"Власть" о Тишанине и Карлине: Младогубернаторы
24 Авг 2005, 02:17

На этой неделе законодательное собрание Иркутской области должно утвердить в должности губернатора начальника Восточно-Сибирской железной дороги Александра Тишанина. Это уже четвертый случай, когда главой региона становится человек, являющийся чужаком для местной элиты. Это означает, что Кремль решил взрастить генерацию региональных лидеров нового типа.

 

Александр Тишанин должен стать 29-м главой региона, утвержденным парламентом по представлению президента в соответствии с новой редакцией закона "Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов госвласти субъектов РФ". 23 раза Владимир Путин подтверждал полномочия действующих лидеров и лишь в шести случаях решился на смену власти. Причем в четырех из них губернатора заменили люди, никак не связанные с местной элитой.

Главы Саратовской и Тульской областей не устраивали Кремль прежде всего по идеологическим соображениям. Дмитрий Аяцков был ярким представителем ельцинской элиты, который никак не вписывался в новые реалии путинской "управляемой демократии". Василий Стародубцев, напротив, символизировал "красную альтернативу" ельцинскому режиму, места которой в новой системе власти тоже не нашлось. Главы Нижегородской и Иркутской областей Геннадий Ходырев и Борис Говорин также считались недостаточно благонадежными: первый был членом КПРФ вплоть до избрания губернатором в 2001 году, а второй в 1999 году недальновидно поучаствовал в создании оппозиционного Кремлю движения "Отечество". За обоими водились и другие грехи: Ходырев не смог обеспечить заметного роста экономики в регионе со значительным потенциалом, а Говорин провалил крайне важный для Кремля процесс объединения вверенной ему области с Усть-Ордынским Бурятским автономным округом и недостаточно ответственно подошел к президентским выборам-2004 (Иркутская область заняла предпоследнее 88-е место по явке избирателей и 83-е -- по числу голосов, поданных за Владимира Путина).


Региональная элита во всех этих субъектах РФ оказалась расколота и не смогла консолидированно предложить кандидата в губернаторы. Поэтому Кремль решил заменить "политических тяжеловесов" на технократов без яркой индивидуальности, не связанных с действующими региональными кланами. Помимо Александра Тишанина к числу таких технократов можно отнести бывшего главу Балаковской АЭС Павла Ипатова, возглавившего Саратовскую область, заместителя гендиректора оборонного КБ приборостроения Вячеслава Дудку, ставшего главой Тульской области, и нового нижегородского губернатора, бывшего вице-мэра Москвы Валерия Шанцева.
Кроме того, всех этих губернаторов объединяет технология их назначения. В отсутствие системы формирования кадрового резерва, существовавшей во времена КПСС (выходцами из которой, кстати, являются и многие действующие губернаторы), Кремль был вынужден проводить замены в режиме "ручной настройки". А отсутствие четких критериев для выбора новых региональных лидеров привело к тому, что главную роль в этих назначениях стали играть различные лоббистские группировки.

 

Согласно новой процедуре утверждения губернаторов, внесению в парламент кандидатуры главы региона должны предшествовать консультации с политическими и общественными организациями, по итогам которых полпред президента в федеральном округе представляет в Кремль список возможных кандидатов. Однако влияние полпредов на самые нашумевшие кадровые решения оказалось неодинаковым.


К примеру, к назначению Шанцева полпред в Приволжском федеральном округе Сергей Кириенко имел весьма незначительное отношение. В первоначальном списке, направленном им в администрацию президента, по данным "Власти", фамилии Шанцева не было. А последний вариант "шорт-листа", в котором фигурировали Валерий Шанцев и вице-президент ЛУКОЙЛа, депутат областного парламента Вадим Воробьев, был обнародован уже после утечки в СМИ информации о выборе президента. Проще говоря, Кириенко лишь создал иллюзию причастности к выбору губернатора. Впрочем, этот случай можно объяснить местной спецификой: после назначения Кириенко стал полновластным хозяином Нижегородской области, расставив своих людей на ключевые посты, поэтому Кремль был заинтересован в том, чтобы создать полпреду реальный противовес в лице сильного губернатора.


Зато в саратовском назначении Кириенко сыграл немалую роль. Во-первых, именно ему, похоже, удалось уговорить губернатора Аяцкова покинуть пост по собственному желанию. В мае 2004 года, когда губернаторские выборы еще не были отменены, против Аяцкова было возбуждено уголовное дело по обвинению в злоупотреблении служебным положением. Однако вскоре после его телефонного разговора с Кириенко оно было неожиданно прекращено отделом Генпрокуратуры по Приволжскому федеральному округу. Как утверждали тогда источники "Власти", это решение было принято в обмен на обещание Аяцкова не участвовать в губернаторских выборах весной 2005 года.


Во-вторых, как признался сам Павел Ипатов, первое предложение возглавить регион он получил от Кириенко. Полпред исходил из того, что война между элитами в области зашла слишком далеко и нужно найти фигуру, которая не была бы связана ни с одной из них. И, судя по всему, именно Кириенко смог убедить Кремль в том, что лучшим решением в этой ситуации является выдвижение на пост губернатора человека, до сих пор не проявившего себя в большой политике.


Через месяц опытом приволжского полпреда воспользовался его коллега в Центральном федеральном округе Георгий Полтавченко, принявший активное участие в назначении главы Тульской области. Правда, там работа была более кропотливой: в первоначальном списке было 29 кандидатов в губернаторы, затем он был сокращен до 19, а потом и до 6 человек. Для консультаций с общественностью в Тулу неоднократно приезжал заместитель полпреда Антон Федоров. По утверждению источников "Власти", поначалу фаворитом в борьбе за пост губернатора считался главный федеральный инспектор по Тульской области Сергей Харитонов. Но затем он сам предложил президенту кандидатуру Вячеслава Дудки, с которым работал на президентских выборах 2000 года в тульском избирательном штабе кандидата Владимира Путина.

 

Другим влиятельным лоббистом при выдвижении кандидатов в губернаторы является крупный бизнес. Правда, для успеха, как выяснилось, одной лишь толщины кошелька недостаточно -- требуются еще и личные связи в Кремле. Например, такие, как у президента ОАО РЖД, личного друга Путина Владимира Якунина: именно он, как свидетельствуют источники "Власти", пролоббировал назначение своего подчиненного Тишанина губернатором Иркутской области. Хотя мотивы главы РЖД до конца пока неясны: по одной версии, таким образом Якунин, возглавивший компанию в июне 2005 года, избавился от протеже своего предшественника Геннадия Фадеева, по другой -- наоборот, продвинул подающего надежды сотрудника на перспективную должность.


А вот попытки другого крупного бизнесмена, главы компании "Базовый элемент" Олега Дерипаски, добиться переназначения на новый срок главы Нижегородской области Геннадия Ходырева закончились неудачей. За минувшие четыре года у главы "Базэла", владеющего Горьковским автозаводом -- главным бюджетообразующим предприятием региона,-- сложились с Ходыревым весьма конструктивные отношения. Как утверждают некоторые депутаты нижегородского законодательного собрания, именно благодаря лоббистским усилиям представителей "Базэла" в Кремле долго не хотели прислушиваться к мнению областных парламентариев, заявивших о нежелании голосовать за Ходырева. Но в конце концов Кремль предпочел не идти на открытый конфликт с депутатами и принял соломоново решение, предложив на пост главы региона кандидатуру Валерия Шанцева.


Не добился успеха крупный бизнес и в Тульской области, где Альфа-банк продвигал в губернаторы спикера облдумы Олега Татаринова. Местные депутаты рассказывают, что глава Альфа-банка Михаил Фридман, чтобы замолвить словечко за Татаринова, якобы даже пытался прорваться через охрану к Владимиру Путину в аэропорту, когда тот куда-то улетал. Параллельно была сделана попытка лоббировать кандидатуру господина Татаринова через лидера "Единой России" Бориса Грызлова, которая, однако, успехом тоже не увенчалась.


Кстати, "Единая Россия" стала одним из весьма популярных инструментов продвижения губернаторских кандидатур -- во многом благодаря тому, что ее куратором в Кремле является замглавы администрации президента Владислав Сурков, чей советник Константин Костин служит главой исполкома партии. О повышении своей роли в кадровой политике мечтают и сами лидеры единороссов, близко к сердцу принявшие слова из президентского послания Федеральному собранию о том, что кандидатов в губернаторы должны выдвигать партии, победившие на региональных парламентских выборах.


И единороссы начали действовать, не дожидаясь появления в законодательстве такой нормы. В июле 2005 года президиум генсовета партии утвердил кандидатом в иркутские губернаторы первого заместителя председателя бюджетного комитета Госдумы Виталия Шубу. А в Нижнем Новгороде руководитель местной "Единой России", спикер ЗС Евгений Люлин, будучи одним из кандидатов, рекомендованных к назначению полпредом, совместно с коллегами по фракции неоднократно пытался рекламировать свою кандидатуру и повлиять на окончательный выбор президента. Однако и в том, и в другом случае партийным кандидатам Путин предпочел аполитичных технократов.


Весьма интересна в этом смысле и история вице-спикера Госдумы от "Единой России", бывшего заместителя губернатора Аяцкова Вячеслава Володина. Как свидетельствуют источники "Власти", он всерьез рассчитывал на назначение саратовским губернатором и на одной из рабочих встреч с президентом в ноябре 2004 года попросил обсудить эту тему. "Лечу в Южную Америку. Вот вернусь, тогда и обсудим",-- сообщил президент. "А я тоже лечу в Южную Америку!" -- обрадовался Володин. "Ну тогда в самолете и поговорим",-- пообещал Путин. Однако в самолет Володин так и не попал: его имени не оказалось в списке членов делегации. Через четыре месяца главой Саратовской области стал Павел Ипатов, а Володину объяснили, что его берегут для другого важного поста: в апреле 2005 года он стал секретарем генсовета "Единой России".

 

Кремль включался в обсуждение кандидатов лишь в самых крайних случаях. Именно так произошло, скажем, в Нижнем Новгороде, где решающую роль в выдвижении Шанцева, по мнению многих источников "Власти", сыграли представители кремлевской "силовой группировки". При этом задуманная ими комбинация, как полагают источники, является двухходовкой: за отъездом в Нижний Шанцева, считавшегося наиболее вероятным преемником мэра Москвы Юрия Лужкова, должна последовать замена самого Лужкова на представителя силовиков, например полпреда Полтавченко.


Стоит оговориться, что "силовая группировка" Кремля так или иначе имеет отношение ко всем назначениям губернаторов -- хотя бы потому, что формально эти решения должны обязательно визироваться помощником президента Виктором Ивановым, курирующим вопросы кадровой политики. Но это вовсе не означает, что к решению кадровых проблем не могут приложить руку и представители других "башен Кремля".


Например, в обсуждении вопроса о кандидатуре будущего калининградского губернатора (полномочия нынешнего главы области Владимира Егорова истекают в ноябре 2005 года и, по информации из Кремля, продлены не будут), как уверяют местные источники, самое живое участие принял спецпредставитель президента по вопросам развития отношений с Евросоюзом Сергей Ястржембский, который руководит рабочей группой по вопросам развития Калининградской области. По утверждению источников "Власти", Ястржембский лоббирует на этот пост кандидатуру главы совета директоров компании "Истерн Гейт Секьюритиз" Михаила Зайцева, который, как и другие губернаторы-чужаки, тоже не имеет прочных связей с местной элитой: он вырос в Калининграде, но уже давно работает в Москве.


В более сложных ситуациях к переговорам подключается глава президентской администрации Дмитрий Медведев. Именно такая ситуация сложилась в Алтайском крае после гибели 7 августа в автокатастрофе губернатора Михаила Евдокимова. По информации источников "Власти" в краевой администрации, в последние дни на собеседовании у Медведева побывал целый ряд федеральных чиновников, некогда работавших на Алтае, включая главу управления президента РФ по вопросам госслужбы Александра Карлина и главного федерального инспектора по Московской области Николая Шубу. Но в итоге 18 августа Владимир Путин внес в Алтайский крайсовет кандидатуру Александра Карлина, который, в отличие от своих возможных конкурентов, не связан ни с одной из нынешних региональных группировок.


Наконец, в тех редких случаях, когда кадровый спор не в силах разрешить даже глава президентской администрации, последнюю точку в вопросе о назначении губернатора ставит лично Владимир Путин. Именно так произошло, скажем, при выборе нового саратовского губернатора: как утверждает член Совета федерации от Саратовской области Валентин Завадников, окончательное решение о внесении в облдуму кандидатуры Ипатова Путин принял на встрече с Аяцковым 21 февраля. Эту информацию подтвердил и источник "Власти" в окружении Аяцкова: "Еще днем 21 февраля губернаторами были мы. Но вечером 21-го кандидатура Павла Ипатова осталась единственно реальной".

 

Подводя промежуточные итоги применения на практике новой процедуры наделения полномочиями глав регионов, можно констатировать, что в трех субъектах РФ губернаторами уже стали чужаки, в двух это случится в ближайшие несколько дней, а еще в одном -- в ближайшие месяцы. Все это позволяет сделать вывод о том, что Кремль всерьез нацелился на смену региональных элит. Первая попытка подобной кадровой революции была предпринята еще в начале первого срока Владимира Путина, когда в губернаторы начали активно продвигать силовиков. Но далеко не все из тех, кто успешно командовал армиями и флотами, оказались способны управлять краями и областями. Поэтому через четыре года концепция изменилась: теперь ставка сделана на технократов, которые уже доказали свою состоятельность в качестве управленцев.

Это, конечно, не означает, что "варяги" вскоре появятся во главе большинства российских регионов. Но там, где действующий руководитель по какой-либо причине не устраивает федеральные власти, а местные элиты не способны найти ему достойную замену, успешный опыт Саратова, Тулы и Нижнего Новгорода вполне может быть востребован. Тем более что такой губернатор для Кремля откровенно выгоден. Ведь, не имея прочных связей с местной элитой, он будет вынужден опираться на поддержку федерального центра и строго выполнять все его указания, что особенно важно для Кремля в преддверии думских и президентских выборов 2007 и 2008 годов.
Правда, со временем такой губернатор неизбежно обрастет местными связями и начнет отклоняться от "линии партии", предпочитая региональные интересы федеральным. Но до 2008 года "кремлевского запала" ему, скорее всего, хватит. А после этого разрешать кадровые проблемы на региональном уровне придется уже новому президенту.

НИКОЛАЙ ГУЛЬКО, "Власть", 22 августа


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования