«Какой бы ни была власть, волонтеры должны быть»: кто и зачем едет на «360 минут ради Байкала»
© Предоставлено организаторами
«Какой бы ни была власть, волонтеры должны быть»: кто и зачем едет на «360 минут ради Байкала»
09 Сен 2015, 04:50 Рекордное количество мусора — 10 тыс. мешков — собрали волонтеры «З60 минут ради Байкала» с берегов озера. Участники акции рассказали Тайге.инфо, что русский менталитет и нехватка вертолетов угрожают первозданной природе, а спасать озеро от мусора и огня должны не только власти, но и добровольцы. Юбилейная, пятая акция «360 минут ради Байкала», организованная компанией En+ Group, прошла в Иркутской области и Бурятии: были очищены 53 точки заранее составленной карты загрязненности берегов Байкала, которую создавали совместно с муниципалитетами, местными жителями и экологическими активистами.

Из акции одного дня за пять лет «360 минут ради Байкала» превратилась в эко-марафон мероприятий на все лето. По словам директора по связям с общественностью En+ Group Елены Роллинз, «мусор — это действительно большая проблема Байкала»: «Очень часто в те места, куда добираются недобросовестные туристы, не могут добраться эко-волонтёры. В этом году мы ставили перед собой задачу очистить больше таких проблемных территорий».

Победительница фотоконкурса в соцсетях #ЗовуДругаНаБайкал Наталья Клименская из Новосибирска, московский писатель и блогер Леонид Каганов и директор Байкальского государственного природного биосферного заповедника Василий Сутула объяснили Тайге.инфо, почему мусора на берегах озера стало меньше и акция была сюрреалистической, а также что чувствуешь, «когда сгорают деревья, с которыми ты раньше здоровался».

Наталья Клименская, волонтер

«На Байкале я не в первый раз, у меня в Култуке живет бабушка, раньше я часто приезжала в гости. В моем детстве Байкал был очень чистый, мама постоянно говорила, что это запас пресной воды на планете. А в 2007 году я заметила, что вода уже грязная. Раньше камни в озере не были в иле, а если камни зеленью покрыты — это признак того, что вода загрязнена. Было обидно, когда целлюлозно-бумажный комбинат отходы сбрасывал в воду, и на берегах мусор был. А сейчас, пока мы убирались, я была удивлена, что мусора-то не так много. Думала, будет больше.Но в одной яме недалеко от озера была настоящая свалка бытовых отходов, явно от местных, и волонтеры с лопатами и граблями разгребали ее больше часа. После разбора мы установили там табличку с просьбой не мусорить, но таких табличек, я думаю, нужно несколько, можно даже забор из них сделать. Не удивлюсь, впрочем, если в следующем году там все равно снова будет свалка, поэтому у меня появилась идея на этих табличках писать статистику прошлых лет, чтобы люди видели, сколько мусора отсюда вывезли, и лишний раз рука не поднималась бутылку кинуть.

В начале уборки пошел дождь, мы сразу промокли, но у нас был туристический опыт, поэтому мы просто делали свое дело, ради которого приехали, несмотря на дождь и грязь. Душа радуется, когда видишь мусор, собранный в мешки, который грузовик сейчас увезет на полигон для ТБО. Ощущения классные — ты возвращаешь природе ее первозданность.Зачем мне это? Во-первых, я ни разу не участвовала в таких волонтерских акциях, и мне просто было интересно узнать, каково это. Ну и конечно, я очень люблю Байкал. Когда находишься рядом с ним, в его энергетике, чувствуешь, что это такая махина — он как живой. Можно бесконечно смотреть на эти волны».

Леонид Каганов, писатель и блогер

«Нынешняя акция для меня была немножко сюрреалистическим зрелищем, потому что одновременно я видел обалденно красивый берег Байкал, дождь, пушистых собак-самоедов, капитана Джека Воробья — было ощущение, что я попал в сказку (самоеды и аниматор в костюме пирата Джека Воробья участвовали в уборке на Танхое — прим. Тайги.инфо). Я был [на уборке] в 2014 году, мне есть, с чем сравнивать, и я вижу, что волонтерское эко-движение растет. В этом году более 5 тыс. человек убирались в 53 точках — это сила.Да, есть органы власти, отвечающие за чистоту природы, но есть и волонтерское движение, которое находит официальную поддержку. Почему, например, жители то ли Эстонии, то ли Литвы, решили очистить свою страну от мусора за один день? Огромная армия добровольцев вышла и в один день полностью убрала страну. В принципе, они же тоже могли сказать: «Куда правительство девает наши деньги?» Правительство, конечно, этим занимается, но одно другому не мешает.

Да, власть не справляется с мусором и пожарами, потому что территория большая. И я нахожусь в неожиданной для себя ситуации, вроде как оправдывая нынешнюю власть, а я не хочу ее оправдывать, не нахожу ей оправдания ни в ситуации с мусором, ни с пожарами. Но волонтерское движение — это другое. Какой бы ни была власть, что бы ни делалось в стране, волонтерское движение должно существовать. Даже если бы у нас все улицы были чисто вымыты шампунем, все равно нашлось бы занятие для волонтеров, и это правильно. Книги о тимуровцах говорят нам, что иногда надо собраться и что-то такое полезное сделать за бесплатно. Это движение, у которого должно быть прошлое, настоящее и будущее.Человек — очень стадное животное: если вокруг него все носят айфоны, он покупает айфон, если все вокруг ездят чистить Байкал, то и он хочет чистить Байкал. Так это и работает. Очень хорошо, что эта традиция поддерживается, спасибо организаторам из En+ Group, потому что само по себе волонтерское движение таких масштабов не смогло бы возникнуть: нужны и спонсоры, и координация, и транспорт, и взаимодействие с коммунальными службами».

Василий Сутула, директор Байкальского государственного природного биосферного заповедника

Я сам из Карасука Новосибирской области, с детства любил бродить по лесу и поступил в Иркутске в единственный за Уралом вуз, который готовил биологов-охотоведов, в заповедник впервые приехал на практику, с 1988 года я здесь. Бывало, по месяцу один в тайге жил, и одиночество мне привычно. Не хочу сказать, что мне не нравится с людьми, но я привык к тайге, это образ жизни мой, моих друзей и коллег. Равнодушия в нас нет. Когда мы видим, что горит тайга, когда видишь рубки леса, просто сердце кровью обливаются — сгорают деревья, с которыми ты здоровался. Да еще нарушители эти безбашенные могут выехать на берег Байкала на машине и начать ее мыть. Ну, вот что с ними делать? Хорошо, что наша работа позволяет с ними справляться, но не везде — непосредственно берег Байкала не является территорией заповедника, здесь у нас нет морального права составить протокол на урода, который моет в Байкале грузовик, но «наехать» на него мы можем.Байкальский заповедник — это 167 тыс. га, примерно 45 на 40 км, только он не на побережье, он отсечен железной дорогой, но эко-система одна: вода, лес, животные. Наплевательское, потребительское отношение у людей к природе присутствует. Я не знаю, видимо, это менталитет. Я был за рубежом много раз, там работают сознательность и суровость закона. Иногда слышишь: вот, «некуда мусор бросить». Но ты же привез этот мусор и так же можешь его увезти! К любым туристам подойди, все будут жаловаться, что им нужны мусорные баки. Конечно, надо обустраивать их в организованных местах, но в неорганизованных, представьте себе, какие гигантские масштабы? Еще мешает варварское отношение к этим бакам — их переворачивают и сжигают.

Но пожары в нашем заповеднике этим летом — это только грозы. Большая часть территории заповедника закрыта для посещения, наша служба охраны эффективно работает, бывают нарушители, но их мало, они отсекаются. Пожары у нас случились от сочетания гроз и длительной засухи. Четыре пожара из пяти мы затушили в самом зародыше, с последним было сложнее, но уже на следующий день забросили туда вертолет. Для нас критично время доставки людей к пожару, поэтому мы должны быть оснащены лодками и машинами, и это всё у нас есть. Не решена проблема с вертолетами — мы их содержать не можем, это очень дорого, мы вынуждены их арендовать, а когда много пожаров, то вертолетов всем не хватает. Мы в этом году хорошо сработали, а по другим охраняемым территориям могу сказать, что как можно быстрее людей нужно туда забрасывать, а в горы, допустим, как можно забраться, кроме как на вертолете, туда же несколько дней надо идти. Поэтому ключевое значение для нас имеют вертолеты, а сопредельным территориям и людей надо больше, как показал этот год, и бульдозеры — окапывать.

Пожары, как и мусор — это, конечно же, бедствие. Если они происходят не в таком масштабе, они нужны: обновляется лесная формация, появляется кормовая база, новые растения, чисто хвойный лес становится смешанным. Но в условиях, когда значительная часть лесов вырублена, сгорание оставшегося леса представляется неправильным. Не должно так быть. Сгоревшие леса представляют из себя сейчас биологическую пустыню, лесовосстановление естественное — длительное, а масштабы искусственного несоизмеримы с уроном. Сгорают места обитания многих животных, занесенных в Красную книгу, им просто негде теперь жить.

А к волонтерам, которые тушат пожары и убирают Байкал, какое может быть отношение кроме благодарности? Стоит их всячески поддерживать, помогать им в организации их работы. А еще важный момент: люди, которые убирают — они обязательно не будут мусорить потом.
Текст Маргариты Логиновой
Фото Евгения Козырева, Алексея Головщикова и Владимира Смирнова


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Мнения
Дети интернета проснулись
Алексей Петров
Они выросли, страна. Дети конца девяностых, начала двухтысячных. Дети нефтяного изобилия. Дети, у которых все было. Они готовы прийти и сказать, что они политически проснулись.
© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования