"Новая газета": Шут на княжеском пиру. Жизнь и смерть губернатора в рассказах жителей Алтая
24 Авг 2005, 03:07 - Подходи! Сюда иди... Манты, пироги с картошкой... Пиво, чай, кофе...

Так кричат в Тальменке. Первая остановка на пути из Новосибирска в Барнаул. Раннее утро 8 августа. Тальменка на себя не похожа. Все те же крики. Вдруг неожиданно наступает тишина, и бойкущая продавщица напряженно вглядывается в твое лицо. Она ждет вопроса. Не дождавшись, обиженно замечает:

- Вы, видать, не знаете, что наш губернатор погиб.

Ах, да! Мы уже на территории Алтайского края. Завтра похороны Михаила Евдокимова. И понеслось:

- Да убрали его, и все...

- А зачем он в губернаторы шел?

- Как - зачем? Вон Рейган тоже артистом был, а помер своей смертью. Еще и пушки палили.

- Так то у них, а наши разве пустят нормального мужика наверх?

В разговор вступает мужчина. Похоже, не с Алтая.

- Что вы слезы теперь льете? Кто ему недоверие высказывал? Москвичи? Свои же, алтайцы, гнобили.

- Да не мы, а власть... Депутаты чертовы. Назарчук всех подбил (председатель краевого собрания. - Авт.). То угля нет, то к зиме не готовы, урожай под угрозой. А когда мы готовы были? У нас, знаешь, какой совхоз был? Гремел на всю страну. Все вчистую распатронили. Еще при Сурикове (бывший губернатор. - Авт.) это было... Я теперь рыбу вялю. Мое ли дело? Ведущий специалист по животноводству. Гребаная эта жисть... Кто все обанкротил? Евдокимов? Он как увидал - ахнул. Три месяца с головой в бумагах сидел.

- Ведущий специалист протягивает собеседникам вяленую рыбу и потихоньку напевает: "Миша, без базара убери-ка ты Назара".

Пора и мне вступить:

- А где было сопровождение?

- Наш без культа жил. И свиты у него сроду не бывало, - не унимается жительница Алтайского края. - Когда эти проголосовали против, он им сказал: "Я уйду, когда народ будет против". Этого бы они не дождались.

- А все-таки зачем артист вляпался в это дело?..

- Да разве артист?.. Нормальный мужик.

Алтайский край погружен не только в скорбь по утрате Михаила Евдокимова, но и в жаркие дискуссии о вхождении нормального мужика во власть. Какими бы разными ни были суждения, можно обнаружить единый вектор, смысл которого явлен с определенностью, которую порождает трагическое событие.

Смысл прост: власть замкнута на самое себя. Она существует по законам, которые ею же и определены. Власть - отдельное государство, сверхзадача которого - выжать последнее из народа.

Трагическое событие 7 августа высвободило речь. Люди вслух заговорили на тему, которая в России всегда была животрепещущей: народ и власть.

На долю Михаила Евдокимова выпала роль того самого нормального мужика, которому удалось пробить кордоны власти.

Это обстоятельство осознавалось людьми и раньше.

Ровно год назад я бродила по селам Алтайского края, желая узнать, как сложились первые сто дней пребывания во власти Михаила Евдокимова.

Если честно, то и тогда люди говорили не столько о достижениях или огрехах, сколько о самом факте существования нашего человека в верхах.

...В Верх-Жилине живет Полина. Ей 85 лет. Она мой главный комментатор всех алтайских событий. Телевизор у Полины старый. "Темно показывает". Но Полина знает все. Никогда не ошибается, потому что все про власть поняла еще ребенком.

Отец Полины не хотел идти в колхоз.

- Одноличник он был. Все шли, а он уперся: "Не надыть мне быть вместе со всяким хоботьем в одной упряжке...". Ну его и взяли. Сосед доказал на нашу молотилку. Да, была она у нас, хоть и прикрыться нечем было. Потом арестовали и того, кто доказал. Ты знаешь, что всех тогда расстреливали? Ничо ты не знашь про тогдашню жисть: Ох и лютовала власть. Так вот, Полина ребенком уразумела главное: если не идешь со всеми, тебе не жить.

О Михаиле Евдокимове еще в тот год беспокоилась всерьез.

- Сказывают люди, что у его и квартера есть, и машина. Так на чо он позарился? Чо ему посулили?

И тогда я задала свой вопрос, в правомерность которого верю сейчас:

- Почему мы не допускаем, что он захотел помочь своему народу?

- Ой, не греши, девка! Кто же ему дасть народу подмогнуть?

Я уже уходила, когда Полина остановила меня своим вопросом:

- Может, он удумал какую-то другую роль сполнить... Пластинку возжелал сменить...

Тогда я не обратила внимания на эти слова. Она ведь сказала: жизненную пластинку. Образ Евдокимова в эти трагические дни двоится, троится, множится: персонаж (мужик с красной мордой), артист, губернатор, нормальный мужик, наконец, человек, который круто (на гребне популярности!) изменил маршрут жизни.

Одна алтайская газета огрызнулась: о Евдокимове создаются мифы - и пусть они останутся на совести их авторов.

А зря! Мифотворчество интересно не совпадением явлений с жизнью. Оно есть конденсат людских представлений о том, что должно быть в жизни. Люди очень часто осознают зазор между своими представлениями и реальным объектом.

9 августа. Прощание

Итак, сегодня похороны. Зачем-то иду получать аккредитацию. Уже в 8 утра огромная толпа у Дворца спорта. Прощание с десяти. Достаточно спокойно прохожу милицейские кордоны. В здании краевой администрации все делают быстро и четко. Попадаю в пресс-службу губернатора.

...С самых первых дней губернаторства Евдокимова я делала отчаянные попытки взять интервью. Затребовали вопросы. Отправила. Дальше - "занят", "не может", "отсутствует". Ничего не выходило. За две недели до катастрофы позвонила Анатолию Заболоцкому, оператору Шукшина. Просила замолвить словечко. Анатолий Дмитриевич сказал: "Меньше даст интервью - дольше проживет".

Я получаю аккредитацию незнамо зачем и решаю проститься с Евдокимовым на общих основаниях. Три часа под палящим солнцем. Кажется, весь Алтайский край здесь. Говорят вполголоса. В основном это молчащий людской поток, растянувшийся на несколько километров. Он свидетельствует о том, что как народ мы еще существуем. Сильное чувство. Потихоньку плачу.

...Выхожу со старыми барнаульцами. Георгий Балабанов и Елизавета Сметанина всю жизнь проработали на предприятиях, которых уже нет.

- Что сказать? Не пощажен был! - говорит Георгий Иванович. - Не пощажен!

Доминантная фраза. Чужим во власти пощады нет. Владимир Путин получил очко. Вотум недоверия губернатору был, а приказ об отставке не последовал. Почему?

- Народа, видать, убоялся, - говорят в толпе.

- Кто нынче народа боится? Просто до ссыльной Сибири руки не дошли.

В Верх-Обское не проехать. Я знаю, куда мне надо. К Полине.

Верх-Жилино

Красоты это село немыслимой. Зелень буйная. Почти тропическая. Дали неоглядные. И - полное запустение. Уже второе десятилетие Верх-Жилино, когда-то мощнейшее хозяйство, дышит на ладан. Пятнадцать лет люди не получали денег, а теперь и следов хозяйства нет. Центр всей жизни - школа. Ремонт делают сами учителя. Денег нет. Пяти тысяч, выделенных на ремонт, хватило только на краску. Панели не красили, а латали: где потерлось, там и закрашивали. Нынче в среднюю школу пришел второй компьютер. В библиотеку книги не поступали десять лет. Деревня живет личным подворьем. Если ребенок учится в городе, надо вырастить не менее 10- 15 свиней. С года на год ждут, когда закроют школу, тогда и конец наступит полный. Полина живет на окраине. Двор зарос бурьяном. Калитка наполовину ушла в землю. Стучу. Долго никто не появляется. Страх сжимает сердце. Шарканье старческих ног. Вот и Полина. Обезножела совсем. Обхватывает табуретку. Двигается вместе с ней. Если надо тарелку принести, она ставит ее на пол и двигает к столу. Потом поднимает. Почему палку не возьмет? Боится упасть. Полина диву дается.

- Знашь, сколь Суриков себе наклал? Вот мне антересно: Путин ему наклал или Суриков сам себе? Мыслимое ли дело накласть зарплату в сто тысяч: Да как они туды чужого пустют, где им денежки мешками идут: Бывало, люди идут к начальнику бумагу отписывать, а начальник кочевряжится: не буду - и все тут! Тогда человек сказывает: <А я счас к Евдокимову жалиться пойду>. Начальник запужается и подпись ладит: Я тебе еще в прошлом годе говорила, какого черта он туды подался? Не человеческое это дело: Он, видать, чо хотел? Жисть поменять. Да одному разве это сподручно? А он один. Вот что и получилось. Сейчас ведь как: я буду жить, а ты помирай. Я напился - я богатый. А свет белый даден всем: Ты у Анны живешь? Она хоть учительница, но сильно рабочая. Помидоры у нее подвязаны или складены?

- И подвязаны, и складены, - говорю я.

От помидоров она то и дело возвращается к Евдокимову. Вспомнила свои слова про жизненную пластинку.

- Не в том дело, что поменял, а что норовился другую поставить. Он ведь на почете уже был. Другого схотел.

Журавлиха (старинное название села) раскинулась привольно. Я иду на другой край деревни уже битый час. Попадаются дети, хотят сфотографироваться и спрашивают:

- А что будет потом?..

Это желание любым способом выйти за пределы села.

Я иду к Петру Коржавину. Он, поди, уже забыл про меня. Десять лет назад мы читали здесь со студентами Пушкина. Коржавин был ярым поклонником чтения. Родился в деревне, успел поработать шахтером в Донбассе. Вернулся. Смело отворяю калитку, но Петр не сразу узнает меня:

- Помню: "Пиковая дама"... Постарели вы, постарели сильно...

Коржавин говорит о Евдокимове отчетливо. Ясно.

- Может, ему не надо было идти в губернаторы? Жив был бы... - говорю я.

- Нет, надо... Возьми хоть меня. Как я к нему относился? Да комически. А лучше - никак. Но когда он пошел в губернаторы, я задумался. Он не мою жизнь хотел поменять, а свою. Он погиб. Но он вышел из "Аншлага". Там ведь все пожизненно, но он сумел выйти... Валентина заплакала: "Жалко артиста. Жалко человека".

- Опять ты не о том, - сокрушается Петр. - Все, что случилось, - это все его. Сам. Один. Судьба. Я теперь иначе на него смотрю. Он для меня выше стал.

Косиха

Любовь Алексеевна Шаталина - фотограф. Она обнаруживает суть явлений не через слова, а через изображение. За слово (так она считает) человек может спрятаться. Ведь слова общие, единые для всех, а изображение уникально. Персонально.

- Мне не надо было вдаваться в споры нашего краевого собрания с Евдокимовым. Я видела лица. Помните? Они проголосовали. И он остался совсем один. Глаза грустные-прегрустные. Он многое стал понимать про нашу жизнь. Крестьянскую душу он понимал.

И это правда! В прошлом году на Шукшинских чтениях в Сростках было видно, как Евдокимов не давал хода своему персонажу. Казалось, он навсегда покинул московское шоу. Но он был так же далек от официоза. Странно было его видеть рядом с Лапшиным и Харитоновым. Чтения заканчивались песней "Любо, братцы, любо! Любо, братцы, жить. С нашим атаманом не приходится тужить". Пел Валерий Золотухин. Ему подпевали алтайские казаки. Хлынул дождь. Это был ливень. Стеной. Слова потонули в потоках дождя.

- Видать, у атамана ничего не выйдет, - сказал старик. Он держал Андреевский флаг. Что имел в виду, когда говорил такие слова? Песня не вышла?

Кто-то пытался через оцепление добраться до губернатора. Евдокимов был недосягаем. И это тоже отдавало невсамделишным.

...В Косихе живет удивительный человек. Учитель. Художник. Говорит стихами. Любимая форма разговора - онегинская строка. Виталий Конкин был опечален уходом Евдокимова в политику. Считал, что искусство и политика не просто разные сферы. Они взаимоисключающи. Года два назад Конкин ввязался в борьбу за место главы районной администрации. Выборы проиграл, на своей шкуре испытал все прелести современных выборных технологий. В августе прошлого года Виталий Конкин сказал: "На сцену он не вернется. Оттуда в нормальную жизнь не возвращаются". Как в воду глядел. Он был недоволен, что в первые дни губернаторства показывали записи эстрадных выступлений Евдокимова. Он считал, что это вредит образу губернатора. Записи постепенно исчезли. В последний свой праздник, 31 июля, в родном селе губернатор по просьбе жителей спел песню. Согласился не сразу. Другие говорят - песню он так и не спел. Народ ревниво отслеживал движение образов артиста и губернатора.

Глушинка

Серега - инвалид детства. Речевое расстройство таково, что понять Сергея невозможно. Смысл извлекается из интонации и отдельных слов. Живет Серега в забытой богом Глушинке с больной матерью. Два года назад случилась сенсация районного масштаба: Серега выиграл депутатский мандат, далеко оставив позади глушинского конезаводчика Александра Злобина. Основная черта Сереги - откровенность. Он не побоялся на районном совете поставить "два" косихинскому главе администрации. Два - и все тут! Сереге ничего от депутатского мандата не надо. У него пожизненная пенсия в 2500 рублей, которой он очень доволен. Больше-то зачем? Смерть губернатора пережил остро. У него, конечно, есть свои вопросы к губернатору (впрочем, как и у меня). Например, Сереге абсолютно непонятно, как можно устраивать праздник в конце июля, да еще и вызывать на него глав районных администраций.

- Идет покос, готовится уборка, а тут в футбол играют краевые и районные начальники. Им всем надо быть в поле.

Я тоже так считаю. С тех самых пор, как 50 лет назад попала в сельскую школу учительницей. Плясать в покос - все равно что свадьбу играть в пост.

В разговор вступает Любовь Шаталина:

- Вы ничего не понимаете. Он хотел, чтобы у людей были праздники. Видел, что люди не просто плохо живут. Он так и говорил: не жизнь, а жуть.

Но мы с Серегой не сдаемся. Во-первых, районные начальники - это не народ. Во-вторых, а есть ли праздник? - как спрашивал шукшинский герой из "Калины красной".

Наконец Серега подводит итог:

- Алтай многое потерял. Евдокимов был свой человек. Я знаю точно, намерения помочь людям у него были.

Серега говорит это с такой уверенностью, что сомнения быть не может ни у кого.

Плотава - Камень-на-Оби

Чтобы попасть в Плотаву, надо пять часов ехать в задрипанном "пазике", который то и дело ломается. Цена билета для многих селян неподъемная - 200 рублей. "Скажите спасибо, что еще 200, а то совсем не будет никакого вам автобуса", - это кондуктор произносит тираду в ответ на мое замечание, что нельзя в такой долгий путь подавать утильсырье. Через час пути в автобусе стоит такая пыль, что не видно соседа.

Здесь тоже говорят о губернаторе. Кстати, именно в эти дни чаще всего говорят "наш губернатор". Сейчас обсуждается основной вопрос: зачем он пошел во власть?

- Может, он не сам пошел, а его заставили?

- Кто может меня заставить?

- Да ты-то кому нужон, чтобы тебя заставлять?

- Может, КГБ его назначило устранить суриковскую мафию?

- Ой, да КГБ само почище мафии будет.

- Ну, не знаю, много тут всяких с Евдокимовым понаехало. Из Краснодара, Красноярска. Но Москва уже давно все здесь подгребла.

- Евдокимов-то не из Москвы:

- Здравствуй, а "Аншлаг" где будет?...

- Так он вернулся. Он чо-то создал и это назвал "Пробуждение". Он сам пробудился, получается. А дальше ему не дали.

...Ранним утром по главной и единственной улице Плотавы едет телега, запряженная старойпрестарой кобылой. На телеге - Александр Павлович Колесников.

- Ты видела белые столбы на въезде в деревню?

- Видела, а как же.

- Так это ферма. Там было 5000 скота. Вся ферма в белой плитке, как московское метро. Все порешили враз. Скот резали почем зря.

Он начал трудиться в 13 лет. Еще война шла. В деревне остались всего два человека 31-го года рождения. Сплошь умирают. Старик никак не может понять, почему ему не положено никаких льгот. Хотел бумагу написать Евдокимову: нельзя ли "Оку" купить за полцены? Лошадь никуда уже не годна. Он говорит про Евдокимова и плачет горькими слезами.

- Как сына своего похоронил. Лучше бы он народ веселил. Мужик родчий - вот что я скажу.

Закончил речь неожиданно:

- Бедный ты Путин, бедный ты Ельцин, до чего жисть нашу довели.

Наши пути разошлись. Вдруг оглобля повернулась. Старик нагнал меня.

- Кому теперь про "Оку" написать? Подскажи адресок...

...Александр Алексеевич Еноткин - глава районной администрации Плотавы. Агроном. Десять лет выпали из жизни. На работу ходил - денег не платили. Жена Наталья Петровна называла день получения учительской зарплаты черным днем. Муж не находил места. Боялась, что начнет пить. Выстоял. Они оба не голосовали за Евдокимова. Им и Суриков надоел. Нужна была смена власти. По судьбе своей деревни они знали, что нужен непременно хозяйственник. Экономист. Ситуацию, сложившуюся в крае, Александр Алексеевич формулирует так:

- Сейчас не имеет никакого значения, по чьей вине произошла катастрофа. Даже если это случайность, на первый план выходит потрава Евдокимова депутатами. Она покрывает все. В глазах людей смерть и травля соединились. Евдокимов погиб и остался с народом. Они остались живы и умерли для людей навсегда. Уход Евдокимова - крах для всех, кто ему противостоял. Расследование ничего людям не даст. Мы знаем наперед, что они нам скажут. Мы ведь не позднее их родились. Только у людей счет другой.

В такие минуты кожей ощущаешь, что такое мнение народное. Когда-то им сильно дорожили стремящиеся к власти. Весь "Борис Годунов" об этом... На всем долгом пути я встретила только одного человека, который сказал: "Я не готов говорить". Это было в Камне-на-Оби. Неготовым оказался Александр Иванович Буков. Предприниматель.

- Смерть Евдокимова многое сдвинула в крае. Надо думать...

P.S. И все-таки: все-таки: Что лежало в основе мощной мотивации погибшего губернатора - бросить все, как говорит журавлихинская старуха, на почете и вернуться в отчие края? Говорил, что вернулся навсегда.

Теперь мы этого никогда не узнаем.

Эльвира ГОРЮХИНА, "Новая газета", 18 августа 2005
Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования