротким («У тебя машину сожгли, и у меня машину сожгли», — по словам Андреева, отметил тогда Хачатрян) и состоялся зимой 2004-2005 года, заявил свидетель.

На вопрос второго адвоката Солодкина-старшего Михаила Книжина, просил ли когда-нибудь его клиент Марьясова или Андреева как-то повлиять на исполнение концепции развития барахолки, свидетель ответил отрицательно: «Это было невозможно.Отступить от решения горсовета было абсолютно нереально, это контролировалось депутатами». О каких-либо интересах Солодкина-старшего в отношении Центрального рынка или кафе «Пикник» Андреев тоже не знал. Книжин также спросил, слышал ли Андреев, чтобы «кто-то собирал дань с рынка, чтобы деньги не поступали в казну города, или чтобы деньги собирали Солодкину», и тот опять ответил, что ничего не знает об этом.

Солодкин-младший попросил Андреева уточнить, вошел ли тот в состав упомянутой им «постоянно действующей комиссии», возглавив департамент вместо Марьясова. «Когда я стал директором департамента, вышел на работу [первый вице-мэр Виктор] Воронов, и руководителем комиссии был он», — ответил Сергей Андреев. Он подтвердил, что в сферу работы комиссии горсовета по научно-производственному развитию и предпринимательству, которую возглавлял депутат Солодкин, «входила деятельность всего департамента», но «вносить изменения в концепцию» председатель комиссии не мог.

Адвокат Николай Украинцев спросил, что Андреев знает про кафе «Пикник». Тот сказал, что это заведение на улице Каменской было «не совсем удачным проектом» Льва Бляхера, его общего с Солодкиным-младшим товарища: «Оно так и не начало работать официально, так и не получили они лицензию». На вопрос Украинцева, могла ли быть, по мнению Андреева, у Солодкина какая-то заинтересованность в этом заведении, свидетель ответил: «Ну, наверное, такая же, как у меня — хотелось когда-то в нём пообедать уже». По рассказам Андреева, они с Солодкиным в шутку спрашивали Бляхера, когда же друг пригласит их на открытие, и тот нервничал: «„Не задавайте таких вопросов, я и сам пожалел уже, что ввязался“». Кто предложил ему заняться этим проектом, свидетель не знает.

Проблем у Бляхера, по словам Андреева, было немало: «То у него сложности с пожарными, то компаньон какой-то непонятный». На просьбу уточнить свидетель пояснил, что трудности с Владимиром Филипповым, фамилию которого он узнал потом из СМИ, возникали из-за «употребления [Филипповым] спиртных напитков и невыяснения финансовых проблем». Свидетель также пересказал свой разговор с экс-заместителем главы Октябрьского района Новосибирска Евгенией Солодкиной. Со слов Андреева, та рассказывала ему, что в 2009 году Филиппов заявлял, что она «должна вернуть какие-то деньги в очень короткое время, в противном случае он даст показания о каких-то мошеннических действиях» ее брата и отца.

Напомним, что по версии обвинения Солодкины вместе с Львом Бляхером (ранее сообщалось, что его объявили в международный розыск, — прим. Тайги.инфо) пытались отобрать кафе «Пикник» у Владимира Филиппова, который в настоящее время проходит по делу потерпевшим. 9 октября в зале суда Филиппов отсутствовал.
 

«Хачатрян сначала спрашивал, „сколько тебе занести, чтобы ты от нас отстал“, а потом говорил: „будет море крови“, „давно не стреляли?“, „своё получите“ — всё в таком духе»

Кроме того, рассказал Андреев, существовала комиссия по перспективному комплексному развитию территории на улице Петухова в Кировском районе, куда в 2002 году переехал с Гусинобродского шоссе автомобильный рынок. На участие в программе развития этой территории поступило около 400 заявок: «Ажиотажа особого не было — очень тяжелая территория, практически заболоченная местность». Одной из первых удовлетворили заявку «Новосибирской службы спасения» (гендиректором этого ЗАО является депутат горсовета Юрий Зарубин, — прим. Тайги.инфо), поскольку «эта территория находилась на его бывшем участке», ответил свидетель на вопрос адвоката. При работе комиссии «практически все время присутствовали представители правоохранительных органов», подтвердил Сергей Андреев: они давали комментарии к заявкам и высказывали рекомендации, с кем заключать договор, а с кем нет.

Украинцев спросил, поступали ли просьбы со стороны Солодкина-младшего о выделении земельного участка фирмы «Премьер-Плюс». Андреев ответил отрицательно, и сказал, что «преференций никому не было». Солодкин-старший поинтересовался у свидетеля, можно ли было в принципе на рынках «поставить для одних одну арендную ставку, а для других другую». Тот возразил, что все ставки утверждались горсоветом и были одинаковыми для всех, причем «коэффициенты были завышенными», поскольку авторынок располагался на «территории особого экономического интереса мэрии». Солодкин-старший также спросил, обращался ли он к Андрееву «хоть когда-нибудь» по работе барахолки или «перехода под часовней» и просил ли у него для кого-нибудь льготы по аренде торговых мест. «Вы не могли ставить такие вопросы, — уверенно ответил Сергей Андреев, — потому что арендные ставки утверждались решениями горсовета». «А здесь написано, что ставил», — заметил подсудимый, очевидно, имея в виду материалы уголовного дела.

В ответ на вопрос Солодкина-младшего, известно ли ему о каких-либо угрозах сотрудникам мэрии, исходивших от Фрунзика Кярамовича, Андреев вспомнил одну из встреч Хачатряна и Марьясова. Сам он на ней не присутствовал: коммерсант «потребовал, чтобы я вышел из кабинета». Через некоторое время к Андрееву прибежала секретарь Марьясова и сообщила, что в кабинете вице-мэра происходит ссора. «Хачатрян сначала его спрашивал, „сколько тебе занести, чтобы ты от нас отстал“, а потом говорил: „будет море крови“, „давно не стреляли?“, „своё получите“ — всё в таком духе», — пересказал Андреев. Солодкин-младший также спросил, говорил ли он Андрееву «что-нибудь негативное в отношении Фрунзика Кярамовича». «Мы с вами просто не разговаривали на эту тему, не обсуждали его вообще», — ответил тот. Представитель Хачатряна Алексей Пугин спросил его, обращался ли Марьясов «после этой встречи, которая, как вы говорите, была», в правоохранительные органы. Бывший зам Марьясова предположил, что тот «мог сообщить [заместителю главы ГУ МВД РФ по СФО Александру] Никитину, с которым постоянно общался».

Свидетель также подтвердил, что ему знакома фамилия потерпевшего Андрея Боженко: он несколько раз появлялся у его начальника и общался с Марьясовым как представитель собственников Центрального рынка. Кроме Боженко, среди акционеров ОАО были такие люди, как «Лобачев, потом, кажется, Закузенный и Эдуард, фамилию не помню», сказал Андреев. Солодкин-младший спросил, известно ли экс-главе департамента потребрынка о случаях хищения имущества в интересах акционеров. «Да, была попытка выделения имущественного комплекса пропорционально долям в натуре и продажи этого имущества третьим лицам. Я сам занимался этим вопросом, сам писал заявление в прокуратуру, — рассказал Андреев. — Узнал я об этом от генерального директора [ОАО Анатолия] Мехоношина. С его слов, этим занимался его заместитель, фамилию я не помню точно, [Вячеслав] Овчинников или что-то такое. Соответственно, [Мехоношин] пояснил, что, в общем, это человек, который имеет непосредственное отношение к Андрею Павловичу [Боженко]. Далее было проведено какое-то расследование, и уголовное дело было закрыто за отсутствием состава преступления».
 

Андреев рассказал о попытке хищения имущества Центрального рынка со стороны акционеров: «Уголовное дело было закрыто за отсутствием состава преступления»

На вопрос Солодкина-младшего, отправлял ли он, как председатель профильной комиссии в горсовете, какие-либо запросы в прокуратуру в связи с этой историей, Андреев ответил: «По всей видимости, да». «Скажите, пожалуйста, а когда реализовывался муниципальный пакет акций Центрального рынка, вы случайно не помните, какую позицию я занимал?» — спросил Солодкин. Андреев сказал, что тот выступал за продажу акций. «Вы это хорошо помните? — уточнил подсудимый. — Вы не помните мой диалог с мэром на горсовете о том, что я считаю нецелесообразной реализацию этого пакета?» Свидетель не вспомнил. «А в каком году это было, помните?» — на этот вопрос Андреев ответил, что «либо пятый, либо шестой».

Контрольный пакет ОАО «Центральный рынок», напомним, в январе 2007 года купил барнаульский предприниматель, владелец торговой сети «Мария Ра» Александр Ракшин. В течение года ему удалось приобрести и остальные 43,4% акций у миноритариев — ООО «Транспромснаб» (11,55%), ООО «Микан» (10,24%), ООО «Запсибхимия» (10,89%) и ЗАО «Сибирское агентство юридических услуг „Право“» (10,89%). «Реальные владельцы» этих организаций, как отмечала тогда деловая пресса, «предпочитали оставаться в тени».

«Сергей Владимирович, скажите, а правда, что вы рассказывали мне, что имели в конце 2009 года разговор с неким Полищуком, и он говорил вам: „Давайте-ка, рассказывайте, Солодкины-то через синагогу выкрутятся, а ты со своей русской мордой нет“?» — спросил Солодкин-старший. Свидетель возразил, что тот ошибся: разговор у него был не с Полищуком, а с Цимбалюком, который 8 ноября действительно предлагал ему, Андрееву, подписать соглашение о сотрудничестве и дал на размышления два дня. «10 ноября я ему позвонил, поздравил с Днем милиции и сказал, что я и так сотрудничаю со следствием и не понимаю, о чем еще меня просят», — рассказал Андреев.

Представитель потерпевшего Сергея Надеина Михаил Титаренко спросил, не было ли у свидетеля какого-то еще процессуального положения в 2009 году, то есть не был ли Андреев при расследовании данного уголовного дела, например, подозреваемым или обвиняемым. Тот ответил отрицательно. «Так если вы являлись свидетелем, зачем Цимбалюку делать вам предложения о заключении соглашения со следствием?» — не понял адвокат Титаренко. Сергей Андреев предложил ему задать этот вопрос непосредственно Андрею Цимбалюку.

Напомним, из протокола дополнительного допроса киллера Дмитрия Буоля, который прокурор Марина Морковина ранее зачитывала в суде, следует, что Сергей Андреев (как и потерпевший Надеин) тоже входил в организованное преступное сообщество, созданное Александром Труновым. Согласно показаниям Буоля, Андреев передавал взятки от членов сообщества Марьясову и предлагал сделать так, чтобы кресло Марьясова занял он, потому что «это будет дешевле для ОПГ». Отметим, что в том же документе от 30 мая 2011 года членами преступного сообщества названы Андрей Андреев и оба Солодкиных, однако в судебном заседании Буоль заявил, что он не подтверждает некоторые из показаний, представленных в протоколе, и вообще «не знает, почему эти фразы в нем появились». Судья Лариса Чуб свидетелю Буолю не поверила и объявила, что тот просто хочет «помочь подсудимым уйти от ответственности».
 

«Если вы являлись свидетелем, зачем Цимбалюку делать вам предложения о заключении соглашения со следствием?» 

Александр Солодкин-старший попросил Сергея Андреева сказать, могли ли у него в офисе на Серебренниковской, 23 разместиться десять человек. «У вас был очень маленький кабинет, стола переговоров даже не было», — ответил свидетель, добавив, что в офисе к тому же, как ему сейчас кажется, «ремонт всё время шел». Андреев подтвердил, что получал приглашения на игры баскетбольного клуба «Локомотив» и присутствовал на застольях после матчей, но не вспомнил, был ли среди гостей Юрий Шаравин, которого он знал как «юриста акционеров Центрального рынка». Компаний-спонсоров возглавляемого Солодкиным-старшим «Локомотива» Андреев не помнит: «Вполне возможно, что я видел названия „Сибмегаполис“ и „Запсибзолото“». Но я никогда и не интересовался этим. Зал был завешан полностью плакатами с названиями компаний, а вывески, как я понимаю, просто так никто не вешает».

Солодкин-младший спросил Андреева, могли ли иметь какое-либо отношение к известной ему компании «Сибирский транспортный терминал» Радченко, Трунов и Боженко. «Минуточку, Александр Александрович, может быть, [лучше] сначала задать вопрос, кто такой Радченко и Трунов, чтобы всем было понятно? Вот мне непонятно. Свидетель о них вообще не поясняет, а вы о них вопросы задаете», — сказала судья Лариса Чуб, и подсудимый с ней согласился. Свидетель ответил, что Солодкин-младший как-то представил ему Анатолия Радченко как крестного отца своего ребенка. «А откуда я знаю Трунова? Я вырос в Ленинском районе и много кого знаю», — заметил Сергей Андреев.

О связи названных лиц с «Сибирским транспортным терминалом» он не слышал, знал лишь, что Трунов и Радченко занимаются каким-то бизнесом, но сам «не имел отношения к их деятельности». «О том, чем они еще занимались, я потом узнал частично из СМИ, частично от следствия, в частности, когда меня спрашивали, зачем я сдавал им в аренду помещения». Со слов Сергея Андреева, выяснилось, что следователи имели в виду его однофамильца — вице-мэра Новосибирска Дмитрия Андреева, руководившего в 2002-2004 годах городским департаментом земельных и имущественных отношений. (В настоящее время Дмитрий Андреев является главой совета директоров бизнес-группы «NORDАЗИЯ» и советником мэра Новосибирска по реорганизации деятельности предприятий городской инфраструктуры и привлечению инвестиций, — прим. Тайги.инфо.) Подсудимый Андрей Андреев вопросов свидетелю Сергею Андрееву не задавал — видимо, чтобы журналисты еще сильнее не путались в однофамильцах.

Представитель потерпевшего Фрунзика Хачатряна Алексей Пугин спросил, был ли Сергей Андреев пьян, когда ему позвонила жена и рассказала про горящий во дворе автомобиль. «Я приехал в трезвом состоянии, но поднялся в квартиру и налил себе стакан коньяка», — сказал свидетель. На уточняющий вопрос он ответил, что находился не в мэрии, когда узнал о поджоге «Мерседеса», и адвокат Пугин, заявив о расхождениях в показаниях Андреева, ходатайствовал об ознакомлении с его допросом на следствии. Сторона защиты и подсудимые возражать не стали, но сказали, что не понимают, какое это имеет значение. Возникла нужда в 15-минутном перерыве из-за отсутствия у Ларисы Чуб требуемого Пугиным тома уголовного дела. Но, когда секретарь принесла материалы, выяснилось, что она ходила зря: адвокат имел в виду допрос не от 29 июля 2009 года, а от 26 января 2010 года. «Почему вы решили, что 84-й том?» — спросила судья. «Значит, так знакомился», — признался представитель потерпевшего.

«Если я был не на рабочем месте, обвинить меня в поджоге собственного автомобиля достаточно проблематично»

«Давайте тогда мы зачитаем показания и от 2003 года, я предлагаю поднять протокол», — заметил свидетель. Пугин зачитал одно предложение — о том, что Сергей Андреев 5 ноября 2003 года был на работе. «И что?» — спросил тот. «А сейчас вы сказали, что не были на работе», — заявил адвокат. «Катастрофа», — не удержался от ироничного замечания Солодкин-младший. Андреев ответил, что связывает это «с давностью произошедшего», и объяснил, что точно находился тогда не в мэрии, просто потому, что в противном случае не стал бы звонить Валерию Марьясову, а зашел бы к нему в приемную мэра и рассказал о поджоге. На вопрос Чуб, почему же в допросе 2010 года написано иначе, Андреев ответил: «Может быть, это опечатка, может, неправильно записали, не знаю». Свидетель подтвердил судье, что считает несущественным замечание Пугина, и добавил, глядя уже на него: «Если я и был не на рабочем месте, думаю, обвинить меня в поджоге собственного автомобиля достаточно проблематично».

Когда вопросы к свидетелю кончились, судья поблагодарила его, что пришел на допрос, прилетев в командировку. «В другой раз уже за ваш счет», — пошутил Сергей Андреев. В этот же день суд планировал допросить еще одного свидетеля и одного потерпевшего, но бывший охранник Фрунзика Хачатряна Марат Загидуллин передал заявление о том, что не сможет прийти, потому что уехал за пределы города, а бывший директор хачатряновского рынка «Тензор» Владимир Жданов, вызванный на допрос, так в суд и не явился. Когда Чуб уже объявила перерыв в слушаниях до 15 октября, адвокат Михаил Книжин спросил, кто подписал озвученную ею справку из СИЗО о том, что Александр Солодкин-старший, который 8 октября жаловался на давление, может принять участие в заседании. «Перевозкин», — посмотрела судья. «Начальник медсанчасти? Но он же Солодкина вчера не осматривал», — заявил Книжин. «Никто ко мне не приходил!» — подтвердил подсудимый. Чуб ответила им, что судебное заседание объявляется закрытым.

Кирилл Логинов
Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования