Фотопроект «Операция „Золотое Сечение“»: три года спустя
© Татьяна Ломакина
Фотопроект «Операция „Золотое Сечение“»: три года спустя
12 Май 2015, 04:15 Женщины из Барнаула, Новосибирска и США, перенесшие пластические операции, в откровенной беседе с Тайгой.инфо рассказали, зачем пошли на хирургические изменения во внешности, как окружающие их осуждают, поддерживают и не замечают, и как выбрать доктора, на стол которого не страшно лечь. Тайга.инфо совместно с новосибирской клиникой эстетической медицины «Золотое Сечение» в 2012 году запустила фотопроект о хирургии трех дней, позволяющей выполнять сложнейшие операции. Героиней серии фоторепортажей — от первых врачебных консультаций, операционного вмешательства, реабилитации и до финального штриха косметолога — стала 60-летняя женщина, которая не просто решилась на омолаживающую пластику лица, но и согласилась рассказать о том, что с ней произошло.

Три года спустя Тайга.инфо разыскала свою героиню, чтобы оценить результат операции и узнать, как за это время изменилась ее жизнь. Неожиданным бонусом нашей встречи стало знакомство с еще двумя пациентками «Золотого Сечения» : ровесницей нашей первой героини, которая в поисках надежного врача перелетела океан, и молодой девушкой, которая доверилась пластическому хирургу, чтобы наконец начать дышать и жить уверенно.
Когда мы познакомились с Любовью Трофимовной, она, ожидая консультации пластического хирурга, доктора медицинских наук и главного врача клиники «Золотое Сечение» Андрея Козлова, рассказывала, как мечтает обрести душевное равновесие между внутренним миром, полным энергии, и тем, что она видит в зеркале. Весной 2012 года ей должен был исполниться 61 год, и женщина очень переживала, что все эти годы легли тяжелым отпечатком на ее некогда прекрасное лицо.
Операция выполнялась малотравматичным методом — через небольшие надрезы. Любови Трофимовне подтянули мышцы и кожу шеи и подбородка, сделали хирургический лифтинг кожи лица и век, сформировали контуры подбородка, поработали над мимикой, которая со временем тоже стареет, а также провели сеанс лазерного омоложения — фракционный абляционный фототермолиз, после которого на месте прежней кожи формируется молодая и здоровая кожная ткань. Вся операция длилась шесть часов.
С момента хирургического вмешательства до выписки Любови Трофимовны прошло всего три дня, за которые в клинике ей провели полный курс реабилитации, а с помощью аппаратной косметологии пациентке усилили мышечный тонус, подтянули кожу лица, уменьшили морщины, отеки под глазами, оформили контур лица и освежили кожу.
Через две недели после операции
С момента последней встречи Любови Трофимовны с доктором Козловым прошло три года. Тогда хирург заметил, что окончательно оценить результат операции можно будет через полгода — послеоперационный рубец формируется 1,5-6 месяцев, а эффект подтяжки, заложенный в самой операции, со временем только усилится и должен продержаться около 12 лет.
И вот мы снова в «Золотом Сечении». Хирург внимательно смотрит на свою давнюю пациентку. «Вы выглядите очень хорошо, — наконец говорит доктор. — Есть объемы — этим занимается пластическая хирургия. Есть кожа — ей занимается косметология. По объему у вас ничего не поменялось. Но качество кожи изменилось. Все можно вернуть до послеоперационного состояния трехлетней давности фракционным фототермолизом лица. А внутренний каркас на месте. Пластическая операция позволяет сократить количество косметических процедур до минимума, но они все равно необходимы».
«Я выполняла все рекомендации врачей. Делала инъекции два раза за три года. Кремы, маски — это естественно. Но аппаратных процедур никаких больше не проходила. От старения, конечно, не скроешься: мимика работает, время же не остановилось», — с сожалением признает наша героиня.
«А вы стали совсем другой», — вдруг замечает Андрей Козлов. «Да? Почему это?» — удивляется Любовь Трофимовна. «Вы стали уверенней в себе и гораздо женственней, — поясняет доктор. — Говорите иначе, улыбаетесь, даже голову держите по-другому. Я же говорил, что сами не заметите, а жизнь изменится, вы увидите себя с новой стороны и относиться к себе станете тоже по-новому».
«Честно говоря, я вообще не думала о том, изменится моя жизнь после операции или нет. У меня и так прекрасная жизнь, чудесные друзья, у меня все замечательно, чтобы что-то менять с помощью операции. Я просто хочу быть красивой», — признавалась Любовь Трофимовна три года назад за несколько минут до начала операции.
За прошедшие годы Любовь Трофимовна себе не изменила. «Все идет своим чередом. Я делала операцию не для того, чтобы поменять свою жизнь. Просто хотела видеть в зеркале другое отражение, — говорит наша героиня. — Но, в общем, глядя на своих подруг, сейчас я себя действительно ощущаю очень уверено. Мои родственницы, что помоложе, говорят: „Какая ты молодец! Как ты решилась? Мы тоже хотим!“ А вот подруги-сверстницы не поняли моего порыва. Когда узнали, что я сделала операцию, они возмущались: „Как ты могла на такое пойти?! Зачем?“ А сейчас уже все привыкли и никто ничего не замечает. Единственное — моя мама. Она живет далеко, и когда я к ней приезжаю, смотрит-смотрит на меня: „Нет, ты все-таки какая-то другая стала “. Она до сих пор ничего не знает».
«Мои подруги говорят, что им страшно решиться на такое дело, как пластическая операция. „А вдруг бы тебя перекосило?“ — говорят. Но я допускаю возможность повторить пройденное, если будет здоровье, а врач не вызовет никаких сомнений. Ведь правда, все зависит от того, как доктор преподнесет себя. Андрей Викторович из таких врачей. Ему я доверяю полностью».
Среди пациенток доктора Козлова в конце октября 2014 года оказалась еще одна 60-летняя женщина — наша соотечественница, которая теперь проживает в США. Она прошла через ту же операцию, тот же курс реабилитации и комплекс косметологических процедур, что и Любовь Трофимовна. Но результат своей решимости на хирургическую пластику она описывает как поворотный в своей жизни.
«Встреча с доктором изменила мою жизнь полностью. Я стала другая. Андрей Викторович мне даже прическу новую придумал, — рассказывает Татьяна Николаевна. — А все началось с того, что однажды утром в зеркале я увидела себя бабушкой, хотя мне чуть за 60. А хотелось еще любить и быть любимой. В Америке пластические операции стоят очень дорого. Поэтому я поехала в Россию и решительно направилась в клинику „Золотое Сечение“, хотя было страшновато. Но когда я познакомилась с доктором, все мои сомнения развеялись. Он оказался настоящим профессионалом и как замечательный психолог вселял надежду и уверенность. Реабилитация прошла быстро и успешно благодаря всему персоналу клиники. Там работают корректные люди с открытым сердцем и пониманием».
«Все, кто знал меня раньше, увидев сейчас, были приятно удивлены мои переменам. Все подумали, что это в Америке мне так хорошо живется, что там такая крутая медицина и кремы. Своему доктору и всем, кто с такой заботой и любовью окружал меня, я говорю огромное спасибо! И пусть с их легкой руки из клиники выходит все больше счастливых женщин, которые, проснувшись утром, увидят в зеркале не уставшую хмурую бабушку с отвисшими щеками, заплывшими глазами и кожей, как печеное яблоко, а моложавую женщину с лучезарной улыбкой, искрящим взглядом и с тайнами, которые знают лишь они сами и их все понимающие доктора».
«И чтобы при этом хотелось обнять весь мир, быть счастливой, любить и быть любимой. Что и произошло со мной за совсем короткое время и, думаю, это надолго, как и сказал мне доктор. А я Андрею Викторовичу верю».
В «Золотом Сечении» нас познакомили еще с одной пациенткой доктора Козлова. Марина, как и Любовь Трофимовна, три года назад доверилась хирургу «Золотого Сечения». Но в отличие от нашей старшей героини, девушка рассчитывала на глобальные перемены в жизни.

«Исправить нос я мечтала всегда. Он был просто огромный, — начала свой рассказ Марина. — Мне можно было делать операцию по исправлению носовой перегородки уже в 18 лет. Но тогда пластическая хирургия не была на таком уровне, как сейчас, и мне было очень страшно. А потом я познакомилась с Андреем Викторовичем и решила, что ему можно доверять. Перед операций я пропила небольшой курс таблеток, которые препятствуют появлению синяков под глазами. На следующий день после операции я ушла домой. Через полторы недели я уже была на работе. Сейчас технологии такие, что не надо месяц валяться дома и никому не показываться на глаза. У меня даже синяков почти не было».
«Окружающие ничего не заметили. Потому что Андрей Викторович сохранил мою изюминку, в общем-то. Перед операцией у меня была другая прическа: я всегда вынуждена была носить челку, потому что такой нос, как был у меня, можно более-менее сбалансировать только челкой. После операции я от нее сразу избавилась. Но что еще очень важно: у меня освободился нос. Даже, когда у всех нос заложен, я дышу! Это очень здорово!»
«Мы выполняли реконструкцию — так называемое восстановление пропорций лица, — рассказывает об операции Марины доктор Козлов. — Есть понятие золотого сечения, есть различные визуальные особенности. Очень важно сделать коррекцию, не потеряв индивидуальные особенности. Перед ринопластикой будущий нос всегда рисуют. Есть различные программы рисования носов, их куча в интернете. То есть мы берем нос и „прилепляем“ его к себе. На мой взгляд, это неправильно, потому что объем ринопластики определяется пропорциями и именно носовым дыханием. Если мы работаем правильно, то мы изначально идем от носового дыхания, а уже потом надстраивается эстетика. Если идти от эстетики, махнув на дыхание, то это не ко мне».
«Очень много людей с нарушениями носовой перегородки, с этим работает лор-хирургия. Мы когда делаем ринопластику, в любом случае оказываемся в носовых ходах, а раз уж зашли, то делаем все, что там можно сделать. Получаются вот такие приятные бонусы, как у Марины. Что важно, после ринопластики наоборот часто возникают проблемы, — замечает хирург. — Дело в том, что работа с носом считается высшим пилотажем пластической хирургии, так как здесь много непредсказуемого, и в большинстве случаев через какое-то время необходима переделка. У нас есть определенные наработки, благодаря которым мы можем сказать, что мы в „Золотом Сечении“ этих проблем не имеем. У нас технологии исключают формирование рубцовой ткани, сам подход очень щадящий».
Попрощавшись с врачами «Золотого Сечения», идем с Мариной фотографироваться. Девушка рассказывает о том, как друзья поддержали ее решение, а сослуживцы до сих пор не могут понять, что же произошло с их коллегой. «Андрей Викторович мне говорил: „Месяца через три ты, красотка, уже не будешь одна“. Так и случилось. Вскоре я познакомилась с молодым человеком, и мы уже третий год вместе. Это результат появившейся уверенности в себе, — признается Марина. — Женщина должна быть хороша собой в любом возрасте. Когда у меня появятся очевидные возрастные изменения во внешности, я без раздумий пойду на подтяжку. Я не стесняюсь этого совершенно. Я просто хочу быть счастливой как можно дольше».

Подготовила Татьяна Ломакина

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:

Компании:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования