Петров о деле «Интерры»: «Следствие умышленно утаило мое алиби»
© Кирилл Канин Дмитрий Петров
27 Июн 2015, 07:45 Бывший управляющий партнер агентства «Б-52» Дмитрий Петров провел в СИЗО больше года без предъявления обвинений. Он был арестован по делу о хищениях на новосибирском форуме «Интерра-2012» в свой день рождения. Следствие скрыло от суда улики, которые доказывают его невиновность, заявил Петров. Первое заседание суда по делу «Интерры-2012» начнется 29 июня в 14:00. На предварительных слушаниях Дмитрий Петров попросил изменить ему меру пресечения и не продлевать арест до 16 декабря 2015 года.

Напомним, уголовное дело в отношении директора форума Лады Юрченко и Петрова возбуждено по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере, организованное группой лиц). Первая оказалась под подпиской о невыезде, второй — в СИЗО с 19 марта 2014 года (с перерывом на две недели). Ранее новосибирцы потребовали отменить «неадекватную» меру пресечения Петрову.

Прокуратура утвердила обвинительное заключение по делу только 15 июня 2015 года. Тайга.инфо приводит выступление Петрова на предварительных слушаниях без купюр.


Уважаемый суд!

Я уже год и три месяца содержусь под стражей в СИЗО-1 Новосибирска. Истинная причина моего заключения под стражу — моя процессуальная позиция, а именно то, что я воспользовался правом, обозначенным в 51 статье Конституции РФ — не свидетельствовать против самого себя. С первого дня моего задержания следователи предлагали мне свободу в обмен на показания. Но, во-первых, я понимал, что показания-то я могу дать, однако не факт, что меня освободят. А во-вторых, и это главное, я знал, что все, что я скажу, будет использовано следствием против меня, потому что на тот момент (а точнее, с первого дня следствия) у следователей была жесткая установка не на выявление объективной истины, а на изобличение моей якобы вины.

На момент моего задержания следствие длилось уже более полугода, без моих показаний и показаний других обвиняемых «дело не склеивалось». Именно поэтому было принято решение 19 марта 2014 года, в день моего рождения, арестовать меня без каких бы то ни было оснований. Это, несомненно, был акт устрашения и давления на меня и других участников следствия. Надо отдать должное следователям — они просчитали всё. И сроки выхода на ознакомление с материалами уголовного дела, так чтобы я, не дай бог, не вышел на свободу по окончании предельного срока содержания под стражей (1 год). И сложившуюся судебную практику, когда почти в 100% случаев суды удовлетворяют ходатайства следователей о заключении обвиняемых под стражу. И даже то, что обычно прокуратура «по инерции» выходит с продлением меры на судебной стадии. И все шло как по маслу.

Следователи регулярно выходили в суд с ходатайством о продлении мне меры пресечения, в котором отсутствовали хоть какие-либо фактические обстоятельства, подтверждающие основания, изложенные в ст. 97 УПК РФ. Суд, вопреки постановлению пленума Верховного суда от 19 декабря 2013 года, не исследовал наличие или отсутствие доказательств, представленных следствием в обосновании 97 статьи УПК РФ, и автоматически принимал решение о продлении меры пресечения.

Раз в год и палка стреляет. Правда, на свободе я пробыл всего 12 дней

Но раз в год и палка стреляет. 27 февраля 2015 года (то есть после почти года моего заключения) судья областного суда Билюкова, всесторонне рассмотрев обстоятельства дела и внимательно изучив все доводы следствия, не нашла оснований для продления моего содержания под стражей и выпустила меня под подписку о невыезде. Правда, на свободе я пробыл всего 12 дней. 11 марта 2015 года апелляционным решением судебной коллегии я был вновь заключен под стражу. Мне остается только догадываться, почему это произошло, поскольку ни в ходе судебного заседания, ни в итоговом решении никаких конкретных доводов не прозвучало. Но, что очень важно, — позиция прокуратуры была однозначной: решение первой инстанции об освобождении лица из-под стражи законно и обоснованно. Эта позиция дважды зафиксирована в протоколе судебного заседания апелляционной инстанции.

Хочу подчеркнуть, что 12 дней моего нахождения на свободе служат несомненным доказательством того, что нет никаких оснований держать меня под стражей. За это время я не совершал попыток скрыться, не оказывал давления на других участников судопроизводства, не противодействовал следствию и совершенно точно не занимался преступной деятельностью. То есть по сути опытным путем были опровергнуты все доводы следствия для заключения меня под стражу. Наоборот, процессуальные действия значительно ускорились: я, начиная с первого дня, ежедневно, включая выходные и праздники, являлся в СК для ознакомления с материалами дела. Были дни (и это отражено в графике ознакомления), когда я работал по 12 часов. Стоит отметить, что за 12 дней нахождения на свободе я ознакомился с бОльшим объемом материалов дела, чем за последующие 1,5 месяца в СИЗО.

Есть еще одно важное обстоятельство, о котором я хочу сказать. Все, присутствующие в этом зале, полагаю, знакомы с обвинительным заключением по делу. И всем известно, что приписываемая мне роль в предполагаемом преступлении — это обналичивание 2,7 млн рублей в последних числах июня 2012 года. По версии обвинения, ничего другого я не делал.

Следствие умышленно утаило от суда мое алиби, хотя прекрасно о нем знало

Но дело в том, что в конце июня 2012 года я находился за 8 тыс. км от Новосибирска — в Португалии, а значит просто физически не имел возможности обналичивать денежные средства, то есть получить их на руки. Но вы не найдете в обвинительном заключении ни слова про Португалию. Следствие умышленно утаило от суда мое алиби, хотя прекрасно о нем знало.

Весной 2014 года в СК был сдан мой заграничный паспорт, в котором стояли отметки с датами выезда и въезда в Россию. Но почему-то этот важный документ не попал в материалы дела. Однако в материалах дела все-таки есть информация о моем алиби. В томе 144 содержится информация о соединениях моего мобильного телефона, из которой очевидно, что с 21 июня по 24 июля 2012 года я находился за пределами Новосибирска. Мое алиби очевидно, его подтверждение не требует длительного изучения материалов дела. Еще раз хочу подчеркнуть, что следствие скрыло от суда это очень существенное и очевидное обстоятельство, поскольку оно фактически разрушает всю выстроенную обвинением конструкцию. Мое алиби говорит о моей невиновности. Тем не менее, я уже год и три месяца нахожусь за решеткой.

Все присутствующие понимают, что судебный процесс не будет быстрым. Одних только свидетелей обвинения заявлено 75 человек. А это значит, что если уважаемый суд не изменит мне меру пресечения, то на момент вынесения приговора я отсижу два с половиной, а то и три года. Если осенью, как обещают наши законодатели, будут приняты поправки в УПК, согласно которым день в СИЗО будет считаться за полтора дня колонии общего режима, то на момент вынесения приговора у меня будет четыре—пять лет реально отбытого наказания. Ваша честь, пять лет по делу с одним эпизодом и предполагаемым ущербом 2,7 млн рублей. Это при том, что моя вина, мягко говоря, не очевидна.

Зато очевидна попытка обвинения предрешить исход дела, искусно манипулируя судебным делопроизводством. Дескать, оставим Петрова под стражей, а когда он отсидит несколько лет, то суд просто вынужден будет вынести ему самый суровый обвинительный вердикт. Я прошу уважаемый суд не поддаваться на эту провокацию, не идти на поводу у стороны обвинения и сохранить за собой возможность вынесения объективного и справедливого приговора.

Когда 11 марта 2015 года, по апелляционной жалобе представителя потерпевшего (сотрудника минэкономразвития Новосибирской области Александра Митина — прим. Тайги.инфо), который даже не знаком со мной, я был вновь заключен под стражу, мои близкие, друзья и просто знакомые были шокированы происходящим. Тогда была составлена петиция в адрес губернатора, министерства экономического развития, прокуратуры и СК с требованием изменить мне меру пресечения. Петицию подписало более 1300 человек. Это очень много. Когда я стал просматривать список подписчиков, то увидел там много знакомых фамилий: мои друзья и коллеги, клиенты, с которыми я работал много лет, мои коллеги — преподаватели вузов, мои бывшие студенты, журналисты, общественные деятели и много кто еще.

1300 человек поручились, что я не буду совершать никаких противоправных действий, находясь на свободе

Петицию подписали люди, живущие не только в Новосибирске, но и те, кто проживает в других городах и даже странах. С большинством людей, которые поставили подпись, я так или иначе пересекался в жизни. Все эти люди убеждены в неадекватности и несправедливости избранной меры пресечения. Может ли такое количество ошибаться, считая, что я не представляю никакой угрозы для общества и что держать меня столько времени в тюрьме без приговора — это явный перебор? Наверное, не может. Пусть не юридически, но, по факту, это 1300 поручителей за меня, за то, что я не буду совершать никаких противоправных действий, находясь на свободе.

Мой адвокат представил целый ряд характеристик и отзывов от очень уважаемых людей и организаций. И это не стандартные шаблонные тексты с общими фразами. Это живое мнение реальных людей обо мне. Это то, что на самом деле характеризует меня как личность. Есть такая фраза: можно долго обманывать одного человека, можно недолго обманывать много людей, но нельзя продолжительное время обманывать всех.

Представленные документы говорят о том, что на протяжении многих лет очень большое количество людей, взаимодействуя со мной, ни разу не были обмануты мной и что практически у всех у них сложилось мнение обо мне как о порядочном человеке.

Поверьте, я не горжусь тем, что мне приходится говорить подобные вещи. Да я бы и не стал, если бы в данном случае речь не шла о моей свободе. И речь идет не только обо мне. Речь идет о моей 11-летней дочери, которая очень остро переживает происходящее. Речь идет о моей жене, преподавателе педуниверситета, которая со своей мизерной зарплатой вынуждена отказывать себе и дочери в необходимом, чтобы собрать мне передачу. Речь идет о моих родителях-пенсионерах (отец у меня инвалид по зрению), которые остались без моей поддержки. И мне стыдно, что я, взрослый мужчина, вынужден сидеть на шее у родных и близких.

Ваша честь, я прошу изменить мне меру пресечения, освободить меня из-под стражи, чтобы я мог воспитывать мою дочь, заботиться о родителях, имел возможность зарабатывать деньги для семьи и для оплаты услуг моего адвоката. При этом я отдаю себе отчёт, что любая попытка хоть каким-то незаконным образом повлиять на ход судебного следствия обернётся для меня возвращением в тюрьму. И поверьте, у меня нет ни малейшего желания туда возвращаться.

Суд продлил арест Петрова до 16 декабря 2015 года.

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования