"Новая газета": У вас есть право не хранить молчание
25 Дек 2004, 21:55

Такой массовой акции журналистов не припомнить. 120 журналистов — частных и государственных, печатных и электронных СМИ Алтайского края — выступили против попыток Кремля заставить их присоединиться к кампании по дискредитации депутата Госдумы Владимира Рыжкова

15 декабря некоторые газеты Алтайского края распространили открытое письмо, в котором журналисты разных средств массовой информации возмутились давлением, которое на них оказывается. «Ряду наших коллег были сделаны предложения, — говорится в письме, — в том числе в угрожающей форме, принять участие в кампании против Владимира Рыжкова. При этом открыто говорилось, что участие в этой кампании или молчание — тест на лояльность к Кремлю. «От имени Кремля» выступали люди, представляющиеся «специалистами из Москвы», и лица, связанные с местной властью. Предложения делались газетам, телекомпаниям, интернет-изданиям, отдельным журналистам. Большинство от создания и печатания лжи против Рыжкова отказались. Тогда в ход пошли прямые угрозы». В письме говорится также: «Организаторы кампании сделали из депутата чуть ли не пособника чеченских боевиков. В центре Барнаула был устроен позорящий наш город пикет, где на плакате между Басаевым и Масхадовым помещен Рыжков. «Смотрите — вот он, враг народа». При этом подавляющее число барнаульцев, да и сама власть, понимают, что наш депутат никакого отношения к чеченским бандитам не имеет, наоборот, всегда жестко выступает против терроризма».

По мнению журналистов, «эта грязная акция проводится потому, что Рыжков на федеральном уровне не безоглядно одобряет, но открыто обсуждает и имеет свою позицию по ряду последних инициатив — отказу от выборов губернаторов, непродуманной монетизации льгот, упразднению выборов депутатов Госдумы по одномандатным округам».

Глава крупнейшего в Алтайском крае независимого издательско-полиграфического предприятия «Алтапресс» (существует с 1990 года, объединяет девять изданий общим тиражом в 250 тыс. экз. и собственную типографию) Юрий Пургин рассказал «Новой», что подписал письмо из принципиальных соображений. «Для меня принципиально важно, чтобы пресса писала о том, что есть на самом деле, в то время как наш рынок зачастую превращается в мир пиара, — говорит он. — Мы столкнулись с беспрецедентным давлением на журналистов, которое я не припомню со времен крайкомов КПСС. Мне казалось, что эти времена в прошлом, а получается, что в настоящем». Пургин «не хотел бы жить в таких условиях, в государстве с идеологией врагов народа, тем более что таким врагом хотят представить патриота, желающего изменить жизнь в России». Он считает «чудовищным позорищем» пикет, организованный против Владимира Рыжкова. Впрочем, подчеркивает, как и его коллеги, что дело не только в персоне депутата. Журналисты возмутились прежде всего тем, что на них беспрецедентно надавили. «Нужно отстоять свое право на свободу журналистов, свободу слова», — говорит глава издательства.

К журналистам, объявившим акцию и поставившим подписи, постепенно присоединяются и другие. Характерное письмо, например, написал специальный корреспондент ФГУП ГТРК «Алтай» Дмитрий Клишин. «Хочу, даже очень хочу присоединиться к этому расстрельному списку, — пишет он. — Когда мои коллеги ставили подписи в защиту Рыжкова, я носился за сюжетами как угорелый по малым умирающим селам. Принялся искать, чтобы включиться, меня успокоили, что уже, мол, опубликовал «СК» (газета «Свободный курс». — Прим. «Новой»), все, поздно. Но как узнал, что есть еще возможность войти в этот симпатичный мне коллектив, решил втиснуться. А то даже несправедливо получается: мы с В. Рыжковым в разное время ходили в одну и ту же Северную школу славного шахтерским прошлым города Горняк. Тут наших бьют, а я в стороне, получается. Не выйдет».

Сам Рыжков объясняет кампанию против него собственной позицией, которую он озвучивает в последнее время. «Видимо, кого-то раздражают моя деятельность, моя позиция, высказанная после Беслана, — сказал он «Новой газете». — По некоторым данным, вся кампания по моей дискредитации оценивается в 200 тысяч евро. Она проводится грубо, нахально, в нее вовлечены десятки людей — как в Алтайском крае, так и в Москве». По данным Владимира Рыжкова, кампанией руководит высокопоставленный чиновник из Кремля, однако имен организаторов и участников кампании он называть не хочет. Иначе, считает депутат, в суде потребуется назвать источники информации и, таким образом, подвести людей, на которых уже сегодня оказывается очень мощное давление.

На просьбу «Новой газеты» прокомментировать ситуацию руководство ведомства, курирующего сферу СМИ, ответило отказом. Глава Федерального агентства по печати Михаил Сеславинский сослался на то, что, находясь за рубежом, письма журналистов не видел. А его начальник — замминистра культуры Леонид Надиров — выразил скепсис в отношении письма, поинтересовавшись, нет ли у корреспондента «Новой» температуры. Я здорова, температуры нет. По словам Надирова, письмо в министерство не поступало, а потому реагировать не на что. Один из чиновников министерства, пожелавший остаться неназванным, сообщил «Новой», что «сегодня любые акции журналистов — это перенос акцента с тех, кто им платил ранее, на тех, кто им заплатит в будущем».

Однако барнаульский случай — первый со времен скандалов, связанных с НТВ, ТВ-6 и ТВС, массовый протест журналистов России по политическим мотивам. На сегодня их 120. Это журналисты и их руководители из ГТРК «Алтай» и телекомпании АТН, газет «Алтайская неделя», «Молодежь Алтая», «Свободный курс», «За права человека на Алтае», «Маркер Экспресс», «Ваша неделя», «Постскриптум», «Листок», «Московский комсомолец на Алтае», «Ваше дело», «Купи-продай», «Телепарк», «Новости Горного Алтая», «Я покупаю», а также агентства «Банкфакс» и интернет-проекта barnaul-altai.ru и других СМИ. И это не окончательный список.

Наталья Питахина: Люди говорили: "Как вам не стыдно!"

29 подписей под письмом протеста алтайских журналистов принадлежат сотрудникам государственного телевидения. За комментарием «Новая» обратилась к специальному корреспонденту ГТРК «Алтай», автору и ведущей регионального выпуска программы «Вести+» Наталье ПИТАХИНОЙ

– Я поставила свою подпись и сказала себе: материалов против Рыжкова у меня в программе не будет — или я просто уйду. Это в данной ситуации нравственный выбор.


Ведь что происходит? Отозвать независимого депутата не могут, так пытаются создать ситуацию, чтобы он сам заявил о том, что ему пора уходить. Стоит там на улице маленькая кучка людей, в руках плакаты: «С кем вы, Владимир Рыжков?», рядом фотографии Масхадова и Басаева. Носивших плакаты охраняли люди в камуфляже.

Кстати, обычные граждане, проходившие мимо во время пикетов и митингов, говорили: «Господи, вам не стыдно, уберите эти плакаты, что вы дурью маетесь, вообще уже с ума посходили!». То есть народ-то тоже адекватно реагирует на такие вещи.

Потом появились публикации. Вся эта «грязь», насколько я знаю, начала распространяться из администрации города. Вице-мэр вызывал к себе некоторых главных редакторов и говорил сначала какие-то вещи про Рыжкова, а затем про материалы, уже проплаченные, которые в ближайшее время могут поступить. Такие материалы потом и вышли в «Алтайской правде» и «Вечернем Барнауле».

На общественных началах через одну из частных телекомпаний участники журналистского сопротивления хотят провести телевизионную акцию — организовать независимое информационно-аналитическое вещание, чтобы помочь людям получать новости без искажения информации. Цель акции — создать команду независимых экспертов, группы которых по пять человек будут выступать ежедневно в эфире. Чтобы не «вякнули и заткнулись», а непрерывно: сегодня — пять человек, завтра — новые пять и так далее.
Плюс письмо протеста. Изначально эту акцию организовала независимая алтайская газета «Свободный курс»: они собирали подписи в поддержку, а дальше уже каждый делал свой нравственный выбор — ставить свою подпись или нет. У нас вся редакция ГТРК подписалась, и руководство об этом не знало. Потом уже приходили люди и говорили: «Вы что, ребята, ошалели, что ли?». Мне кажется, это спонтанное решение, но оно говорит только об одном: что внутренний мир и ценности у большинства здешних журналистов похожи.

Дмитрий Негреев: "Не станете это печатать, у вас будут проблемы" 

С такими угрозами обращались ко всем руководителям ведущих СМИ Барнаула. Сбор подписей под письмом протеста против беспрецедентного давления инициировала газета «Свободный курс». Дмитрий НЕГРЕЕВ, редактор отдела политики этой газеты, согласился рассказать о механизме давления и журналистском сопротивлении в отдельно взятом российском городе:

Заявление журналистов было сделано сразу после того, как появились публикации против Рыжкова. Они были подписаны псевдонимами — реальные люди с такими именами в наших газетах не работают.
Город небольшой, мы все друг друга знаем и видели, как эти статьи появлялись. В первую очередь давление оказывалось на руководителей СМИ — их приглашали поговорить или к ним приходили. Объясняли примерно так: «Это тест, проверка на вашу лояльность. Если вы публикуете материалы против Рыжкова, которые мы вам предложим, то в таком случае вы лояльны к Кремлю и мы поможем вам решить все проблемы, какие у вас есть, а если не публикуете, то, соответственно, проблемы у вас возникнут».


— К вам тоже приходили люди с подобными предложениями?

— Да. Это выглядело так: приглашали поговорить, объясняли, что это нужно обязательно сделать: мол, если вы не хотите этого делать, то вы не понимаете, что жизнь становится другой, государство становится другим, вам этого не простят и так далее. Разговор шел на разных языках. Нам говорили: «Такая политика теперь — мы вам говорим, вы публикуете. Вы же не хотите свой медиабизнес терять?». Аргументы с нашей стороны были такие, что, кроме бизнеса, еще есть принципы и все это в 1990 году затевалось ради реализации этих принципов. На том и расстались. То есть у меня такое ощущение, что этот человек просто не понял. Это два мира, два образа жизни.


— Что это были за люди или один человек? Как они представились?

— Человек представился Дмитрием Соболевым. Откуда он конкретно, не сказал, но сослался на администрацию президента, хотя он может там и не работать.

— За это предлагали деньги?
— Один из журналистов — я не хочу его фамилию называть — рассказывал, что деньги ему предлагали. Сколько — не знаю. Но в целом на всю кампанию, по слухам, было выделено 200 тысяч долларов.

— Как вы думаете, простые граждане поддержат вашу акцию?

— Я не исключаю, что люди будут звонить и присылать письма, потому что, во-первых, событие достаточно неординарное — не так уж часто такие бывают заявления, во-вторых, я все-таки считаю, что наше дело — правое.

Валерий Савинков: Кампанию организовал человек, связанный с администрацией президента 

Валерий Савинков, главный редактор независимого информационного агентства «Банкфакс» — о том, кто и как обрабатывал алтайских журналистов. Специально для «Новой газеты»

О «москвичах»


С господином, курировавшим кампанию по дискредитации Рыжкова в Барнауле, мы встречались в ресторанах (кстати говоря, наиболее дорогих в городе). Первая встреча прошла месяц назад. Представляясь, он показал свой московский паспорт на имя Дмитрия Соболева, сообщив, что он политтехнолог, присланный для организации годичной кампании по дискредитации некоего политика (Соболев показал мне его фотографию, но при этом избегал называть фамилию, отделываясь эвфемизмами типа «наш Дед Мороз»). Структуру, на которую он работает, Соболев также не назвал, однако всеми оборотами речи давал понять, что речь идет об администрации президента, и не возражал против употребления мноq названия этого учреждения. У меня сложилось впечатление, что этот господин прошел определенную спецподготовку: ему явно ставили умение вести беседы. На прямой вопрос об этом он ответил, что не имеет отношения к спецслужбам, а якобы замеченные мной стандартные приемы влияния на собеседника ему ставил некий московский гипнотизер, учеником которого он является. Сомнительно, парень явно таскал погоны в одной из контор (сам же он позиционировал себя как разорившегося после дефолта мелкого бизнесмена, «с горя» ушедшего в политтехнологи). Стоит отметить, что штатного сотрудника с такой фамилией в администрации нет, хотя некоторые мои источники утверждали, что сумели получить в администрации Кремля неофициальное подтверждение полномочий Соболева. По моим ощущениям, речь все же может идти о представителе связанной с Кремлем договорными отношениями сторонней структуры (возможно, человеке Павловского, связанном со спецслужбами), а не о штатном сотруднике администрации.


Соболев показал мне довольно толстую аналитическую разработку по региону, в рамках которой была спрогнозирована готовность региональных СМИ к сотрудничеству с его бригадой. Единственным СМИ, чья потенциальная готовность была оценена как «высокая», было названо возглавляемое мною информагентство «Банкфакс» — очевидно, в связи с тем, что наша позиция по отношению к Рыжкову была последние годы по многим направлениям довольно критичной. Мне было сделано предложение руководить кампанией в рамках региона при общем кураторстве Москвы. Кампания была заявлена как полностью ресурсно обеспеченная (оценочный бюджет на полевую работу в округе, по моим расчетам, исходя из разговора, — порядка 200—300 тысяч долларов). Мой собеседник особо настаивал на том, что я должен заинтересоваться также нематериальными формами поощрения — сотрудничеством с ресурсом Страна.ру* (единственное названное в ходе бесед название), возможностью получения мандата депутата Госдумы (так сказать, снятого с политического трупа Рыжкова) — «если это меня интересует».


После того как я отказался от сотрудничества, разговор мирно не завершился. Соболев отметил, что «в этой войне пленных не будет» и у меня есть выбор лишь между тем, чтобы «сидеть за рычагами бульдозера или вместе с предметом кампании оказаться под его колесами».


Насколько мне известно, Соболев делал предложение о сотрудничестве еще ряду людей — например, молодому депутату крайсовета Екатерине Абрамовой и ее супругу — известному в регионе политтехнологу. Однако это весьма перспективное с точки зрения эффективности кампании сотрудничество также не состоялось. По моим оценкам, организаторами было принято негласное решение бюджет кампании рассовать по карманам, а деятельность на местном уровне обеспечить, купив одного из чиновников, который обеспечит массовые акции и нужную позицию СМИ преимущественно «методом кнута». Этим человеком стал один из чиновников барнаульской мэрии. Проводимая этими людьми кампания была малоэффективной: в качестве партнеров удалось подобрать лишь маловлиятельные малотиражные газеты («Деловой курьер Алтая») либо зависимые от властей («Вечерний Барнаул» и «Алтайская правда»). Но даже они пытались сопротивляться — так, в «Вечернем Барнауле» тайно от Соболева уничтожили большую часть тиража с заказной статьей против Рыжкова.

О протесте


Исходным пунктом для формирования протестных настроений стали выборы полугодичной давности, в ходе которых в крае проиграл поддерживаемый Путиным губернатор Александр Суриков, а к власти пришел Михаил Евдокимов. Хотя практически все медиасообщество тогда было мобилизовано на стороне Сурикова и «Единой России», нам удалось, придерживаясь независимой позиции по отношению к этим двум кандидатам, сформировать вокруг себя группу известных журналистов, не безразличных к происходящему. Приход к власти Евдокимова, окружившего себя криминальными кадрами, едва ли можно считать большим позитивом — за исключением одного: он показал, что административный ресурс в российских условиях побеждаем относительно малоресурсными вложениями — удачным типом альтернативного лидера и использованием интернета как идеальных условий для асимметричных коммуникативных ходов. За такое доминирование в интернет-пространстве нам, в отличие от украинских сетевых журналистов, пришлось основательно поплатиться выселением из офиса и подвергнуться иным санкциям со стороны власти.


...Первоначально предполагалось более скромное число подписантов: 30—40 человек. Но, очевидно, мы недооценили степень недовольства журналистов фактами цензуры, давления на СМИ и возмущения пикетом с портретами Масхадова, Басаева и Рыжкова.

Фактически сейчас под заявлением подписались все сколько-нибудь известные журналисты региона (на сегодняшний день — 120 человек). После его подписания у меня состоялись переговоры с генсеком Союза журналистов Игорем Яковенко, выдавшим нам от себя мандат на создание оргкомитета по формированию межрегиональной организации журналистов. 17 декабря прошло первое заседание оргкомитета.

Наталия РОСТОВА, "Новая газета", 20 декабря


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования