"Le Temps": Мощь Китая приводит в бешенство США и тревожит Европу
26 Май 2005, 08:11

Не за горами то время, когда Китай станет державой, соперничающей с Соединенными Штатами. Вашингтон колеблется, что выбрать: интеграцию или конфронтацию. Европе совершенно невыгодно положить добрые отношения с Пекином на алтарь легкой промышленности. Невиданный промышленный рост, экспортный бум. При этом, должно быть, забывают, что Китай еще и крупный импортер.

Рубашки, брюки, блузки, хлопковое волокно. Американское министерство торговли установило импортные квоты для еще четырех видов продукции китайской легкой промышленности. Вместе с тремя, на которые уже были установлены квоты в прошлую пятницу, получается семь. Увеличение их ввоза в США ограничивается 7,5% в год. Представители китайской промышленности расценивают такое решение как 'отвратительное'. Экономические властители поэтичны.

Более прозаичное министерство называет его 'ошибочным'. Пекин не будет ограничивать китайский экспорт, он уже сделал усилие, снова повысив пошлины, и ВТО (на которое американцы, по правде говоря, тоже ссылаются) на их стороне. Запад 10 лет готовился к тому, чтобы, в соответствии с совместно принятым решением, повысить с 1 января квоты. Кто и в самом деле остался в проигрыше, это менее конкурентоспособные страны третьего мира. И правильным ответом было бы увеличение помощи в развитии. Если переизбыток китайского импорта в Соединенных Штатах разителен (162 миллиарда долларов), он является лишь небольшой частью американского торгового дефицита, и в Китае всего лишь осуществляется сборка многих ввозимых оттуда товаров.

Решение министерства торговли последовало на следующий день после гневной вспышки государственного казначейства, вызванной медлительностью Китая в вопросе принятия решения о плавающем курсе для его валюты с заниженной стоимостью. Или, во всяком случае, изменения его валютного курса, по которому с 1995 года один доллар соответствует 8,28 ренминби (валютного юаня). Министерство не объявило о своих санкциях. Оно только использует их как угрозу. Однако оно понимает, что плавающий юань представляет опасность для самих США. Если стоимость долларовой массы (600 миллиардов), на которую опираются китайцы, понизится, они могут перейти на евро, и ставки в США резко повысятся.

Но государственное казначейство и Белый дом находятся под давлением паникующего Конгресса. В Парламенте сенаторы и представители обрабатываются СМИ, например, CNN, которые ударились в настоящий пуядизм (движение во Франции, названное по фамилии Пьера Пуяда - основателя Союза защиты торговцев и ремесленников Франции). Это напоминает 'Japan bashing' (бей японцев) двадцатилетней давности, когда японцев называли мошенниками, которые стремятся развалить американскую экономику. Возможно, эта торговая и финансовая лихорадка носит временный характер. Ху Цзиньтао предложил американцам выложить карты на стол и провести этим летом переговоры в Пекине. Однако за вопросами экономики, где мощь Китая день ото дня нарастает, в США чувствуется более глубокое беспокойство стратегического характера.

Джордж Буш со товарищи совершили удивительный поворот. Когда в 2000 году они пришли в Белый дом, они были убеждены в том, что Китайская Народная Республика в состоянии выполнить намеченную на отдаленное будущее задачу: она неизбежно будет противостоять американскому превосходству в азиатско-тихоокеанском регионе. Этот вопрос изучался группой ультраправых экономистов, 'Blue Team', которые проповедовали политику сдерживания или конфронтации. Первый шок последовал очень быстро, когда на китайском острове Хайнань вынудили приземлиться американский самолет-шпион. Это унижение немного отрезвило. Потом были Афганистан, Ирак - большие забавы. Тем временем китайцы, которые потирали лоб, глядя на эту суету, работали. И нашествие с 1 января трусов и маек, которого все-таки ждали, подействовало на Вашингтон как удар током.

Какова американская стратегия в Азии? Уступить место крепнущей державе? Конечно, нет. Значит, сохранить занятые позиции, то есть сдерживать китайские амбиции? Наверно, но как? В Вашингтоне произошел кардинальный пересмотр позиций, во всех министерствах имеющих к этому отношение. Как говаривал Мао Цзедун, есть две линии. Первая - это та, которой следовал Билл Клинтон и которую оставил без изменения Джордж Буш, потому что он был занят другим. Эта линия заключается в том, чтобы ангажировать Китай, расширять с ним обмен, время от времени рекомендуя ему предоставлять своим гражданам больше прав. Она вела к постепенной и мирной интеграции страны-континента в международную систему.

Прекрасная мечта, отвечает Роберт Каган (Robert Kagan), сладкая иллюзия. Каган - это тот самый консерватор, любитель провокаций (помните, Марс и Венера), который подсмеивался перед началом войны в Ираке над ангелоподобной Европой, закрывающей глаза на роль силы в истории. Примерно так же он смотрит на Китай.

Восхождение новых держав, говорит он, никогда не происходило без переворотов и войн. У нарождающихся государств или империй никогда не было другого стремления, кроме как приспособить свое стратегическое окружение к своей природе и своим интересам. А чем отличаются китайцы? Международная система, в которую их хотят интегрировать, задумана не ими, она им чужда. Ее возглавляют демократические режимы, представляющие собой угрозу для автократического режима, а значит, и для Китайской народной республики, которая и есть автократический режим. Вновь вспыхнувший китайский национализм, который проявляется на каждом шагу, испытываемое китайцами чувство несправедливости - все это говорит о том, что они не подчинятся порядку, сформированному другими. Растущая мощь огромного государства заставит его обустроить свое стратегическое пространство таким образом, чтобы ему было там удобно чувствовать себя полновластным хозяином.

Путем войны? Роберт каган совсем не прав. Поскольку история показывает, что Китай никогда не был по-настоящему экспансионистской державой. Он распространял свое влияние двумя путями: абсорбируя и синизируя захватчиков или образуя огромную диаспору, которая во многих странах имеет реальную власть. Может быть и путем войны, но это будет шок.

Ален Кампиотти, "Le Temps" (Швейцария), 24 мая 2005
____________________________________________________________

ЕС пытается умилостивить азиатского гиганта

Элеонор Сюлсер (Eleonor Sulser)

Когда Брюссель постепенно повышает тон по поводу текстиля, хлопоты, связанные с тем, чтобы договориться с Китаем, четко отражаются в его действиях.

Не плетется ли Европа в хвосте Соединенных Штатов в стремлении противостоять 'китайским хищникам', как их обиженно называют представители европейской легкой промышленности и многие французские политические деятели во главе с Жаком Шираком? В торговой войне, вызванной отменой установленных с 1 января квот, Брюссель, правда, ведет наступление осторожней, чем Вашингтон. Все защитные меры, которые он грозит предпринять в отношении китайской продукции, еще изучаются, даже несмотря на то, что в отношении футболок и льняного волокна временные квоты, предусмотренные во вторник Петером Мандельсоном (Peter Mandelson), комиссаром ЕС по вопросам внешней торговли, станут неотложными. Комиссар пока не предпринимает каких-либо действий и выжидает. Похоже, ему очень хочется не обидеть китайцев и он надеется, что они опередят требования европейцев, чтобы не дойти до столкновения.

Для Евротекс (Eurotex), европейской ассоциации производителей текстиля, которая не успокаивается с марта, понятно, что Европа по этому вопросу делает недостаточно. Наверно, это ей свойственно. Президент Евротекс Фильеп Либеерт (Filiep Liebeert) уже выражал беспокойство (за год до повышения квот!) по поводу того, что ЕС требует от участников рынка данных, которых бы хватило на 'докторскую диссертацию', чтобы рассмотреть вопрос о защитных мерах. Он также признавал, что медлительность в принятии решений в организации, объединяющей 25 государств, не идет ни в какое сравнение со способностью маневрировать американской администрации. La Foreign Trade Association (Внешнеторговая ассоциация), которую еще называют 'Перекресток и мигранты', наоборот беспокоится по поводу оживших в Брюсселе протекционистских тенденций и предупреждает, что возврат к квотам был бы катастрофой для предприятий, занимающихся продажами по каталогам.

Да и не все европейские государства обеспокоены нашествием китайского текстиля. Если канцлер Германии Герхард Шредер и поддержал вчера в Нанси (Nancy) своего союзника Жака Ширака, который требует от Брюсселя более решительных действий, то только потому, что прекрасно понимает, какое место занимает этот вопрос в кампании по проведению референдума по Европейской Конституции. 'Мы будем рядом с Францией', уверял он, напомнив о том, что в Германии, где текстильная отрасль подготовилась к окончанию действия квот, о чем было объявлено еще 10 лет тому назад, 'проблема уже так остро не стоит'.

Несходство экономических интересов, отсутствие единства членов ЕС заставляют Брюссель предпринимать предосторожности в отношении Пекина. Поскольку Европа не способна занять решительную силовую позицию, она отдает предпочтение своего рода конструктивному диалогу со своим вторым по величине торговым партнером, с которым она к тому же стремится создать 'стратегическое партнерство'. Так Брюссель надеется, что если результаты в вопросах торговли будут благоприятствовать, снять, к великому сожалению Вашингтона, наложенное на Китай эмбарго на продажу ему оружия. Несмотря на нынешнюю тревогу, текстильная война не должна заставить забыть о том, что Европа пытается скорее задобрить гигантский Китай, чем напугать его.

____________________________________________________________

Китай - новое эльдорадо для предприятий

Рэм Этвареэа (Ram Etwareea)

Ежегодный доход на душу населения в Китае достигнет нынешнего уровня экономически развитых стран через 50 лет.

В США проживает 4,9% всего мирового населения, и их доля в мировой торговле достигает 10,4%. В Германии эти цифры соответственно составляют 1,4% и 9,2%. А Китай? При 22% всего мирового населения его доля в мировой торговле составляет всего 5,8%. Стоит ли говорить, что далеко не завтра этот азиатский гигант будет играть в одном дворе со взрослыми и представлять угрозу для великих держав. Но он трудится над этим. Китайская Народная Республика во весь опор мчится вперед, чтобы стать экономической державой. 1,4 миллиарда китайцев представляют собой потрясающий рынок, который год за годом привлекает массовые инвестиции. Увеличивается покупательная способность растущего среднего класса. Китайцы покупают 12% производимых в мире микроволновых печей, 26% стали, 20% мобильных телефонов и 23% телевизоров.

В Китае - хорошие условия для экспорта. Благодаря дешевой квалифицированной рабочей силе, которой здесь вдоволь, а также законам, благоприятствующим инвестициям. Китайские и иностранные предприятия экспортируют пластмассовые игрушки, елочные гирлянды и зонтики. Но не только. Автомобили, микропроцессоры, телефоны, лифты, лекарства 'китайского производства' делаются здесь и экспортируются во все части света. Китайские капиталисты смотрят вперед. Они скупают марки (IBM, Thomson, Marionnaud), чтобы занять лучшее положение на мировом рынке. Благодаря высокому уровню образования и низкой зарплате, Китай привлекателен для иностранных предприятий, которые открывают здесь свои научные и производственные центры (Майкрософт, Новартис, Рош).

Но Китай не только экспортирует. Он импортирует сырье и, прежде всего, машины и оборудование (самолеты, поезда, оружие, турбины, телекоммуникационные системы и другое высокотехнологичное оборудование). А также услуги (системы водоснабжения, центры переработки сточных вод, экспертные и консалтинговые услуги, и постепенно - банковские и страховые услуги). Его основным торговым партнером, согласно исследованиям UBS, являются азиатские страны, как по импорту (38% в 2003 году), так и по экспорту (33% на тот же год).

Вот, что ставит Серединную Империю в один ряд с наиболее динамично развивающимися странами мира. В то время как в промышленно развитых странах в последние годы наблюдается слабый экономический рост (примерно 4% в США и 2% в Европе), в Китае, с 1978 года, когда началась экономическая либерализация, его среднегодовой показатель находится примерно на уровне 9%. Внутренний рынок бурно развивается: 11% в городской зоне и 15% в сельской в 2004 году. Так же бурно растут и иностранные инвестиции (+22%) и экспорт (+23%).

'Если такая тенденция продолжится, через 50 лет Китай станет настоящей экономической державой, предрекает прогноз инвестиционного банка Goldman Sachs. - Доход на душу населения, составивший в 2004 году 1600 долларов, достигнет нынешнего уровня промышленно развитых стран, то есть 30 000 долларов.'

Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования