Гражданское общество Новосибирска – прошлое и будущее
© free.kissmybabushka.com
05 Мар 2011, 08:38 На семинаре Института регионального развития гражданского общества и общественного контроля выступил политический обозреватель Тайги.инфо Алексей Мазур. Он рассказал своё видение прошлого и будущего гражданского общества в Новосибирске и в России. На семинаре Института регионального развития гражданского общества и общественного контроля выступил политический обозреватель Тайги.инфо Алексей Мазур. Он рассказал своё видение прошлого и будущего гражданского общества в Новосибирске и в России.

Краткий обзор



Конец 80-х — начало «нулевых»: от бурления к стерильности

События 1991 года и предшествовавшая им «перестройка» базировались во многом на массовых иллюзиях. Советские граждане, жившие под опекой КПСС, считали что всё, что у нас хорошо — это «само собой разумеющееся», а всё, что плохо — это вина власти. Советская система была построена на жестком контроле общества со стороны власти, цели государства определялись не желаниями граждан, а «задачами построения коммунизма». Гражданская активность поощрялась только в тех формах, которые насаждались КПСС, омертвление и формализация общественной жизни к 80-м годам зашли слишком далеко, говорить на трибуне «что думаешь» было невероятно.

Конец 80-х — начало 90-х были характерны вовлечением в общественную жизнь огромного числа советских граждан. По некоторым оценкам, около 10% населения принимало участие в происходящих процессах. Самый массовый митинг в Новосибирске собрал около 20 тысяч человек, в общественных организациях и движениях активно участвовали тысячи людей.

Советская система была построена на жестком контроле общества со стороны власти

Однако массами владели стереотипы и довольно примитивные идеи, например: что для экономического процветания достаточно ввести рыночные взаимоотношения, что демократические выборы обеспечат нас высоким качеством власти и т.д.

Быть может, если бы высокая степень мобилизации общества сохранялась, «гражданское общество», преодолев стереотипы и набив шишки, сформировалось бы. Но «массовая волна» схлынула так же быстро, как и появилась. После исчезновения КПСС пропал «объединяющий противник», экономический спад вызвал массовое разочарование, место бурлящего общества, занятого бурными бессмысленными дискуссиями заняли деловитые жулики и политтехнологи.

С середины 90-х годов «гражданское общество» существовало, в основном, в виде политтехнологического муляжа. Любая организованная группа, борющаяся за власть и имущество, объясняла свои действия стремлением «к общественному благу» и содержала штат политтехнологов и «активистов». Местные и федеральные власти, в свою очередь, также обзаводились «муляжами» общественных организаций, к которым можно отнести большую часть существующих партий и участников «общественных палат».

По моей субъективной оценке, число реальных, а не бутафорских общественных активистов в Новосибирске на начало 2000-х годов исчислялось десятками, большинство из них принадлежало к маргинальным группам вроде НБП. То есть, спад численности активистов по сравнению с концом 80-х произошёл в сотни раз. Среди интеллектуалов, хорошо понимающих, что это значит, распространилось мрачное убеждение, что с Россией всё кончено (учитывая одновременную коррупцию «наверху»).

Если гражданская активность и позиция широких масс и проявлялись в это время, то в виде совершенно спонтанного, неорганизованного сопротивления рядовых граждан и чиновников происходящим переменам, оправданном и неоправданном «консерватизме» и «инертности». Но инертность может лишь затормозить негативные процессы, а не повернуть их вспять.

Но всё же в обществе шли не только процессы разложения и деморализации. В качестве примера можно привести исчезновение моды на «братков-бандитов», уменьшение уличной преступности, улучшение поведения водителей на дорогах. Всё это произошло спонтанно, без организационных усилий, вопреки контенту ТВ и примеру власть имущих. Тем не менее, это еще не было появлением гражданского общества. Это были симптомы того, что больной ещё не совсем мёртв.

В это время в России выстроилась политическая система, основанная на полном отсутствии гражданского общества. Аномальная политическая и гражданская стерильность была воспринята «верхами», как норма. «Верхи» образовали феодальную иерархию кланов. «Низы», максимально отстраненные от реальных механизмов власти, существовали в отведенном для них объеме прав, свобод и материального достатка.

Единственной, но очень важной причиной, по которой этот объем не был сведен до ноля, оставалась боязнь «русского бунта».

Середина «нулевых» — 2010: пробуждение

Но где-то с 2005-2006 года российское общество начало выходить из спячки. Стали появляться организации, защищающие права определенных категорий граждан, причем — состоящие из этих самых граждан, а не из назначенных властью политиков. «Первой ласточкой» стало движение автомобилистов, наиболее организованную часть которого сегодня представляет ФАР (упомянем также «Свободу Выбора», «Синие ведерки», ТИГР).

С 2005-2006 года российское общество начало выходить из спячки

В 2009 в Новосибирске появились РДДДО (Российским детям — доступное дошкольное образование), которое сегодня имеет активистов в половине регионов России, а также АОДИ (Ассоциация обманутых дольщиков и инвесторов).

Каковы новые, отличительные признаки этих организаций?
1. Они являются субъектами, а не объектами. То есть, эти организации действительно пытаются отстоять интересы широкого круга лиц, а не привести этих лиц «под крыло» той или иной партии или властного клана.
2. Эти организации отказались от «властоцентричной» точки зрения. Они требуют решения проблем, а не смены власти. Хотя могут и потребовать смены власти, если это, с их точки зрения, поможет решению проблемы.
3. В то же время эти организации не замыкаются на своей узкой проблематике, включая в свои требования расширение возможностей влияния гражданского общества и большей открытости власти.

Практика и методология



Кто образует гражданские организации


Заранее невозможно предсказать, какая именно проблема вызовет к жизни дееспособную гражданскую организацию. Казалось бы, проблемы автомобилистов ничтожны по сравнению с проблемами жителей села. Но мы не видим независимых профсоюзов крестьян.

Дольщикам, потерявшим миллионы (каждый), понадобился год, чтобы начать организовываться.

Общественно «немы» такие проблемные группы, как врачи и учителя. Зато в Новосибирске есть независимый профсоюз работников ГИБДД (новость последнего месяца — и вот появился независимый профсоюз врачей скорой помощи).

Нужно некоторое сочетание массового интереса, наличие упорных, но не заносчивых лидеров и постоянного притока новых активистов.

Методы борьбы



Пикеты и митинги

Первое, что приходит на ум вчерашним обывателям — провести пикет или митинг. На деле организация массового мероприятия — достаточно трудоемкое дело и 90% «новичков» отказываются от своего намерения просто потому, что не знают, куда подавать заявку.

Власть крайне неохотно меняет свои решения под воздействием массовых мероприятий

Об эффективности пикетов и митингов довольно много споров. С одной стороны, они сильно нервируют власть, так как сказываются на официальной статистике. С другой стороны, власть крайне неохотно меняет свои решения под воздействием массовых мероприятий и довольно жестко «прессует» организаторов. После трех массовых мероприятий на одну и ту же тему они идут «на спад», утрачивается интерес прессы и населения. Здесь помогает фантазия и изобретательность. Например, РДДДО организовывало «детский сад» в приемной облсовета.

Можно сделать такой вывод — пикет или митинг хороши для «заявки» о движении, в целом же их надо сочетать с другими формами работы. По настоящему массовые мероприятия — своего рода «крайняя мера».

Юридическая борьба

Грамотное оспаривание решений власти в судах, обращение в прокуратуру и в вышестоящие инстанции — довольно мощный рычаг, особенно — в сочетании с публичным озвучиванием оспариваемых злоупотреблений. Этим у нас занимается Фонд защиты прав потребителей, а также Центр оздоровительного питания. Журналистка и общественный активист Юлия Дрокова этими способами победила штрафстоянки в Новосибирске — до полного их паралича.

Лоббирование интересов граждан

Очень любопытным оказался опыт Союза ЖГУТ (куда вошли представители РДДДО, АОДИ, некоторые автомобилисты, Фонд защиты прав потребителей). Союз ЖГУТ попытался поставить взаимоотношения с партиями и депутатами с «головы на ноги». Перед выборами в новосибирское заксобрание партиям было предложено подписать с Союзом ЖГУТ соглашение о выполнении требований граждан, под которыми подписались четыре сотни человек.

До выборов соглашение подписала КПРФ, после выборов было достигнуто соглашение с ЛДПР. «ЕР» ответила что-то вроде «ваши предложения переданы во фракцию». «СР», похоже, просто потеряла обращение (за прошедшие полгода руководство отделения этой партии менялось два раза).

Союз ЖГУТ попытался поставить взаимоотношения с партиями и депутатами с «головы на ноги»

Сейчас Союз ЖГУТ имеет техническую возможность выносить интересующие его вопросы на голосование в ЗС и получать поименные списки проголосовавших депутатов. В планах — публикация этих списков в интернете. К сожалению, в данный момент планы ограничены недостаточно организованной и планомерной работой (у активистов недостаточно личного времени и сил).

Практика показала, что депутаты от оппозиционных партий охотно сотрудничают с общественными организациями, представляющими широкий круг избирателей. Есть проблема с фракцией «Единая Россия» ЗС, которая предпочитает отмалчиваться. В отличие от неё, «Единая Россия» в городском Совете демонстрирует готовность к разумному сотрудничеству.

Сложности



Взаимодействие с властью

Практика показала, что власти на местах не готовы к взаимодействию с гражданскими организациями и не готовы к открытому и честному обсуждению стоящих проблем и принимаемых решений.

Даже в тех случаях, когда такая готовность декларируется, потом «вдруг» всплывают новые решения власти, отбрасывающие все договоренности. Документы, которые просят общественники, скрываются. На «шаг вперед» в деле открытости власти приходится два назад.

Документы, которые просят общественники, скрываются

Это объясняется либо тем, что реальные механизмы принятия решений содержат коррупционную составляющую (этим, в частности, легко объяснить готовность наших властей тратить огромные деньги из бюджета на «стройки века», а не на решение социальных проблем), либо тем, что реальные решения принимаются вне тех формальных структур, с которыми имеют дело гражданские активисты. Реальные центры принятия решений могут представлять собой как коррумпированные группы влияния, так и обездушенные бюрократические институты и практики, порожденные «вертикалью власти».

Соблазн революции

Неспособность или неготовность власти к конструктивному сотрудничеству с гражданскими активистами приводит, с одной стороны, к разочарованию активистов (возникает ощущение: «бьёмся головой об стену»), с другой — к тому, что растет число тех, кто считает, что основные усилия надо направлять на смену власти. Особенно сильны такие настроения у «новичков», у тех, кто еще вчера был обычным обывателем. Психологически это понятно — хочется «сразу и всего». Но по сути, это означает, что в случае массового всплеска общественной активности и несозревшего к тому времени «гражданского общества» «египетский сценарий» вполне вероятен.

Неумение сотрудничать и договариваться между собой

Именно в этом, а не в «плохой власти» — главная проблема современной России и главная проблема построения гражданского общества. «Плохая власть» — это временный заменитель «гражданского консенсуса», который мы так и не научились достигать. Путин был действительно выбран народом — в качестве альтернативы войны «всех против всех». До сих пор попытки широких гражданских объединений оборачивались борьбой за лидерство, интриганством и отрывом «верхушки» от рядовых активистов. Нам предстоит преодолеть этот барьер, если мы хотим построения свободного и справедливого общества.

Отрыв от «низов»

Хотя новые гражданские организации действуют в интересах широких групп граждан, однако практически ни у кого из них не налажена постоянно действующая «обратная связь» со своими сторонниками. Рядовые граждане не знают, чем именно заняты их «общественные представители» в данный момент.

Информационный обмен происходит в периоды «обострения борьбы»

Информационный обмен происходит в периоды «обострения борьбы», когда то или иное событие вызывает всплеск массового интереса. С точки зрения общественного активиста, он имеет дело с двумя «черными ящиками». С одной стороны — «черный ящик» под названием «власть», с другой — «граждане». И «власть», и «граждане», как правило — «немы» (или говорят что-то, не имеющее отношение к их реальным намерениям). Активист вынужден догадываться, как «слово его отзовется» в том и другом «черном ящике».

В результате такой «автономной деятельности» появляется соблазн вообще не обращать внимания на «рядовых сторонников», которые в большинстве случаев «что есть, что нет». Это — большая ошибка, так как с точки зрения власти ценность общественника определяется именно числом «стоящих за ним».

Некоторые соображения



Провинция — впереди


Процесс становления гражданского общества сегодня активнее протекает в провинции. Отчасти этому способствует удаленность от «реальной политики» и «реальных политиков», заражающих своим разложением всё, к чему прикасаются. Отчасти это объясняется тем, что Москва сегодня — город приезжих, которые приехали за длинным рублем и заниматься «гражданским обществом» им некогда. И ещё есть такой немаловажный фактор, что проблемы жителей Москвы существенно отличаются от проблем жителей провинции, поэтому москвичи могут и будут пытаться «возглавлять» процесс, но вряд ли станут его создателями.

Новосибирск, как центр


Новосибирск объективно занимает важное место на «гражданской карте» России. Здесь зародились такие «гражданские бренды», как ФАР и РДДДО. Новосибирск, с одной стороны, несомненно «вполне Россия», в отличие от столиц. С другой стороны — он имеет достаточный человеческий и интеллектуальный потенциал, чтобы суметь создавать и осознавать новые общественные движения и практики.

«Москва не нужна»

Благодаря интернету мы можем общаться с единомышленниками из всех регионов России

Впервые за много столетий исчезла «естественная монополия» столицы, которая концентрировала в себе информационные потоки с пространств огромной страны. Полноценное гражданское общество в России до недавнего времени было невозможно чисто «технически» — в прямом смысле этого слова. Сегодня, благодаря интернету мы можем общаться с единомышленниками из всех регионов России, минуя столичных информационных посредников (которые, как и любые посредники, не всегда «чисты на руку»).

Нельзя пытаться «заменить политиков»

Типичная ошибка «начинающего» активиста — «сейчас я пойду в депутаты и всё исправлю». Дело даже не в сложности избрания и не в риске последующей «порчи». Дело в том, что сегодня в России катастрофически не хватает слоя гражданских активистов, которые бы «следили в оба» за политиками и сообщали об их действиях избирателям. И даже если мы полностью сменим депутатский корпус, без этого слоя «наблюдателей» он всё равно быстро деградирует.

Политиков и партии надо использовать по назначению

Опыт Союза ЖГУТ убедительно показывает — не нужно ждать от партий, что они начнут решать наши проблемы. Надо «брать их за горло»: приходить, требовать, а потом — предавать гласности их ответы. Кстати, как показал опыт, когда оппозиционные партии проявляют инициативу — «Единая Россия» её саботирует, когда инициатива исходит от общественности, «Единая Россия» идет навстречу (либо изображает).

Приоритетные задачи (сугубо личное мнение автора)



Гражданский консенсус

Главная задача, которая стоит перед нами — научиться сотрудничать, достигать и выполнять договоренности между собой. А затем — расширение круга участников этого «гражданского консенсуса».

Связь со сторонниками

Почти столь же важная задача — наладить и ввести в постоянную традицию, привычку, оповещать всех заинтересованных людей о том, что происходит в сообществе гражданских активистов. Речь, естественно, не о склоках, а той работе, которая ежедневно происходит. Делаться это может очень просто — путем e-mail рассылки. То есть, с каждого, кто вступил в контакт с гражданскими организациями, следует брать e-mail, на который потом регулярно высылать сообщения о происходящем.

Собственные СМИ

Не секрет, что СМИ в основном берутся «под контроль» органами власти или партиями. СМИ — коммерческие структуры, а никто не может предложить больше денег информационным посредникам, чем коррумпированные группы влияния. Поэтому, пока у нас нет сформировавшегося платежеспособного спроса на правдивую информацию, СМИ будут, скажем так, не всегда на стороне гражданского общества.
К тому же СМИ ориентируются на массового читателя, которого (пока) проблемы гражданского общества мало волнуют.

Но ничто не мешает гражданским организациям Новосибирска завести собственный сайт, который постоянно пополнять собственными материалами. Он будет не так читаем, как сайты интернет-изданий, но зато станет постоянным источником информации для журналистов, политиков и общественных деятелей. Ведение и содержание сайта стоит недорого.

Вывод политиков «на чистую воду»

Важная работа — формулировать требования общества в такой форме, чтобы не было формальных причин для отказа. Например (по любому поводу) — «давайте обсудим публично эту проблему». После чего добиваться ответа (в случае с депутатами — голосования). А ответ (поименные результаты голосования) — публиковать. Планомерная работа в этом направлении может сильно поменять отношения политиков и избирателей в ближайшем будущем.

«Равноудаление» от партий

Нужно избегать «слияния» с той или иной партией. Хотя интересы гражданских организаций в большей степени поддерживают оппозиционные партии, однако надо постоянно ставить партию власти перед выбором — поддерживает она те или иные требования граждан, или нет, готова сотрудничать или нет. Гражданские организации не должны задаваться вопросом: «Какую партию мы поддерживаем?». Они должны громко спрашивать: «Какая партия поддерживает наши требования?».

Заключение

Мы стоим на пороге больших изменений. В грязи и подлости современной России пробиваются ростки будущего. Один из этих ростков может вырасти в новое, свободное, справедливое общество, основанное на достоинстве и солидарности. Мы можем его вырастить. А раз можем — значит, должны.

Алексей Мазур

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования