Новосибирцы возложили цветы к приёмной «Единой России», где горела пенсионерка Герасимова
© Алексей Мазур
30 Авг 2012, 18:03 В Новосибирске почтили память погибшей после пожара в общественной приемной «ЕР» пенсионерки Валентины Герасимовой. 30 августа, на сороковой день после ее смерти новосибирские оппозиционеры пришли к зданию на улице Ленина, 1 возложить цветы и зажечь свечу. Их уже ждали сотрудники полиции. В Новосибирске почтили память погибшей после пожара в общественной приемной «ЕР» пенсионерки Валентины Герасимовой. 30 августа, на сороковой день после ее смерти новосибирские оппозиционеры пришли к зданию на улице Ленина, 1 возложить цветы и зажечь свечу. Их уже ждали сотрудники полиции.

18 июля 2012 года Валентина Герасимова устроила пожар в региональной общественной приемной партии «Единая Россия» в центре Новосибирска. По словам очевидца, женщина заявила юристам, что подожжет себя, и случайно реализовала угрозу. Получив ожоги 90% тела, пенсионерка была доставлена в областную клиническую больницу, где скончалась 22 июля, не выйдя из состояния комы.

Сообщения о том, что 30 августа будет совершено возложение цветов к месту пожара, распространялись в соцсетях, в частности экс-сенатором Алексеем Мананниковым. Также накануне «почтить память» Герасимовой призвал депутат Госдумы Илья Пономарёв.

Возложение было назначено на 14:00 местного времени (11:00). В 13:50 у здания приёмной уже собралось человек десять полицейских. Часть из них была в штатском, а один — в «полуштатском». Сверху спортивная кофта, снизу — форменные брюки.


На самой приёмной красовалось объявление о том, что «в связи с ремонтом» приём граждан происходит по другому адресу. Ремонт, как известно, проводился в связи с пожаром, вызванном, как считается, Валентиной Герасимовой. Но об этом в объявлении не говорилось. Ближе к 14:00 подошли несколько корреспондентов и общественный активист Ростислав Антонов — в качестве то ли зрителя, то ли журналиста. Участников акции с цветами видно не было.


Через несколько минут ожидания Антонов начал задаваться вопросом, не сходить ли ему самому купить несколько цветов. Но тут от угла улицы Ленина появились две бабушки. Одна из них несла букетик.

Все оживились, корреспонденты расчехлили фото- и видеотехнику. Полицейские тоже расчехлили — кто видеокамеры, а кто — смартфон HTC. Полковник Александр Музалёв приготовился выступать со своей ритуальной речью, капитан полиции приготовился снимать. «Всё готово, — сказал капитан. — Мотор!».


«Предупреждаю вас о недопустимости проведения массовых мероприятий, несогласованных с муниципалитетом. Уведомление о проведении данной акции не подавалось. Нарушители будут привлечены к административной ответственности», — сообщил Музалёв бабушкам. «Мы пришли почтить память женщины...» — начали объяснять те. Но цветы класть поостереглись.

Пока все стояли вокруг бабушек, около приёмной случилось какое-то движение. Оказалось, что неизвестно откуда взявшийся Алексей Мананников успел поставить у входа в приёмную «Единой России» портрет Герасимовой и положить несколько гвоздик. Но сотрудник в «полуштатском» тут же всё собрал и выкинул в урну. Мананников попытался ему помешать, из-за чего и возник шум.


Полковник Музалёв подошёл к Мананникову и стал повторять ритуальную речь. В Новосибирске и полиция, и оппозиция накопили большую судебную практику по делам о митингах и пикетах, поэтому всегда несогласованные мероприятия начинаются с бесстрастной ритуальной речи полковника Музалёва. Ну а дальше — вы были предупреждены, противоправных действий не прекратили...


Пока Музалёв читал свою речь, Алексей Мананников успел поставить обратно портрет, положить гвоздики, а также попрепираться с полковником. «Я пришёл почтить память героини, боровшейся за справедливость и погибшей. Это православная традиция», — объяснил он свои действия. На слова о том, что поминать надо в других местах, например, на кладбище, Мананников привёл в пример Монумент Славы, куда все приносят цветы, чтобы почтить память погибших в Великой Отечественной войне.
 
На замечание о том, что данное здание является объектом культурного наследия, Мананников указал на табличку отделения «Единой России» — «размещают же здесь ерунду какую-то». Поджигать свечку Мананникову также запретили, так как это противоречит противопожарной безопасности. Надо сказать, что здание, в котором размещена приёмная «Единой России» за последние годы горело три раза.


Полицейские предложили Мананникову пройти в патрульную машину, чтобы дать объяснения своим действиям. А также убрать портрет и цветы. Мананников ответил, что он ничего убирать не собирается. Портрет и цветы подобрал сотрудник в «полуштатском», запихав при этом сломанную гвоздику в карман рубашки Мананникова. Видимо, на почве неприязненного отношения к политику.

Идти в машину Мананников в очередной раз отказался, выразив готовность дать все объяснения прямо здесь, не сходя с места.

Возникла томительная пауза. Мананников никуда не шёл, примкнувший к нему Александр Рудницкий интересовался у полиции — в чём собственно нарушение, полковник Музалёв размышлял о судьбах человечества и конкретно — его представителя в лице Мананникова. Винтить иль не винтить, вот в чём вопрос?


Журналисты ждали решения.

Подошла ещё одна женщина с двумя белыми розами. Она увидела небольшую толпу из полицейских, журналистов, зевак и Мананникова с Рудницким. Все стояли молча, и ничего не происходило.

Женщина положила розы к приемной «Единой России» и подошла к Мананникову. «Она всегда с ним на митинги ходит», — прокомментировал один из полицейских. На этот раз розы никто не стал выбрасывать.

Пауза всё затягивалась. Полковник Музалёв ушёл общаться с кем-то по сотовому телефону. Судя по всему — не по служебным делам. Видимо, решили не винтить, и просто ждали, когда всё закончится.

Бабушки с цветами (так и не рискнули положить) увлеченно обсуждали с двумя полицейскими грядущую реформу городского транспорта: мол, часть маршрутов закроют, а другие сделаю короче. Наконец Мананников с товарищами пошли в сторону площади Ленина. «Ну всё, — сказал Музалёв журналистам. — Всё закончилось, можно расходиться».


Тут Мананников и Рудницкий развернулись и стали возвращаться. «А вон они, возвращаются», — сказал я Музалёву. «Вторая волна, что ли?» — удивился он.


Оказалось, Александр Рудницкий решил поделиться со мной информацией о человеке, которого пытаются отправить на обследование в институт Сербского в Москву, хотя он хочет пройти такое обследование в Новосибирском медуниверситете. В результате сотрудники правоохранительных органов и несколько журналистов потратили ещё минут по десять своего рабочего времени. А потом все разошлись.

Текст и фото: Алексей Мазур

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования