Сибиряки в Париже о теракте: «Мы все в одинаковой ситуации, когда речь идет о терроризме»
© inquisitr.com
Сибиряки в Париже о теракте: «Мы все в одинаковой ситуации, когда речь идет о терроризме»
14 Ноя 2015, 15:32 Вечером 13 ноября столица Франции подверглась атаке: в центре города несколько террористических групп устроили расстрел мирных жителей и захватили театр. Сибиряки, живущие или оказавшиеся в Париже этой страшной ночью, рассказали Тайге.инфо, что там происходило. Ольга Шепелева

Вчера вечером я была в городе (я живу в ближайшем пригороде) на тренировке, кто-то в раздевалке получил смс от друзей: осторожно, в десятом стреляют, есть раненые. Если честно, не особо народ среагировал, город большой, мало ли что там в десятом. На улице стояла хорошая погода, море людей на террасах кафе, пятница, вечер… Еще никто не знает ни про взрывы на стадионе, ни про захват заложников. Муж заехал за мной, хотели поехать в кино или посидеть в кафе в центре. Включаем радио… Слушаем последние новости… Разворачиваемся домой.

Через час кто-то сказал про заложников. Мы провели остаток вечера и полночи, прилипнув к экрану с прямым эфиром одного из телеканалов… Следили за событиями до конца штурма. Только в процессе поняли, какой размах это приняло. Хорошо, что фейсбук достаточно быстро запустил приложение «Сэйф», и можно было узнать, что друзья в безопасности. Уже был второй час ночи, смс всем не напишешь.

Один знакомый опубликовал в фейсбуке пост своего друга, который оказался в захваченном театре, слова были примерно такие «когда же штурм, тут бойня, нас убьют по одному». Мороз по коже. Вчера еще люди не все знали, все же ночью случилось, сегодня все в курсе, не хочется выходить на улицу, садиться в метро, смотреть на напряженные лица, атмосфера тревожная.

При этом жизнь продолжается, это большой город, все отсидятся дома за выходные, а в понедельник ринутся в метро и на работу. Я была в Москве, когда там на Рижской станции метро был теракт — ощущения те же наутро.Власти ещё вчера ночью объявили о чрезвычайном положении и о закрытии границ. Вчера Олланд во время штурма сделал прямое обращение. Ещё вчера ночью многие руководители государств отреагировали на происходящее и Обама, и Меркель, и Путин, отправив слова поддержки французам и осудив акты терроризма.

Французы не будут паниковать, они, скорее, будут настроены решительно, наверняка будет марш поддержки сродни тому, который был при атаках на редакцию «Шарли Эбдо». Медиа вчера связали место терактов с близостью к редакции журнала, в том смысле, что зона была под контролем полиции после атак на журнал, и именно поэтому террористы выбрали этот район, в целях демонстрации: мол, мы у вас тут под носом.

Мы все в одинаковой ситуации, когда речь идёт о терроризме, будь мы в Москве, Нью-Йорке, Лондоне или Париже. Хочется сказать: берегите себя!

Медиа связывают теракты с новым витком военной кампании в Сирии (в чем Россия активно участвует). Я думаю обо всех знакомых, кто живёт сейчас в Москве: избегайте мест массового скопления людей. Вот только что получила смс с призывами выйти на улицу и остаться до утра в память о жертвах теракта.

Ольга де Бенуа, фотограф

Во время теракта в «Шарли Эбдо» я была на работе. Это было наше, православное Рождество — 7 января. Я только отправила поздравления своим русскоязычным знакомым и вдруг услышала новости. Помню ощущение шока, которое испытали мы с коллегами, когда наблюдали в новостях в прямом эфире последние события. Все сгрудились у чьего-то компьютера. Многие звонили своим родным, чтобы убедиться, что все в порядке. Нам писали коллеги из Ньй-Йорка и Лондона, чтобы передать свои соболезнования.

Франция вдруг в мгновение ока перестала быть безопасным местом. Однако, паники не было. Я была удивлена, когда увидела, что французы — по сути, нация индивидуалистов — способны объединиться перед лицом общей беды. Совершенно случайно оказалась во время массовой демонстрации после событий на площади Республики. Никогда не видела столько народу. Все несли плакаты в память жертв, с цитатами «Я — Шарли», а также надписями «Я — Шарли, я — француз, я — еврей, я — мусульманин, я — полицейский». Многие поднимали вверх заточенные карандаши, которые после этой атаки стали символом свободы слова. Были люди всех цветов кожи. Время от времени все вдруг начинали хлопать. Оказалось, хлопали полиции — национальным героям. Я поняла, что французы — это нация революций. Если необходимо, объединятся, выйдут на улицы и сделают то, что нужно для спасения страны.О вчерашнем теракте, который, скорее всего назовут Терактами Тринадцатой Пятницы, я узнала только сегодня. Вчера вернулась с работы, была настолько уставшей, что сразу уснула. А ведь подумывала о том, чтобы погулять, пойти в какой-нибудь бар с музыкой…

Меня разбудили звонки родных и знакомых, которые хотели узнать, жива ли я. С утра мне пишут все знакомые, спрашивают, все ли в порядке. Мы все в шоке. Потому что подобного массового и организованного теракта в нескольких популярных местах Парижа еще не было. Я видела видео, в котором журналисты разговаривали с мужчиной и девушкой, выжившими после теракта на рок-концерте. Девушка плакала. Случайные прохожие подходили, обнимали и целовали их. Потому что они прошли через ад. Честно, я заплакала, когда увидела это.
Интересно: некоторые водители такси выключили счетчики, чтобы отвезти людей домой. В твиттере началась акция #ОткрытыеДвери, в которой люди предлагают переночевать у них, если вы не могли добраться до дома.

Закрыли мою линию метро, а ведь я живу в благополучном районе. Думаю, паники нет и не будет, но есть возмущение. Это именно то, что я испытываю сейчас. Возмущение. Это наш город, это страна, в которой я живу последние семь лет и которую люблю не меньше, чем Россию. Надо принять меры, чтобы этого больше не произошло. Мне кажется, рейтинг президента снизится до катастрофичной отметки. Он выглядит довольно бледно на фоне всех этих ужасов. Французам нужен новый Шарль де Голль, то есть твердая рука, способная противостоять угрозе. Что многих удивляет, так это то, как возможно, что в государстве с четко налаженной системой безопасности, такое могло произойти. Кто это допустил? Другой вопрос, который хочется задать, к чему это приведет? Это ведь только начало, дальше будет хуже.

Многие иностранцы, живущие во Франции, считают, что здесь образовался огромный нарыв, связанный с политикой массовой иммиграции, который вот-вот взорвется. Некоторые французы это тоже видят, но не все. Начинается брожение умов, что обычно заканчивается ненавистью и взаимными обвинениями. Мы пока здесь до этого, по счастью, не дошли.
Французское общество очень неоднородно, это прежде всего связанно с республиканскими принципами, на которых основано государство. Я говорю о свободе, равенстве, братстве.

В идеальной Франции, которую когда-то вообразили себе революционеры, все люди равны вне зависимости от их пола, вероисповедания, сексуальных предпочтений, происхождения и пр. Это прекрасно, но на практике это не работает. Мои друзья здесь — самых различных вероисповеданий, и все они замечательные люди. Но эти теракты доказывают, что угроза существует внутри французского общества. В Париже есть районы более опасные, чем другие, потому что люди заселяют их по расовому признаку. Французский буржуа говорит, что для него все люди равны, но селится в шестнадцатом округе и отдает ребенка в частную школу, чтобы он не смешивался с детьми иммигрантов. Не думаю, что в ближайшее время во Франции будет религиозная война, но Францию лихорадит. Необходимо найти решение проблемы и как можно быстрее.

Сергей Дмитриев, журналист Русской службы Radio France Internationale

Я в момент терактов находился дома. Так что о произошедшем узнал только от внезапных звонков друзей с вопросом о том, всё ли в порядке. Теракты произошли в самых людных кварталах Парижа — на Стад де Франс, где играла французская сборная и присутствовал президент, и в районе Республики, где полно баров, клубов, ресторанов и очень активная ночная жизнь. Очевидно, что в пятницу вечером там всегда очень много народу. У меня было несколько друзей в этом районе. Но никто из них не пострадал. Их продержали некоторое время в оцеплении, домой многие смогли попасть уже глубокой ночью.Все линии метро, проходящие в том районе, были закрыты. Движение на улицах было также парализовано из-за машин экстренных служб. Поэтому выбраться из того района было вообще не просто. В фейбсуке очень быстро появился хештег #lesportesouvertes — «открытые двери»: тех, кто не мог выбраться из оцепленных кварталов, местные жители приглашали к себе домой переждать весь этот ужас.

Власти отреагировали очень быстро. Президент обратился к нации через час после терактов. Потом прибыл в клуб «Батаклан» сразу же после штурма его спецназом. За ночь прошло сразу несколько заседаний Совета обороны страны, кабинета министров. Были мобилизованы тысячи полицейских, врачей.

Сейчас Париж пребывает в шоке. Президент Олланд объявил чрезвычайное положение, поэтому отменены все массовые мероприятия в стране, закрыты школы, государственные учреждения, кроме экстренных служб. Все в шоке, но паники нет.

Вызов террористов оказался настолько сильным, что все восприняли это как объявление войны. Но, конечно, это, скорее, метафора. По крайней мере пока. Невозможно сейчас предугадать, как дальше всё будет развиваться. Про беженцев и мигрантов и их связь с терроризмом конечно никто не говорит, потому что это была бы чистая спекуляция. Даже крайне правые не позволяют себе таким образом зарабатывать политические очки.

Что касается «Шарли Эбдо», то, конечно, я почти уверен, что они нарисуют карикатуры. Было бы странно, если бы они этого не сделали. Это их работа. Это одно из восприятий действительности, которое имеет право на существование и востребовано в обществе.

Мария Кособокова

Мы с коллегами были в баре на улице Saint-Maur в пяти минутах ходьбы от ресторана Petit Cambodge. В какой-то момент я решила поехать домой. Недалеко от метро Goncourt (это совсем рядом с Republique) парень спросил меня, как пройти на улицу Saint-Maur, а потом прибавил: будь осторожна, я только что видел, как на улице расстреливали людей. Я не поверила, спокойно спустилась в метро и поехала домой на Passy. Все было тихо и спокойно. У меня разрядился телефон, и новости я прочитала уже дома. Сейчас даже за круассанами вниз спуститься страшновато. А может и вовсе все закрыто. Я постоянно в интернете, списываюсь с друзьями, проверяю, все ли в порядке.

Мы вышли тут на прогулку, вначале было страшно. Все-таки по телевизору советуют не выходить из дома. А люди выходят, гуляют. Спокойно. Не пусто.

Подготовила Маргарита Логинова

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования