Юрий Курьянов: Марш гражданского общества
© «Русский Марш» в Люблино, 2011 год the-kovboy.livejournal.com/Алекс Казаков
Юрий Курьянов: Марш гражданского общества
04 Ноя 2013, 08:59 Новосибирский журналист Юрий Курьянов считает, что «Русский марш» — это естественное проявление гражданского общества в условиях идеологического вакуума в России, а лозунги националистов — лишь требования соблюдать законы страны. Тайга.инфо представляет его материал «Марш гражданского общества». 4 ноября привлекает внимание СМИ не только как государственный праздник — День народного единства, но и тем, что в этот день в большинстве крупных российских городов проходит ставшее уже традиционном общественно-политическое мероприятие — «Русский марш». Он привлекает гораздо большее внимание масс-медиа, чем официальные праздничные торжества. При этом основные претензии, которые озвучиваются в СМИ по отношению к «Русскому маршу», состоят в том, что его участники выдвигают экстремистские лозунги, среди инициаторов мероприятия нет организационного и идейного единства, и само оно не способствует укреплению «единства многонационального российского народа». 

Новосибирск и новосибирские СМИ в этом плане исключением не являются. И на этот раз подобные материалы появились. Автор этой статьи в качестве журналиста участвовал во всех «Русских маршах», которые проходили в нашем городе, поэтому некоторое мнение по поводу этого общественно-политического феномена сформировалось. Самый первый Русский марш, как известно, состоялся в Москве в 2005 году, ровно через год после учреждения нового праздника — Дня народного единства. Понятно, что российская власть пошла на это, чтобы лишить статуса государственного праздника 7 ноября. Однако смена праздничных дат — это не просто формальная юридическая процедура, это важный идеологический и символический акт.

Идеология никогда не была сильной стороной современной российской власти, поэтому она ничего не смогла предложить в качестве идейного наполнения нового праздника

Идеология никогда не была сильной стороной современной российской власти, поэтому она ничего не смогла предложить в качестве идейного наполнения нового праздника. В политике и идеологии, в отличие от природы, вакуума не бывает, и идейное наполнение нового праздника пришло не сверху от государства, а снизу от формирующегося в России гражданского общества. По сути, власть, помимо собственного желания, поставила в России масштабный эксперимент по выявлению самой популярной в гражданском обществе идеологии. И это оказались не коммунизм и либерализм, а национализм в разных своих проявлениях. Что ж, чем богаты, тем и рады. Другого гражданского общества у нас нет.

В этой ситуации у российской власти был всего лишь один разумный выход, который сформулирован в известной поговорке: «Если не можешь подавить, то возглавь». А подавить было невозможно, потому что «Русский марш» как общественный феномен стал проявлением глубинного, тектонического социального движения — начала пробуждения русского национального самосознания. У русского народа это произошло позже, чем у других народов бывшего СССР и России, но это началось и уже необратимо. Однако российская власть в центре и на местах попыталась прибегнуть к тактике подавления и запретов. Во многом из-за этого произошла частичная радикализация участников и лозунгов «Русского марша».

Об этом можно судить на примере Новосибирска. Первый «Русский марш» в 2006 году имел полностью позитивную программу. Он проходил как шествие по Красному проспекту к месту закладки у собора Александра Невского памятного камня в честь одного из основателей нашего города Николая Тихомирова. Это единственный из основателей Новосибирска (Новониколаевска), чья могила находится в нашем городе. Она совершенно случайно была обнаружена под асфальтом в центре города в 1971 году. Тогда прах Тихомирова тихо и без всяких почестей перезахоронили на Заельцовском кладбище. Дворянин, однако.

В 2006 году призыв увековечить память Николая Тихомирова, с которым выступила инициативная группа новосибирцев, был справедливым и актуальным. И новосибирские власти, в конце концов, к этому призыву прислушались и поставили памятник на могиле Тихомирова. Но почему тогда нельзя было разрешить шествие к памятному камню Тихомирову 4 ноября 2006 года? Однако «Русский марш» был запрещен, а одному из его организаторов и инициаторов установки памятного знака Тихомирову депутату городского Совета Новосибирска Александру Люлько тогда пришлось проявить немалое личное мужество, чтобы возглавить колону. Я участвовал в том марше и хорошо помню, что он закончился задержаниями ряда его участников, которые ничего не нарушали, а пришли выразить свою гражданскую позицию и почтить память одного из основателей нашего города.

Ку-клус-клан был таким же проявлением американского гражданского общества, как и движение во главе с Мартином Лютером Кингом

По подобному алгоритму происходили действия власти в Москве и других городах. Русский марш запрещали, оцепляли милицейскими кордонами, его участников задерживали. Власть сделала всё для радикализации этого общественно-политического движения. Многие умеренные активисты и политики, сочувствующие идеям Русского марша, не рисковали принимать участие в запрещенной и подавляемой акции. А это означало, что возрастало влияние более радикальных лидеров, а среди участников становился больший процент тех, кто был готов поддержать откровенно экстремистские лозунги. Кстати, среди нашей либеральной общественности существует представление о том, что политические проявления гражданского общества — это что-то «белое и пушистое». Если брать США, то это что-то типа движения за гражданские права чернокожих, легализацию однополых браков или защиту скунсов и сурков. Хотя тот же Ку-клус-клан был таким же проявлением американского гражданского общества, как и движение во главе с Мартином Лютером Кингом. И сегодня гражданское общество США проявляется в таких разных формах, как движение «Оккупируй Уолл-стрит» или «Чайная партия».

В случае с Россией попытки запрещения и подавления пробуждения русского национального самосознания приведут только к тому, что оно действительно приобретет радикальный и экстремистский характер. Чего пока, к счастью, нет. А что есть? Думаю, что в случае с «Русским маршем» вполне уместна аналогия с умеренной частью диссидентского движения в СССР. Тогда большинство диссидентов выступали не против советской власти и даже не против всевластия КПСС. Их лозунг был другим: «Соблюдайте те законы, которые сами же приняли!» То есть, если в конституции СССР записана свобода слова, совести, собраний и демонстраций, так дайте народу эти свободы. Вы же сами их прописали в своем основном законе.

Так и сегодня. Если посмотреть на лозунги, с которыми выходят участники Русского марша, например, в Новосибирске, то честно надо признать что это всего лишь требования неукоснительного соблюдения действующих в Российской Федерации законов. Разве не являются такими лозунги, требующие остановить незаконную (только незаконную) миграцию в Россию. Во всех цивилизованных и даже нецивилизованных странах незаконное проникновение (каким является незаконная миграция) на территорию страны является преступлением и наказывается с той или иной степенью строгости. Почему же наша власть никак не пресекает незаконное проникновение иностранцев на нашу территорию? И разве не является гражданским долгом требования соблюдения властями законов страны?

Среди других лозунгов «Русского марша» в Новосибирске были требования борьбы с этнической преступностью. Но разве не является борьба с любой преступностью обязанностью всех государственных органов? А правом, более того обязанностью граждан является требования от власти такой борьбы. Это касается и всех других лозунгов и требований, выдвигаемых на «Русских маршах».

И последнее, по поводу обвинений в том, что в движении отсутствует единая организация, единая идеология, единоличное руководство. Всё это так, мы это уже видели и еще, похоже, увидим и в Новосибирске. Но ведь уже было сказано, что это проявление гражданского общества, с его неизбежной стихийностью, спонтанностью, неприятием любой искусственной организации. С одной стороны, подобная стихийность и неорганизованность — это слабость. С другой стороны, как говорил известный российский политик начала ХХ века (В.Ленин, — прим. Тайги.инфо), знавший толк в организации: «Стихийность — это признак жизненности и силы любого политического движения».

Юрий Курьянов для Тайги.инфо

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования