«У вас было три года»: чиновники новосибирской мэрии ответили за барахолку
© Кирилл Канин Борис Буреев (слева) и Георгий Жигульский
«У вас было три года»: чиновники новосибирской мэрии ответили за барахолку
13 Окт 2015, 12:00 Вице-мэр Новосибирска Борис Буреев и гендиректор «Норд сити молл» Ваган Авакян встретились с будущими арендаторами нового ТЦ, который примет значимую часть Гусинобродской барахолки. Они рассказали, почему рынок закрыт именно сейчас, кто виноват в сложностях переезда и что делать с запертым товаром. На встрече в ДК «Прогресс» мэрию, помимо отвечающего за реорганизацию барахолки Буреева, представлял начальник департамента земельных и имущественных отношений Георгий Жигульский, который курирует потребительский рынок. Тайга.инфо приводит расшифровку первой части разговора, который касался не столько презентации проекта «Норд сити молла», сколько судьбы Гусинобродской барахолки, незаконной торговли, полиции, бандитов и продавцов.Авакян: Большую часть вопросов, как мне кажется, нам удалось согласовать, решить. Но осталось много людей, которые не до конца владеют информацией. И, учитывая пожелания этой части предпринимателей, мэрия приняла решение встретиться с вами и ответить на все вопросы. Для того, чтобы не отвлекать очень сильно время и силы людей, которую мэрию представляют, я бы предложил таким образом построить наш разговор. Сейчас вы задали бы вопросы, которые у вас есть к городским властям. Я убежден, что они ответят, и вы получите всю необходимую информацию. А после этого мы можем остаться с вами — «Норд сити молл» и будущие предприниматели — и спокойно поговорить, понять, куда двигаться.

Для того, чтобы наш разговор не превратился в неуправляемый обмен мнениями, в зале по рядам стоят микрофоны. У меня просьба — все, у кого есть вопросы, спокойно подходите к микрофонам, как на заседании Государственной думы. Мы будем отвечать. Руководители города, конечно. люди занятые, я прошу сначала им задавать. У меня времени больше, я могу до вечера с вами сидеть.

Поэтому, с вашего позволения, я приглашаю Георгия Викторовича Жигульского и Бориса Викторовича Буреева.
Буреев: Спасибо, Ваган Спартакович. Действительно, встреча эта — плод совместных усилий, прежде всего, со стороны Вагана Спартаковича Авакяна. который является представителем инвестора строящегося торгового центра на Северном объезде. Я думаю, у большинства людей, которые здесь присутствуют, есть интерес к этому объекту, потому что вся политика города, начиная с 1 октября, приступили уже к завершающим действиям по закрытию несанкционированной торговли с контейнеров на территории Гусинобродских ярмарок. Город проводит мероприятия по вывозу и утилизации уже освободившихся контейнеров. 11 и 12 октября возле ТЦ «Континент» работает выездная ярмарка с палаток. С тем, чтобы максимально освободить контейнера от осенне-зимнего ассортимента, чтобы этих товаров было как можно меньше. Я думаю, что у большинства собравшихся будут вопросы в основном в связи с вот этим объектом — «Норд сити молл» или «Нордмолл», я сам иногда путаюсь.

Авакян: Название компании — «Норд сити молл», и мы, естественно, хотели зарегистрировать такую же торговую марку. Но она оказалась занята самарскими ребятами, поэтому, вот, «Нордмолл».

Буреев: Поэтому, как Ваган Спартакович ранее сказал, я, Буреев Борис Викторович, заместитель мэра, и Жигульский Георгий Викторович, начальник департамента земельных и имущественных отношений, в который входит как структурное подразделение управление потребительского рынка, занимающееся, в том числе, и этим вопросом, постараемся ответить на вопросы и дать какие-то пояснения в рамках своей компетенции. Спасибо.
Продавец №1 (Виолетта): Здравствуйте, меня зовут Виолетта, я с инициативной группы и хочу задать вам вопрос. О ярмарке возле «Континента» все слышали, она будет называться ярмаркой выходного дня. Но дело в том, что я, например, сама лично заключила договор с «Норд сити молл», и был такой договор, что мы являемся на «муниципалке» как склад временного хранения. Люди начали вывозить товар в гаражи, и многие попали в ситуацию, что их гаражи обворовали, есть такое. Если находится товар на муниципальной ярмарке, под охраной, люди могут спокойно вывозить его ярмарку выходного дня. Вот я хотела задать вопрос, как же это будет решено?

Жигульский: Это будет решаться так же, как со всеми арендаторами «Норд сити молла». Мы с вами о чем договаривались? Если есть проблемы с хранением товара, то до 31 октября мы готовы предоставить площадку для хранения. Она уже сформирована, но желающих пока нет. Насколько я знаю, не более 10 человек из арендаторов «Норд сити молла» обратились за тем, чтобы организовать эту площадку хранения. Мы ожидали, безусловно, что таких просьб будет больше. Вы не в гаражи вывозите, а вот на эту площадку вывезите, где стоит сформированное количество контейнеров для будущих арендаторов «Норд сити молла», они находятся под охраной. Тогда не будет этих случаев по воровству.

Виолетта: Я хотела еще задать вопрос. Вот можно на муниципальной ярмарке обозначить человека, который будет отвечать за эти контейнера, чтобы к нему могли подходить люди. Потому что может начаться сейчас хаос: одни вывезли, другие не вывезли. Должен быть конкретный человек, и дать объявление.

Жигульский: Там же есть частное охранное предприятие, насколько я понимаю?

Виолетта: Нужны конкретные фамилия и имя, чтобы все знали, куда пойти и к кому обращаться.

Жигульский: Хорошо, мы сделаем это. Будет конкретный человек.
Продавец №2 (не представилась): Здравствуйте. Я с муниципального рынка. Напротив стоят у нас магазины. Нам даже не дают толком вывозить [товар]. Везде полиция, с утра уже ходит. Я просто загружала грузчика, полиция окружила меня и говорит: «Вы торгуете, торгуете». Даже не дают вывозить. Я с ними так ругалась. Да что такое, там решите как-нибудь проблему, чтобы мы спокойно вывозили. Или кто-нибудь заходит, а они сразу за ним заходят и говорят: «Вы чо, торгуете что ли»? Что за беспорядок! Нам дали 31 день, мы купили места, на «Востоке» взяли место. Даже не могу я на «Востоке» загрузить место и отправить туда грузчика. Потому что полиция окружает и начинает ругаться. Нервотрепка! Я полиции сказала, вы зайдите в магазин, посмотрите. Двери даже открыть не разрешают! Беспорядок! Нас зажали со всех сторон. Мы что, звери какие-то? Или люди? Или кто? Вообще обижают нас. У меня соседа оштрафовали на 350 рублей. Он за 350 рублей продал шапочку, и за это его оштрафовали! Это же не чужой товар, это наш товар. И такой беспорядок. С нами обращаются, как с преступниками, как будет мы ворованный товар продаем. Что это такое? почему полиция нам не дает спокойно отгрузиться? Ну, пришел человек, почему не дать, чтоб…

Жигульский: Вопрос понятен. Полиция не дает тор-го-вать. Вот то, что вы говорите, что человек продал и получил штраф — это полиция выполняет свою работу, пресекает несанкционированную торговлю. То, что надо более рационально выстроить сроки и время вывоза… Ну, наверное, вы правы. Честно говоря, вы первый человек, кто пожаловался на то, что ему не дают вывозить товар. Просто полиция проявляет бдительность. Если вы открыли свой контейнер и совершаете какие-то манипуляцию с товаром, они подошли и поинтересовались. Они вас оскорбили?

Продавец: Вот именно. Их пять человек подошло, и все прижимают. Это же не дело. Я дверь открыла и грузчику в мешок складываю товар. Вот, что у нас было! Я говорю, это мой грузчик!
Жигульский: Понятно. Я вам могу сказать, что частная охрана, которая сейчас работает на территории бывшего Гусинобродского рынка, четко проинструктирована на то, чтобы выпускать товар беспрекословно, но не впускать его ни под каким соусом. Что касается полиция, то она действует в рамках своих полномочий. Она проверяет, убеждается, что вы не осуществляете несанкционированную торговлю. Если они вели себя некорректно, мы эту информацию, безусловно, передадим.

Авакян: Можно я прокомментирую. Вы договор с «Норд сити моллом» заключали?

Продавец: Да.

Авакян: Вам задавали вопрос, есть ли у вас имущество на рынке?

Продавец: Не задавали.

Авакян: Не может такого быть. Вот сидит сотрудник отдела продаж…

Продавец: Ну может задали…

Авакян: Хорошо, я просто вас проинформирую, какой есть порядок. Порядок такой. Мы заключили с мэрией соглашение, о котором вы все знаете. Дальше процедура простая: вы приходите в «Норд сити молл», заключаете договор, и у вас на руках возникает документ. Одновременно вы сообщаете нам место контейнера в ряду и его инвентаризационный номер. Я в конце каждого дня составляю список контейнеров с фамилиями вашими. И отправляю его Георгию Викторовичу, чтобы он знал, кому принадлежит имущество. И дальше вы приходите к своему контейнеру с договором, я вам могу даже дать копию соглашения с мэрией и инициативной группой. И могу дать реестр контейнеров. Вы знаете, что в нашей стране к документам почему-то относятся с большим уважением, чем к людям и словам. Поэтому вот с этими тремя бумагами вы подходите, и, уверен, вам никто никаких вопросов не задаст.

Продавец: Ну у меня все эти договоры есть, все в магазине у меня лежат.

Жигульский: Хорошо, я вас услышал, мы обязательно эту информацию передадим правоохранительным органам.
Продавец №3: У нас основной вопрос, наверное, к организатору рынка нового [«Нордмолл»] — как будет поставлено… автобусы-межгород. То есть, если люди торгуют в розницу, [то] у нас опт. У нас если не будет междугородних автобусов, мы ничего не продадим. У нас своё производство… Вот как это будет организовано? Именно автобусы. Потому что в данный момент одни автобусы туда направляют, другие — сюда. А из оптовиков на три километра никто не пойдет вверх [к Северному объезду]. И даже розница не поедет. Это будет как-то организовано? Их заставят, или частники, они как поехали, так и будут? Вот это основной вопрос.

Жигульский: Вы имеет в виду, будет ли мэрия принимать участие в рекламе нового торгового центра и менять маршрут движения междугородних автобусов, чтобы они шли не на Октябрьский район, а на Северный объезд?

Продавец: Да!

Авакян: Давайте я вам отвечу. Смотрите, такого рода вещи не регулируются командами и указаниями. Покупатель — и оптовый, и розничный — идет туда, где есть продавцы. С нами уже сейчас ведутся переговоры, неофициальные по понятным причинам. Первое. Всё, что касается маршрутных междугородних автобусов, это не заказные автобусы, их около 70 маршрутов, то у нас уже давно заключено соглашение с перевозчиками. В составе первого комплекса — вы сможете уже через неделю увидеть — планируется автостанция, полноценная автостанция с залом ожидания. И вот эта часть, она будет заезжать на комплекс, у нее будет официальная остановка. Что касается заказных автобусов, которые привозят покупателей, они пойдут за продавцами. За прошлую неделю, буквально за пять дней, к нам пришли ваши коллеги, и первый корпус нашего комплекса, он практически весь арендован. И мы сейчас ломаем голову над тем, как решить вопросы, как не оставить на улице тех, кто ожидает. Но вот эти заказные автобусы, оптовые покупатели, уже понимают, что в этом месте через некоторое время образуется группа продавцов в 2–3 тысячи человек, и они сами туда будут идти без всяких команд и понуканий.

Продавец: Ну понятно, значит каждый будет решать сам, как и сейчас.

Авакян: Почему сам? Вы же не можете розничных покупателей ходить по городу и приводить за ручку сюда? То же самое — оптовики. Еще раз повторяю. Правило очень простое: покупатели идут туда, где есть продавцы. Судя по статистике, которую мы набрали всего за неделю, у меня нет никаких сомнений, что в течение 3–4 месяцев продавцов и товара на «Нордмолле» будет достаточно, чтобы без всякой рекламы, без понуканий, автобусы заворачивали и к нам.
Продавец №4 (Ирина Кузьмина): Здравствуйте, я с оптового рынка муниципального. У меня вопрос к администрации нашего города. Мы 25 лет из блошиного рынка делали оптовый рынок. Наша администрация разорила половину людей. Для чего это было сделано, мы не поняли. Вы выполняли указ президента. Указ президента был — перевести всех в крытое помещение. За это время ничего не сделано, чтобы перевести людей. Решили проблему таким образом: просто взяли — и разорили людей. Вы довели некоторых до инфарктов, до инсультов — я вам говорю конкретно. Теперь, люди как-то пристроились, ну, там, вы нас заставили бандитам платить, от которых вы нас всю жизнь избавляли. Да, да.

Жигульский: Как вас зовут? Представьтесь, пожалуйста.

Продавец №4: Ирина Юрьевна Кузьмина.

Жигульский: Вот прежде чем такие обвинения в адрес мэрии бросать, у вас должны быть очень веские доводы.

Кузьмина: Что значит веские доводы? Я 25 лет на этом рынке, я знаю всё от и до.

Жигульский: Кто вас заставил бандитам платить, извините меня?

Кузьмина: Вы нас заставляете идти на «Восток» и платить. Понимаете, вам смешно, а вам с этим дальше жить.
Авакян: Ирина Юрьевна, мы договорились, что будем вести конструктивный диалог, а не лозунгами бросаться.

Кузьмина: А я не лозунгами. У меня за эти пять лет, что нас пытаются закрыть, возник вопрос. Зачем нужно уничтожить малый бизнес? Вот мы — производители, сказали нам помочь. Я понимаю, что для вас это мелочь, я всё это понимаю. Но просто ответьте на один вопрос: зачем вам это так срочно нужно было делать?

Жигульский: Я так понимаю, что вы не знакомы с последней прессой, вообще не читаете или редко читаете законы. Так вот, 271 федеральный закон, который в 2012 году был принят, три года назад, говорил о том, что с 1 январе 2013 года на все территории страны, за исключением Крыма, Севастополя, их добавили позже, Москвы и Санкт-Петербурга, розничная торговля на нестационарных объектах запрещена. У вас было три года, чтобы определиться.

Кузьмина: Не у нас, а у вас!

Жигульский: Здравствуйте, почему это у нас?

Кузьмина: Закон принят для вас! Не мы должны были нас перевести в крытое помещение, а вы должны были!
Авакян: Ирина Юрьевна, давайте так. Мэрия не является коммерческой организацией, которая должна строить объекты, да? Закон подразумевает, что власть должна создать условия, чтобы бизнес создал те помещения. которые требуются законом. Власть создала те условия, при которых такие инвесторы, как мы, пришли в эту область и строим большой объект, в котором все поместятся.

Кузьмина: Объект опоздал! Я вам говорю. Мы рады были пойти в этот объект, но он опоздал. Как мы можем закрыть цех на то время, пока вы строите? Как мы можем их разогнать? Мы им даем зарплату, даем работу.

Авакян: Смотрите, у вас было три года…

Кузьмина: Это у вас было три года!

Авакян: Хорошо, у всех было три года. Не забывайте о том, что даже в конце сентября еще люди стояли и торговали. И никто не думал о том, что когда-нибудь это заканчивается. Если люди самостоятельные, если они занимаются предпринимательством, несут ответственность за поставщиков, за покупателей… А вы занимаетесь бизнесом, если вы арендуете места и торгуете. И вы должны предусматривать все возможные сценарии. И в том числе, сценарий, при котором не всё пойдет гладко. Да, какой-то объект войдет в строй и сможет разместить желающих на два-три месяца позже.

Кузьмина: Мы не можем остановить производство на два-три месяца.

Авакян: Вопросы всех без исключения никто не может решить. Какие-то вопросы люди должны решать сами, чтобы немножко уйти от этого иждивенческого синдрома.

Из зала: Вы просто на вопрос ответьте, почему нужно было до открытия «Нордмолла». закрывать «улицу». Закон, на который вы ссылаетесь, просрочен уже на семь лет. Три месяца ничего бы не решили. Вы сами себе противоречите: говорите, что власти должны были создать условия, и тут же — что мы сами должны были. Что мы должны были делать? Если на 1 января 2013 года не было построено ни одного помещения, то мы тут причем?
Буреев: Город не должен был строить вам помещения. У нас сколько свободных торговых мест на сегодня?

Из зала: Мы говорим именно об оптовом рынке!

Буреев: А почему вы считаете, что именно на этом оптовом рынке? Есть условия, пожалуйста.

Из зала: Мы пришли говорить именно об оптовом рынке региональном. Давайте не будем в целом о наличии торговых мест.

Буреев: Почему? Совершенно не согласен. Город создал условия больше, чем нужно. Торговых мест достаточно. Уважаемые коллеги, я не собираюсь с вами здесь перекрикиваться. Если собираемся перекрикиваться, то вы можете остаться и кричать друг на друга.

Кузьмина: Почему люди стояли и ждали до последнего, потому что мэр обещал нам бессрочную работу. Почему сначала обещали бессрочную, а потом взяли и закрыли?

Жигульский: Ничего мэр такого не обещал. Это раз. Совершенно точно. Во-вторых, мы задолго до 1 октября выдавали еженедельно пресс-релизы в средства массовой информации, что 1 октября — это последний день работы Гусинобродской барахолки. Если вы в это не поверили, ну, это ваше личное дело. Власть сделала всё, чтобы обеспечить торговые места в городе Новосибирске. И не входит в полномочия муниципалитетов строительство рынков. Власть должна предоставить земельные участки для строительства. Всё. Остальное делают инвесторы. Вы же бизнесмены, и вы должны были просчитать риски. Тем более, с 1 января 2013 года прошло два года и девять месяцев. Ну было время для строительства не только небольшого объекта, но и большого торгового центра. Вам можно было собраться, консолидироваться и построиться.
Кузьмина: Ну вы считаете, что мы, предприниматели, должны были собраться и сами построить на свои деньги комплекс?

Жигульский: Нет, у нас есть строительные организации, вы могли выступить в качестве инвестора, например. Как это сделал «Норд сити молл».

Кузьмина: «Норд сити молл» — это приезжий товарищ, поэтому они и решили здесь строить.

Авакян: Ну какой приезжий? Из всей команды только я был москвичом, и то сейчас 90% времени провожу в Новосибирске. Друзья, давайте определимся. Если у нас цель встречи — выяснять, почему так произошло, то можем сидеть до вечера и ничего. Я лично сюда пришел, чтобы вместе с вами понять, как жить дальше. Если вас это интересует, давайте говорить об этом. А если хочется кидать лозунги, критиковать власть, то давайте без нас. Нам это неинтересно. Нам интересно общаться и обсуждать будущее с теми, кто принял то, что произошло. Неважно, как этому относится. Если сейчас обсуждать, я тоже могу выдвинуть много конспирологических теорий. почему комплекс (имеются в виду ярмарки — прим. Тайги.инфо) закрылся 1 октября, а не, например, 1 января. Мы все это понимаем. Но случилось и случилось. Когда где-то происходит землетрясение и потоп, люди не садятся и не обсуждают, почему это произошло. Здравые люди обсуждают только один вопрос — что делать, чтобы дальше жизнь нормализовалась. Все, кто хотят это обсуждать, я открыт.

Если к руководителям города нет вопросов, у меня предложение: для разрядки давайте мы покажем вам кино — презентацию молла. И потом наших уважаемых руководителей мэрии отпустим и пообщаемся хоть до вечера. Это буквально 7–8 минут, ролик висит на сайте компании…. <...>

Подготовили Евгений Мездриков и Кирилл Канин

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования