Стресс, овации и 10 тысяч слушателей: европейские гастроли Новосибирского симфонического оркестра
© Андрей Кабанов Репетиция в Концертном зале Мариинского театра. Дирижер Гинтарас Ринкявичус
17 Мар 2016, 07:14 Большие европейские гастроли Новосибирского академического симфонического оркестра завершились в Концертном зале Мариинского театра в Петербурге. Как европейцы принимали сибирский оркестр и почему организацию такого турне в кризисный год приравнивают к подвигу, разбирался корреспондент Тайги.инфо. С конца февраля Новосибирский академический симфонический оркестр дал семь концертов в Испании, Германии и Австрии, но руководители коллектива скромно называют гастроли рядовыми.

«С одной стороны в гастролях, казалось бы, ничего необычного нет, потому что это неотъемлемая часть его работы, — скромничает советник гендиректора филармонии по вопросам развития оркестра Лев Крокушанский, сидя в лобби отеля “Мариотт” в Петербурге. — То, что они состоялись — это формальность, хотя значимость для нас намного важнее. Гастроли — это каждый раз творческий стресс, он заставляет артистов проявлять свое артистическое дарование, профессионализм, из которого и складывается симфонический оркестр. И это экзамен, который говорит, что мы не стоим на месте, ведь мы уже не первый раз в Европе, и каждый раз мы растем».С ним соглашается директор оркестра Николай Сизиков: «Гастроли всегда дают толчок. Еще полгода назад я сам сидел в оркестре, как музыкант выезжал на гастроли и могу сказать, что в плане эмоций — это всплеск. Но в физическом плане, конечно, тяжело: перелеты, переезды, другие часовые пояса…»Всего симфонический оркестр, состоящий из 89 человек, провел за границей девять дней. Европейская серия концертов началась 29 февраля в Сарагосе, в Испании. Были также концерты в Аликанте, Мурсии, Мадриде, в немецких городах Аахен и Дюссельдорф. «Переезды, в среднем километров по 400, а то и больше — это колоссальные нагрузки, каждый из нас их по-своему переживает, нам ведь не дают, как спортсменам, времени на акклиматизацию, — вспоминает Крокушанский. — Получается, вы прилетаете с разницей в пять часовых поясов, и если концерт назначен на восемь вечера, то в Новосибирске уже час ночи!»На европейские выступления симфонического оркестра пришли более 9 тысяч слушателей. «Музыканты в этом смысле заложники, — рассуждает концертмейстер оркестра Валерий Карчагин. — Выступления ждет огромное количество людей, все залы были аншлаговыми, поэтому, несмотря на тяжести, нужно было найти в себе силы, и выглядеть так, как должен выглядеть Новосибирский академический симфонический оркестр. И силы всегда находились».

Любой руководитель скажет «нет»

За кулисами Концертного зала Мариинского театра стоит огромный звуковой пульт и мониторы. За ними три человека. «Так, нужны трубы и литавры, дерево не опускать всю часть! До дерева три ... два… один! Дерево? Беру, спасибо, отец. Юра, спасибо, сейчас будет громкая часть с медью, держитесь…» — мужчины за экранами, как штурманы на ралли, управляют работой операторов в зале и трансляцией концерта новосибирского оркестра, которая идет на сайте театра.

«Сравнивать по уровню технического обеспечения наши залы в Новосибирске, зал Мариинки и залы в Европе — некорректно, история уже расставила все оценки, — рассуждает генеральный директор Новосибирской филармонии Татьяна Людмилина. — Но, говоря о значимости гастролей, важно понимать, что они проходили не только в крупнейших городах Европы, но и в крупнейших залах этих городов. И то, что эти залы широко признаны в профессиональном и зрительском сообществе, говорит, что уровень нашего оркестра сегодня таков, что серьезные продюсеры зовут нас именно в такие места».

Концерт в Питере в итоге собрал аншлаг: на него пришла тысяча зрителей, еще 2 тысячи человек по всему миру посмотрели выступление онлайн.«Есть, с одной стороны, не очень радостная, с другой, очень хорошая история, — говорит Валерий Карчагин. — Мы третий сезон работаем в новом приличном зале, а до этого ютились во дворце культуры. Сейчас, когда у нас есть свой зал, мы больше не можем себе говорить: “Ну, посмотрите, в каких мы условиях”. Это тоже стимулирует расти, хотя, конечно, все знают, что сейчас трудно выживать творческим коллективами и классическим музыкантам: есть огромное количество проблем, как и у всех».

Большие гастроли большого коллектива — сами по себе проблема. Лев Крокушанский шутит, что любой администратор сперва говорит «нет», когда речь заходит о выезде такого количества людей и инструментов. «За границу выехали 89 человек, еще 11 билетов на все перелеты было куплено для габаритных музыкальных инструментов — это та еще история и серьезные затраты, — продолжает Людмилина, — Поэтому, конечно, это не очень типичное турне для симфонических оркестров в России, оно требует большого финансового подспорья. Думаю, о важности этого тура для филармонии и оркестра красноречиво скажет тот факт, что мы решились провести его засчет собственных средств. Поверьте, размер их весьма ощутим — и это несмотря на то, что гастроли хорошо подкреплены со стороны продюсеров, приглашавших нас».

Вечно молодой

Но у этих гастролей повод особый, поэтому и траты обоснованы, замечает Николай Сизиков: в 2016 году оркестр отмечает 60-летний юбилей. «Сейчас в коллективе происходит смена поколений, она уже произошла за последние 7–8 лет с уходом Арнольда Михайловича Каца, появились молодые ребята, очень талантливые, на которых и другие коллективы засматриваются», — рассуждает директор.

«В новом концертном зале за пульт оркестра встают самые значимые дирижёры, европейские, российские, и в этом смысле мы молоды»

«60 лет — с одной стороны солидная цифра, но если учесть, что возле руля 52 года стоял один замечательный музыкант, то впереди еще огромное количество открытий, — говорит Карчагин. — Человек ведь взрослеет тогда, когда у него появляется много новой информации, когда он начинает сотрудничать почти со всем миром. Сейчас, с появлением нового концертного зала, с возникновением такого большого проекта как Транссибирский Арт-Фестиваль Вадима Репина, за пульт оркестра встают почти все самые значимые дирижёры, европейские, российские, и в этом смысле мы молоды».

Юбилей в оркестре собираются отмечать по-разному. Так, 29 марта в Государственном концертном зале имени Арнольда Каца пройдет большой юбилейный концерт «60 лет триумфа», солистом на котором выступит победитель XV Международного конкурса имени Чайковского в 2015 году пианист Дмитрий Маслеев.

Но одно из любопытных событий — «гастроли на родину», которые директор филармонии согласовала уже в Петербурге. «Самый первый концерт оркестр сыграл в деревне Чесноковка Алтайского края в 1956 году, — объясняет Людмилина. — Пока мы путешествуем, мои заместители съездили в Новоалтайск — бывшую Чесноковку — и договорились о том, что в июне мы реконструируем тот концерт. Мне кажется, такого в России еще никто не делал».

Тишина как ответ

После первой части выступления в Концертном зале Мариинского театра, где солировала ученица Захара Брона скрипачка Моне Хаттори, публика не отпускала коллектив со сцены более 5 минут, а Моне пришлось выйти на поклон 4 раза. После второй части музыкантов провожали стоячими овациями. Сравнивая публику российскую и европейскую, руководители оркестра говорят, что особой разницы не видят, но дают понять: удаленность родины оркестра от европейской публики — и важное конкурентное преимущество, и настоящая беда. «Я считаю, что сибирский симфонический оркестр — особенное явление в российском искусстве, — рассуждает Карчагин. — Во-первых, как вы заметили, так далеко не живет ни один симфонический оркестр с такими профессиональными успехами. С другой стороны, мы страдаем от того, что сидим далеко, оттого, что находимся в центре материка. В этом смысле нам тяжело выбираться».

«Так далеко в центре материка не живет ни один симфонический оркестр с такими профессиональными успехами»

По мнению директора Сизикова, «те овации, те эмоции, то замирание после исполнения Шестой симфонии Чайковского в Европе, когда в зале стояла тишина, потому что люди боялись двинуться, чтобы не разрушить момент», означают теплый и эмоциональный прием. Новосибирская публика, при этом, не уступает европейской в эмоциональности, но и не хлопает после исполнения третьей части Шестой симфонии, как захлопали в Дюссельдорфе, намекает Карчагин то ли на воспитанность новосибирских слушателей, то ли недостаточную подготовку немецких (аплодировать между частями симфоний не принято, но далеко не все посетители концертов в курсе этой традиции).

«Или это говорит об очень хорошем исполнении третьей части», — смеется Лев Крокушанский. Крайнее восхищение оправдывает пренебрежение к правилам, это тоже традиция.Последним залом, где выступил оркестр за границей, был Концертхаус в Вене, на открытии которого в свое время дирижировал Рихард Штраус. Концертмейстер оркестра называет Вену своеобразной Меккой в мире классической музыки, а директор утверждает: такое выступление — «это как выиграть Олимпиаду». «Так или иначе, публика там не оказалась более требовательной, — говорит Карчагин, — В отличие от всего, что может твориться вокруг искусства, публика — самая искренняя из всех, она приходит за музыкой, а мы — те, кто может ей поделиться».

Повсюду свои

Выступая в Вене 7 марта, артисты встретили там земляка, уехавшего за рубеж 26 лет назад, чьи отзывы оказались для музыкантов «крайне приятны и неожиданны». «Я знаю его как человека сдержанного, но в этот раз он поразил меня своими высказываниями, поясняет Крокушанский. — Он сказал: „Я не узнаю оркестр, это другой оркестр, другая игра“. Разумеется, он хвалил, и эта оценка человека разбирающегося очень важна для нас».

«Я не узнаю оркестр, это другой оркестр, другая игра!»

Еще одна неожиданная встреча с новосибирцем произошла в Мадриде. Выпускник Консерватории им. Глинки, работающий сейчас концертмейстером национального симфонического оркестра испанской столицы, пришел и попросил у дирижёра Томаса Зандерлинга, с которым оркестр путешествовал по Европе, разрешения сыграть концерт. «Он сел на то же место, где сидел в Новосибирске, потом подошел к дирижёру и сказал: „Спасибо, маэстро, за доставленное удовольствие“», — рассказывает Татьяна Людмилина. Но разрешили это только в порядке исключения, уточняет с улыбкой Крокушанский: «Вы не думайте, что каждый может к нам так легко напроситься».


Текст: Дмитрий Гвоздев
Фото: Андрей Кабанов


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования