Экология энергетики
© Наталья Гредина Саяно-Шушенская ГЭС
Экология энергетики
15 Авг 2014, 11:14 Гидроэнергетика считается одним из самых чистых производств. Но водохранилища затапливают места обитания животных, а порой и огромные массивы леса, как в случае СШГЭС. Что сейчас в Хакасии делают с топляком и какое влияние гидроэнергокомплекс оказывает на природу — в материале Тайги.инфо. В воде не тонет и в огне не горит

На катере «Ихтиандр» мы проплываем мимо ковров топляка. Едем смотреть на него, а вокруг — Сибирь, настоящая и сурово красивая — именно такой она, наверное, и должна быть — холодные горы в облака и тайга всех оттенков зеленого. Природа завораживает, а человек в ней герой и немного лишний одновременно.

Говорят, были времена, когда по бревнам в водохранилище можно было ходить. Всего, по оценкам специалистов, затопленной древесины тут было свыше 700 тыс. кубометров. Сейчас сложно однозначно сказать, почему лес оказался в воде. Это и недоработки во время строительства ГЭС, и трудноступность этих мест. Но главное, что рассуждать уже бесполезно — нужно убирать. Водохранилище в некоторых местах стало бревнохранилищем, а с годами топляк начал выделять фенолы, вредные для человека и рыб.

Проект очистки водоема стартовал в 2010 году. За четыре года его реализации, по данным пресс-службы СШГЭС, объемы топляка в акватории сократились почти втрое. Сейчас работы ведет «Транспортная компания „РусГидро“». В 2014 году ей предстоит выловить 130 тыс. кубометров топляка.
Работы по утилизации идут на правом берегу Енисея, здесь в горном логу создан полигон для ликвидации древесного хлама — бревна называют именно так. В воде топляк огораживают бонами и специальными катерами тащат в залив.

«Вот там, вдали, большие катера — видите, наверное, ведут кошель, — показывает вперед сотрудник „Транспортной компании „РусГидро““ Михаил Котельников. — А новенькие катера здесь, в резерве, этот лес подталкивают. Тут прорыты каналы для выгрузки этого леса. Манипуляторы берут его с берега и грузят».

Машины отвозят то, что когда-то было деревьями, на полигон. Топляк там укладывается слоями и трамбуется, затем перемалывается в труху. «Получается слоеный пирог», — вкусно сравнивает Котельников. Но пирог не съедят — он сгниет. И будет у него еще пара-тройка слоев — грунт, который ранее отсюда выбрали, чернозем и трава. В перспективе — газон площадью 30 га — в четыре десятка футбольных полей.
В проекте задействованы 43 человека. На площадке работают несколько катеров, которые транспортируют древесный хлам, три манипулятора его грузят, десять машин отвозят на полигон, где два бульдозера его ломают. Здесь же есть техника для ремонта дороги. Этот «гараж» можно использовать для уборки снега в зимнее время, когда нет работы в логу — ведь сезон длится несколько месяцев, где-то с мая по сентябрь.

Неподалеку работает пиролизное производство. Но оно здесь одно. Во время строительства ГЭС планировалось создание таких предприятий. Однако потом что-то не сложилось. Опять же рельеф неподходящий, говорят специалисты — на склонах сложно строить, а что-то вывезти отсюда — тот же лес — порой и вовсе невозможно.

Сейчас, по заключению, экспертов, топляк ни на что не годен. Он не только в воде не тонет, но и в огне не горит. Пиролизный завод берет совсем немного сырья. Но в основной своей массе топляк, изрядно поплававший в реке, для такого производства не подходит. Сотрудник гидроэлектростанции Тарас Шевченко, опираясь на мировой опыт, разработал свой проект по утилизации бревен. Он предложил создать завод по производству пеллет. Эти высокоэнергоемкие гранулы используются как топливо за границей. Но проект получился дорогим и в перспективе — нерентабельным. Строить предприятие в непосредственной близости к складу древесного хлама невозможно в силу скалистого рельефа. В другое место везти сырье дорого.

Зато причудливые коряги неизменно привлекают внимание дизайнеров и прочих людей от мира искусства. «Приезжают на вороваечках, смотрят, фотографируют, потом забирают, — улыбаясь, рассказывает Котельников. — Отовсюду едут, и из других регионов: и 54-й регион был, и 70-й, и 24-й». Но в общих объемах этот улов — капля в море.

Вторые по чистоте

«У нас атомные станции считаются самыми чистыми, если не происходит чрезвычайной ситуации. На гидроэлектростанции все в точности так же — они являются экологически чистыми, если нет ЧС», — напоминает нам инженер по охране окружающей среды СОТиПК ГЭС Кирилл Дружинин.

Станция ведет постоянный контроль за выбросами, сбросами и отходами. ГЭС не сжигает топлива, как атомные станции, поэтому в отходах преобладает обычный бытовой мусор. Чтобы снизить негативное воздействие, на предприятии ведется ремонт сооружений, используются современные технологии.

Так, в 2014 году специалисты занимаются реконструкцией ОРУ-500 и 220 с заменой воздушных масляных выключателей на экологически чистые элегазовые. Таким образом станция уходит от использования масла, которое в случае аварийной ситуации может стать источником загрязнения почв, поясняет Дружинин. Среди специфических отходов станции — турбинное масло. «Масло приходит в негодность, если в нем присутствует вода, либо какие-то примеси. Оно очищается — есть установки по регенерации, что сводит к минимуму то количество масла, которое мы передаем на обезвреживание», — говорит он.

То, что остается после очистки масла, как нефтешлам передается в специализированные организации. Саяно-Шушенская ГЭС работает с томским предприятием.

В числе экологических направлений в работе ГЭС — мониторинг влияния гидроэнергокомплекса на состояние окружающей среды — животного и растительного мира, который проводит для станции национальный парк «Шушенский бор».

Природа берет свое

Нацпарк встречает нас избушкой на курьих ножках. Да-да — это жилище Бабы-Яги и она сама на крыше! Мы в дендрарии «Берендей» — он один из основных объектов национального парка «Шушенский бор». А сказочный дом — штаб юных лесоводов.

«На базе „Шушенского бора“, тогда еще лесхоза, образовалось первое в Красноярском крае школьное лесничество, — вспоминает начальник отдела экологического просвещения, туризма и рекреации парка Любовь Першина. — Юные лесоводы занимались посадками — созданием этого дендрария, уходом за лесом, то есть участвовали во всем процессе, познавая лесное дело не только в теории, но и на практике».

Здесь на площади 2 га растут порядка 170 видов и форм древесно-кустарниковых растений, в основном дальневосточных пород. Дендрарий может посетить любой желающий, неподалеку созданы беседки для гостей бора.
Первый заказник появился в этих местах в конце 20-х годов прошлого века. Здесь когда-то отбывал ссылку Владимир Ленин. Крестьяне провели сход и приняли решение охранять места его охоты. Так что некоторые местные деревья «помнят» вождя мирового пролетариата, а где-то среди них затерялся шалаш — сейчас это место притяжения туристов и молодоженов, а когда-то в таком же отдыхал Ленин.

Национальный парк «Шушенский бор», образованный в 1995 году, в настоящее время объединяет два кластерных участка: равнинный и горный. Первый представлен уникальными ленточными борами, которых в Сибири практически не осталось. Они растут на песчаных дюнах и очень чувствительны к внешним воздействиям, а в частности жизнедеятельности человека, поэтому данные уникальные экосистемы нуждаются в особой охране. Если ленточные боры Сибири не будут введены в состав особо охраняемых природных территорий федерального, либо регионального значения, они исчезнут, считает заместитель директора по научной работе парка Андрей Толмачев.

На равнинной части парка обитают краснокнижные птицы: балобан, степная пустельга, журавль-красавка и другие. Еще с 1980-х годов здесь обустроены тропы и места отдыха для туристов.
Второй кластерный участок — горный. Это живописный хребет Борус. Он уникален — здесь есть все природные зоны, начиная от степей, заканчивая гольцами. Местность отличается большим разнообразием животного и растительного мира.

«У нас горная часть представлена такими животными как марал, косуля, кабарга, лось, медведь. Буквально три дня назад лично созерцал медведя. Мы закладывали геоботанические профили, он подошел к нам на расстояние 30 метров и смотрел...», — рассказывает Толмачев.

«Обычно никакой агрессии животные не проявляют, так как они на территории национального парка находятся в зоне покоя, что достигается мероприятиями по охране парка. Рекреационная нагрузка незначительна. Люди гуляют по специально проложенным тропам, для них обустроены места отдыха», — поясняет поведение хищника замдиректора парка.

Сегодня лесные пожары — это проблема всей страны и особо охраняемые территории не исключение, отмечает Андрей Толмачев. «Мы боремся, чтобы у нас на территории национального парка не было пожаров. Парк имеет мощную пожарную технику, люди прошли обучение, есть лицензия на тушение лесных пожаров», — рассказывает он. К западной части Боруса примыкает Саяно-Шушенский гидроэнергокомплекс. С 2003 года нацпарк на своей территории ведет наблюдения за флорой и фауной совместно с «РусГидро».

Как известно, появление Саяно-Шушенского водохранилища заставило некоторые виды животных и растений сменить ареал обитания в виду затопления традиционных мест их проживания и произрастания. Но сейчас, как утверждают специалисты, природа берет свое. «Наши исследования показывают, что аборигенные виды растений и животных возвращаются на эти территории, — говорит Толмачев. — Например, у нас вернулись степные травы. Они поменяли ареал: было над уровнем моря 230 метров, сейчас поднялись на 500 метров».

Сегодня сотрудники парка наблюдают возвращение на его территорию редкой птицы скопы. Она занесена не только в Красную книгу РФ, но находится под охраной конвенции СИТЕС. Лето скопа проводит в России, а на зимовку уходит в Индию. «Это уникальная птица, потому что она не принимает корм из рук человека. Если сапсанов, например, кормят, чтобы выжили, то этих невозможно», — рассказывает Толмачев, показывая скопу на фотографиях — эти кадры считаются уникальными.

Гнездо на территории парка сотрудники обнаружили не так давно, причем, начали отслеживать, когда оно еще строилось. Для гнезда птицы выбрали необычное место — вместо сухого дерева свили его на живом кедре. Сейчас птенцы практически встали на крыло, а в национальном парке задумались о новом проекте — по изучению скопы.

Текст: Яна Долганина
Фото: Наталья Гредина

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования