Последнее слово Олега Шишова: Мы попали в большую финансовую и административную зависимость от Поплавского
© newsvl.ru Олег Шишов
Последнее слово Олега Шишова:  Мы попали в большую финансовую и административную зависимость от Поплавского
21 Мар 2016, 07:15 Экс-глава омского «Мостовика» Олег Шишов выступил с последним словом во владивостокском суде по делу о растрате 1 млрд рублей при строительстве Приморского океанариума. 21 марта ему должны вынести приговор. Тайга.инфо публикует речь Шишова, приведенную сайтом zamostovik.ru.
Последнее слово (письменная речь)

Уважаемый суд, участники процесса!
 
Рассматриваемое уголовное дело непосредственно связано со строительством уникального объекта — Приморского океанариума в г. Владивостоке на острове Русский.

Проектирование и строительство этого объекта было начато в 2005 г. по личной инициативе Президента РФ В. В. Путина. За 5 лет! С 2005 по 2010 годы Заказчик и его подрядчики не только ничего не построили, но не смогли даже разработать проект. Были выполнены только некоторые подготовительные работы. Эта ужасная для Заказчика (Управления делами Президента), ситуация требовала решительных изменений — привлечь нового, самое главное мощного, способного сделать все самостоятельно, проектно-производственного исполнителя.

В 2010 г. мы, НПО «Мостовик», успешно вели проектные и строительные работы по мосту на о. Русский во Владивостоке, а также на самых сложных Олимпийских объектах в Сочи. После неоднократных и настойчивых предложений от Управления делами Президента, мы взялись за эту работу и подписали 17 марта 2010 г. соответствующий договор № 4с. Совпадение, но 17 марта уже 2016 г. состоялось основное рассмотрение этого уголовного дела.

Приступив к выполнению работ «Мостовик» и я лично, попали в большую финансовую и административную зависимость от директора Заказчика этого объекта — господина Поплавского А.А. по двум основным причинам:

Во-первых, полное отсутствие проекта. Были лишь общие пожелания и тайваньские картинки. В подтверждение сказанному — положительное заключение Главгосэкспертизы России на весь проект этого сложного объекта было получено только в июле 2014 г., когда этот объект уже должен был сдаваться.

Обеспечение подрядчика проектной документацией — основная функция и забота Заказчика. В этой ситуации работать на очень сложном объекте без проекта было просто нельзя. Нам нужно было не начинать, а останавливать выполнение всех работ до получения утвержденного проекта. Но и я и «Мостовик» не могли этого сделать, т. к. объект контролировал лично В. В. Путин и я от лица всего НПО «Мостовик» гарантировал, что этот уникальный объект будет построен в соответствии с заданными самыми высокими требованиями. В России таких сложных аналогов не было, да и сейчас нет. В сложившейся ситуации, без проекта, без определения стоимости работ, «Мостовик» выполнял сложнейшие строительные и технологические работы, согласовывая каждую мелочь с «капризным» Заказчиком.

Без проекта, без определения стоимости работ «Мостовик» выполнял сложнейшие строительные и технологические работы, согласовывая каждую мелочь с «капризным» заказчиком

Зачастую многие важные технологически связанные работы, с целью соблюдения общего графика строительства, приходилось выполнять без этого согласования с Заказчиком, и лишь после выполнения работ, решался вопрос об их стоимости. И здесь срабатывал тезис — нет ничего более дешевого, чем уже выполненная работа.

Во-вторых, приемка и оплата этих сложных работ осуществлялась фактически лично господином Поплавским А.А., по его внутреннему усмотрению, без ссылок на проектно-сметную документацию. Отсутствие проекта позволяло Поплавскому А.А. самолично решать: выдавать в производство или не выдавать разработанную нами же рабочую документацию, принять или не принять хотя бы по фактическим затратам выполненные работы (на прибыль трудно было уже рассчитывать), профинансировать или нет уже выполненные работы. А перед нами
были обязательства: вовремя платить зарплату, налоги, рассчитываться за материалы и с субподрядчиками.

Иначе строительство объекта остановилось бы. Таким образом, созданные Поплавским А.А. условия финансовой и административной зависимости заставили меня не сразу, но ради выполнения работы в срок и стабильной работы двухтысячного коллектива, согласиться с требованиями Поплавского А.А. о незаконных выплатах ему денежных средств, которые он умело «выбивал» из меня разными изощренными методами. Но при этом важно (и в материалах дела это есть), что это были мои личные деньги.

Ваша Честь! Я осознал и искренне раскаиваюсь в том, что я незаконно платил эти деньги Поплавскому А.А. В результате моего осознания недопустимости подобных действий я заключил и выполнил все условия досудебного соглашения. Прошу суд и сегодня принять и учесть мои раскаяния!

При этом также считаю важным отметить, что я через «Мостовик» полностью возместил причиненный ущерб еще до возбуждения уголовного дела. В апреле 2014 года, не смотря на сложное финансовое состояние, в которое «Мостовик» попал после завершения Олимпийских объектов, вложив в Сочи более 20,6 млрд. руб. собственных и кредитных средств, мы, по согласованию с Заказчиком Приморского океанариума, перечислили на его расчетный счет необходимые для гарантированного завершения этого строительства денежные средства в размере более 2,9 млрд. руб.

Если бы заказчик, как он гарантировал, направил эти средства по целевому назначению — на финансирование завершения строительства океанариума, а не на коммерческий депозит в банке, как он фактически сделал, то этот объект очевидно, при его готовности в марте 2014 г. на 94–96% был бы сдан нами в эксплуатацию в сентябре 2014 г. Фактически этот уникальный объект полностью создан «Мостовиком». Строительство велось по разработанной нами рабочей документации — это техническая документация только без стоимости.
Прокурор в своем выступлении обвинил меня в том, что Приморский Океанариум до сих пор не сдан.

Но повторяю — мы сделали все, чтобы этот объект начал успешную эксплуатацию еще в сентябре 2014 г. И если бы Поплавский А.А. из корыстных интересов не заморозил наши деньги на депозите в банке — все было бы выполнено вовремя и качественно — это основа всей деятельности «Мостовика» в нашей большой истории. И формально Приморский океанариум уже сдан и все работы закончены в сентябре 2015 г. Это подтвердил 17.03.2016 г. на заседании суда и представитель Управления делами Президента. А то, что Приморский океанариум не эксплуатируется, почему прокурор меня в этом обвиняет? Вопрос эксплуатации океанариума никогда не стоял перед нами.

Запрашиваемое гособвинителем наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года и 6 месяцев в колонии общего режима считаю очень суровым и несправедливым, не учитывающим наличие многих смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств

Ваша Честь! При вынесении приговора по рассматриваемому делу прошу Вас принять во внимание ряд важных обстоятельств, которые, как мне показалось, не учел Государственный обвинитель:

1. Мое признание вины, раскаяние и мою не активную роль пособника, в которую я попал из-за финансовой и административной зависимости от Поплавского А. А. Еще в ноябре 2013 г. я осознал недопустимость таких действий и отказался от передачи денежных средств Поплавскому А. А. Кстати он сразу предпринял неоднократные попытки расторгнуть договор с «Мостовиком» при большом объеме уже выполненных, но не оплаченных работ. Но это расторжение произошло позднее, когда мы еще и деньги на завершение строительства Приморского Океанариума перечислили Заказчику. Сейчас кредиторы «Мостовика» судятся по этому поводу в Арбитражном суде с Заказчиком.

2. Фактическое возмещение причиненного ущерба, что должно иметь принципиальное значение при назначении наказания. Этот факт признает и потерпевшая сторона — Управление делами Президента — в актах сверки и в заявлении в судебном заседании 17.03.2016 г. Я уже говорил, что в апреле 2014 г., до возбуждения уголовного дела, мы перечислили более чем 2,9 млрд. рублей и позднее еще более 1,9 млрд., итого 4,9 млрд. рублей в качестве возврата аванса. При этом имели большой, соизмеримый объем выполненных, но не принятых и не оплаченных Заказчиком работ. «Мостовик» как юридическое лицо оформил кредит в Сбербанке под мое личное поручительство. Это привело к тому, что впоследствии, у меня и моей семьи изъято все имущество и созданные за более чем 30 лет уникальные активы. Но остались пока моя голова и профессиональные знания. Их тоже, наверное, кто-то хочет уничтожить.

3. Создание нами еще в апреле 2014 г. всех финансовых и организационных условий для завершения строительства этого замечательного и важного объекта в срок.

4. Мое активное сотрудничество со следствием, выполнение всех условий досудебного соглашения. Это единственное, как я понял, что учел прокурор.

5. Отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание и то, что я ранее не судим.

6. Положительно характеризующие меня многочисленные материалы и заслуги при создании за 30-летний период более 800 важных для России объектов, многие из них уникальны. В т. ч. для Саммита АТЭС 2012 г., Олимпиады в Сочи 2014 г., уникальных объектов Транснефти, Газпрома, Минтранса, РЖД, Москвы, Омска, Калуги, Якутии, Читы, Тюмени, Иркутска, Алтая и многих других регионов в России и за ее пределами.

7. Тяжелые хронические заболевания, которыми я давно страдаю: сахарный диабет, ишемическая болезнь сердца, гипертензия, панкреатит, атеросклеротический кардиосклероз и другие, развитие и обострение которых имеют, к сожалению, быстрый и необратимый характер.

8. Также прошу принять во внимание то, что у меня есть легальные источники дохода и то, что у меня на иждивении находится престарелая мама.

Ваша Честь! Запрашиваемое Государственным обвинителем наказание в виде лишения свободы сроком на 4 года и 6 месяцев в колонии общего режима считаю очень суровым и несправедливым, не учитывающим наличие многих смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств.

Прошу Вас, Ваша Честь, назначить мне наказание не связанное с фактическим лишением свободы. С этим предложением выступил и представитель потерпевшего — Управления делами Президента. Считаю это справедливым. Это даст мне возможность еще увидеть, пообщаться и поддержать мою тяжелобольную маму, которой 80 лет, и перенесшую недавно тяжелую онкологическую операцию жену. Гражданский иск потерпевшего прошу оставить без удовлетворения и передать его на рассмотрение в порядке Гражданского Судопроизводства.

Я всю свою жизнь работал очень напряженно и честно. Естественно, что я никогда не воровал, и даже помыслов таких у меня никогда не было ни в каком виде

Я вроде все сказал, но в тоже время не сказал главного. Сегодня для меня как отчет за прошедшую жизнь.

Я всю жизнь занимался наукой, занимался подготовкой высококвалифицированных кадров, создавал инновационные производства, проектировал и создавал уникальные, очень важные объекты. Был и заведующим кафедрой и долго совмещал эту работу с руководством и развитием НПО «Мостовик».

Для развития основных фондов «Мостовика» нам абсолютно ничего не досталось от приватизации государственной собственности. И это очень хорошо. Все наши уникальные заводы, производства, спецплощадки, проектные подразделения и многое другое — по своему техническому и инновационному уровню точно не уступали, а в чем-то опережали мировых лидеров, благодаря тому, что созданы нами на основе самых передовых знаний.

Мы создали крупнейшего работодателя — более 20,5 тыс. рабочих мест и крупнейшего налогоплательщика региона. Мы создавали сложнейшие и очень важные для России объекты, движимые патриотизмом. Наши работники получали высокую, абсолютно «белую» зарплату, с выплатой всех налогов.

Более 20 лет я — председатель бюджетного комитета Законодательного Собрания Омской области. И на этом поприще, постоянно отчитываясь перед избирателями, мне тоже удалось сделать очень много важного и полезного для региона и моих избирателей.

Я всю свою жизнь работал очень напряженно и честно. Естественно, что я никогда не воровал, и даже помыслов таких у меня никогда не было ни в каком виде. Ни у наших заказчиков, партнеров, вообще никогда, ни у кого, ни в каком-то косвенном виде — видит Бог! И активов каких-либо кроме «Мостовика» ни в России и тем более за рубежом никогда не имел. Все, что удавалось честно заработать в течение 30 лет, я вкладывал в инновационное развитие «Мостовика».

В результате моей личной трагедии и банкротства «Мостовика» много тысяч специалистов остались без работы, и именно это я переживаю сильнее, чем все мои разные многочисленные тюремные, «столыпинские» и следственные испытания. Если бы суд вынес мне условное наказание, я смог бы еще многих из них обеспечить работой в реальном секторе производства.

Ваша честь! Решения сегодняшнего суда ждут не только мои близкие родственники и товарищи, но и тысячи высококлассных специалистов и моих земляков — омичей. Поверьте это так. И прошу это тоже принять во внимание. Может я ошибаюсь и этого нет в УПК РФ, но это имеет очень важное значение!

21 марта 2016 года О. В. Шишов

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования