Вечный сюжет «Бесприданницы» в интерьере промышленного производства
Кадр из фильма «Жестокий романс»
Вечный сюжет «Бесприданницы» в интерьере промышленного производства
07 Апр 2011, 18:06 Тайга.инфо продолжает следить за ситуацией, сложившейся на новосибирском заводе «Термофор». Бывший сотрудник и миноритарный акционер ЗАО «Термофор» Александр Куранов прислал в редакцию письмо, в котором изложил свое видение происходящего. Публикуем без комментариев. Все мы помним знаменитое: «Так не доставайся ты никому!» — с этим восклицанием незадачливый герой Островского расправляется с недоступным ему предметом обожания. Но оказывается, сюжет «убить, если нельзя получить» возможен не только в делах сердечных. Предприниматель, владеющий 26-процентным пакетом акций ЗАО «Термофор», не вынес постигшего его разочарования и убил вожделенное ЗАО.

Все началось в 2009 году. Новосибирский завод «Термофор» уже вызывал уважительный интерес у финнов, которые предпочли не конкурировать с продукцией сибиряков, а сотрудничать с ее производителем. Сотни тысяч печей сходили с заводского конвейера, расходясь по российским и зарубежным торговым сетям так быстро, что «Термофору» не было нужды строить склад готовой продукции. Из года в год, увеличивая обороты, завод как паровоз летел навстречу своему светлому будущему, но в один из дней случилось ЧП.

Хуже всего, что концы вели к «главному акционеру»

Акционеры, владевшие в общей сложности 74 процентами акций предприятия, обнаружили, что нанятый ими директор, поназаключал уйму договоров, которые загоняли завод в долговую яму. В феврале 2009 года просроченная кредиторская задолженность составила 178 миллионов рублей. И хуже всего, что концы вели к «главному акционеру». Оказалось, что тем самым кредитором, к которому предприятие запросто могло перейти за долги, был владелец 26-процентного пакета акций Юнус Ислямов.

Будучи владельцем промышленной площадки, которую у него арендовал «Термофор», Ислямов занимал особое положение среди остальных акционеров, и эта незримая черта между акционерами-арендаторами и акционером-арендодателем в одно мгновение выросла в стену. 10 февраля 2009 года акционеры отстранили директора предприятия от должности. На собрание был приглашен представитель обладминистрации из отдела промышленности, чтобы никто не сомневался в объективности оргвыводов.

Но, как показали дальнейшие события, Ислямов не простил своим коллегам решения, принятого в его отсутствие. На следующее же утро производственные помещения «Термофора» были уже под вооруженной охраной. Потребовалось вмешательство милиции, чтобы завод смог возобновить работу, но через день история повторилась. На этот раз целью захвата стал заводской офис. Когда акционеры и новый директор «Термофора» получили возможность попасть в офис, выяснилось, что исчезли важные документы — те самые, которые могли бы пролить свет на загадку появления у «Термофора» заведомо убыточных договоров — и появились новые, подписанные задним числом.

Потребовалось вмешательство милиции, чтобы завод смог возобновить работу

А еще через неделю, 17 февраля 2009 года, в хронике начавшегося противостояния зафиксирован уже форменный налет. На склады. Под прикрытием темноты колонна грузовиков вывезла с территории предприятия все стратегические запасы металла «Термофора». Покупать новый металл было не на что — денежные средства с банковских счетов «Термофора» уплыли в известном направлении, оставив ошарашенным заводчанам красноречивую подпись экс-директора на платежных документах.

Акционеры понимали, что от них требуется только одно: склонить голову. Имея пустые расчетные счета, пустые склады металла и огромные долги, руководство ЗАО «Термофор» пребывало в тяжелом раздумье, отвлекаясь только на то, чтобы успокаивать перепуганных дилеров. И наконец, решение было принято.

В августе 2009 года совет директоров «Термофора» начал переговоры с Юнусом Ислямовым о переезде с его производственной площадки. И хотя ценой неимоверных усилий удалось рассчитаться по всем кабальным договорам, расставание превратилось в пытку. Вывоз оборудования сопровождался бесконечными осложнениями, которые приходилось преодолевать. Только личное вмешательство тогдашнего вице-губернатора Юрченко позволило «Термофору», наконец, завершить эвакуацию на новую промышленную площадку.

Хоть и обидно получить клон в качестве конкурента, но это лучше, чем тратить жизнь на бесконечное противостояние

Казалось бы, конец истории! На новом месте вдохновленные долгожданным затишьем заводчане за один месяц умудрились восстановить все основные показатели производства. Все худшее позади, тем более что в стане Ислямова начало создаваться аналогичное производство, которое запускали переманенные специалисты «Термофора» под руководством экс-директора. На «Термофоре» рассудили, что хоть и обидно получить собственный клон в качестве конкурента, но это лучше, чем тратить жизнь на бесконечное противостояние. Но надеждам на цивилизованную конкуренцию не суждено было сбыться: затея с альтернативным производством не получила ожидаемого воплощения.

С театра военных действий возобновились военные сводки: в один из дней на «Термофоре» неожиданно поняли, что находятся в плотной финансовой блокаде. Новосибирские банки и лизинговые компании один за другим отказывают в выделении финансовых средств. В кулуарных беседах говорили о неком акционере «Термофора», который не устает доводить до сведения банкиров такую информацию, что у тех начисто отпадала охота сотрудничать с «Термофором». Спасительная кредитная линия все же была найдена, но теперь уже ни у кого из работников завода не осталось иллюзий относительно спокойного будущего. Всем было ясно, что и на новом месте их не оставят в покое. Подтверждением этого невеселого вывода и стал новый демарш Ислямова, нашедший выражение в фантастическом иске против остальных акционеров «Термофора».

Уже ни у кого из работников завода не оставалось иллюзий относительно спокойного будущего

Впрочем, обо всем по порядку. В 2008 году, когда отцы-основатели ЗАО «Термофор», включая Ислямова, вступали в права собственников своих акций, они должны были пройти формальную процедуру: выкупить свой пакет акций у юридического собственника — некоммерческой организации, которая выступала в роли некого «общего котла». Будучи юридическим организатором этой сделки, Ислямов назначил тогда для всех акционеров, включая себя, чисто символическую цену за акции: «рубль — штука». Именно на это обстоятельство он и обратил внимание суда спустя два года, попросив новосибирскую Фемиду признать сделку недействительной, так как цена явно выглядит «неразумной». И самое удивительное, суд согласился! Все акции, приобретенные в 2008 году, новосибирский арбитраж обязал вернуть прежнему владельцу. Исключение составили только 26 процентов акций, оказавшиеся в распоряжении самого истца. Суд почему-то оставил без внимания тот факт, что и сам Ислямов покупал эти акции по номинальной цене «рубль — штука». Таким образом, предприятие с миллиардным оборотом в ноябре 2011 года по удару судейского молотка получило нового владельца.

Главный идеолог «Термофора» Константин Бессонов в сердцах назвал это «рейдерским захватом». Но юристы Ислямова терпеливо объясняли со страниц газет, что такое «рейдерство» и почему ситуацию вокруг «Термофора» нельзя назвать таким словом. Одновременно новый хозяин ЗАО «Термофор» сообщал журналистам, что не намерен развивать этот бизнес, а собирается продать его. Растиражированные слова достигли своей цели. На «Термофоре» началась паника. С предприятия стали увольняться ключевые специалисты. Когда заявление на увольнение подал сам Бессонов, процесс увольнения сотрудников принял лавинообразный характер. Весть о судьбе «Термофора» достигла поставщиков металла, которые сразу же обратились в арбитражи с требованиями о досрочном взыскании задолженностей. Конкуренты в интернете выкладывали свои мысли по поводу краха «Термофора». Дилеры переставали перечислять деньги, а банк принял решение о немедленном изъятии предоставленного кредита. В довершение всего налоговики арестовали счета предприятия.

Когда из Томска, где Седьмой Апелляционный суд рассматривал жалобу от «Термофора», пришло, наконец, долгожданное известие об отмене злополучного вердикта, было уже поздно. Вечный сюжет «Бесприданницы» обрушился на ЗАО «Термофор», превратив еще недавно полнокровное предприятие в нежизнеспособное юрлицо.

«Так не доставайся ж ты никому!» — только что ЗАО «Термофор» официально объявило себя банкротом.

Александр Куранов,
бывший сотрудник и миноритарный акционер ЗАО «Термофор»,
майор ВВС в отставке


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:

Компании:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования