Владимир Рыжков комментирует "Профилю" Евдокимова, Назарчука и Карлина
11 Ноя 2005, 12:33

«Миф о народном губернаторе далек от истины»

Для Алтайского края нынешний политический год оказался очень нелегким: перманентный конфликт законодательной и исполнительной власти, гибель губернатора Михаила Евдокимова, назначение нового главы края, внутрипартийные конфликты. Депутат Госдумы от Алтайского края Владимир Рыжков уверен, что новое руководство сумеет направить развитие событий в крае в рабочее русло.


— Я вполне отдаю себе отчет, что мнение, которое я сейчас выскажу, противоречит массовым представлениям о Михаиле Сергеевиче Евдокимове, образ которого сейчас в большой мере героизируется и мифологизируется.

Я родился и вырос в Алтайском крае, вот уже без малого 20 лет работаю в алтайской политике и считаю, что сейчас Михаилу Евдокимову приписывается слишком много заслуг. На самом же деле картина была совершенно иная. За год своего губернаторства он так и не смог создать дееспособную управленческую команду. Круг его заместителей за это время поменялся полностью. Ставка делалась на пришельцев, людей, которые приезжали из других регионов, совершенно не зная Алтая. Многие просто преследовали корыстные цели.

Были совершенно вопиющие случаи. Например, в Рубцовск — город, который традиционно трудно проходит зиму, — под видом антрацита за огромные деньги завозились породы очень низкого качества. Многочисленные криминальные схемы, кадровая чехарда, непрофессионализм, назначение родственников на высокие должности — все это производило очень тяжелое, гнетущее впечатление. И сегодняшние попытки доказать, что это был прекрасный период, золотой век в истории края, несостоятельны. Как несостоятельны и утверждения о том, что депутаты крайсовета — гнусные интриганы, которые, преследуя свои мелкие интересы, боролись с любимым «народным губернатором». Все это очень далеко от истины.

В первые месяцы после того, как Михаил Евдокимов стал губернатором, отношения с депутатами были достаточно дружескими. Потом, когда реальное положение дел становилось все яснее, депутаты просто не смогли молчать. Например, летом прошлого года, когда стало ясно, что край проваливает подготовку к зиме, этот вопрос был впервые поднят на сессии крайсовета. Депутаты спрашивали: «Михаил Сергеевич, вы понимаете, что край просто замерзнет?» Многие котельные были разморожены, подготовка прошла просто ужасно и перезимовали мы можно сказать чудом — во многом благодаря тому, что зима была достаточно мягкая.

Поэтому глупо утверждать, что противостояние крайсовета и администрации возникло на личностной почве. Его возникновению способствовало множество реальных проблем. И дважды вынесенный губернатору вотум недоверия имел под собой вполне конкретную основу.

Конечно, гибель Михаила Евдокимова — ужасная трагедия. По-человечески я очень сильно переживал и переживаю. Для меня это было шоком, все мы скорбим о Михаиле Сергеевиче. Но просто нужно отделять личную судьбу от управленческих проблем. А к управлению краем он был совершенно не готов и за год пребывания на посту губернатора прогресс в его становлении как управленца почти не наметился.

Что происходит в крае сейчас? Новый губернатор Александр Богданович Карлин уехал из Алтайского края довольно давно, и когда его назначили, он мало кому был известен. Я его немного знал, но по работе в Москве. Я очень высокого мнения о нем. Это человек с очень хорошим образованием, окончил юрфак Уральского госуниверситета, сделал хорошую юридическую и управленческую карьеру. Он имеет налаженные профессиональные связи со многими министерствами и ведомствами.

Придя к управлению краем, он сразу сделал ставку на местные кадры. При этом заметно, что Александр Богданович старается назначать людей с хорошей репутацией, создавая некий сплав из людей опытных и молодых. Например, замом по промышленности стал Сергей Локтев, директор Барнаульского пивзавода и один из самых успешных предпринимателей края. Другим заместителем губернатора стал зампред крайсовета Борис Ларин, — один из тех, кого сейчас обвиняют в третировании народного губернатора. Ларин — из левого лагеря, очень достойный человек. Мне импонируют его взвешенность, осторожность, основательность. И, на мой взгляд, сейчас управляемость краем резко улучшилась. Я желаю Александру Богдановичу и его команде успехов и как депутат Госдумы помогал и буду помогать, чем смогу.

— Оценивая политическую ситуацию в крае, нельзя не упомянуть еще одну из знаковых фигур алтайской политики — спикера краевого Совета Александра Назарчука...

В нашем крайсовете очень сложная конфигурация сил. Большинства нет ни у кого — ни у коммунистов, ни у «Единой России», ни у аграриев. И Александр Григорьевич Назарчук стал председателем крайсовета просто в силу своего опыта, политического веса, в силу того, что он действительно может быть лидером. И в тот трудный период, когда краем управляла администрация Михаила Евдокимова, Назарчук проявил свои самые лучшие качества. Хотя сегодня некоторые ставят это ему в минус, я придерживаюсь иного мнения: на мой взгляд, именно благодаря открытой позиции депутатов крайсовета и его председателя мы избежали несравнимо больших неприятностей и даже катастроф.

Сейчас действительно велика вероятность политических изменений. Сменилось руководство местной «Единой России» — пост секретаря политсовета вместо Леонида Хвоинского занял Андрей Кнорр. Он, как и Хвоинский, депутат Госдумы, но это совершенно другое поколение, другая команда, другие подходы. Что-то может измениться и в расстановке сил в крайсовете: Борис Ларин был единственным заместителем председателя Совета. Сейчас это место вакантно и «ЕР» наверняка будет выдвигать на данный пост своего кандидата. Что касается кресла председателя, то мне сложно делать какие-то прогнозы. Я не знаю, сохранит ли его Александр Назарчук. Но в любом случае он был и остается одним из самых ярких и самобытных политиков края. Я не являюсь его абсолютным единомышленником, но очень уважаю этого человека за его позицию, за бойцовские качества, за действительную заботу о крае. Как бы ни сложилось, я надеюсь, что Александр Григорьевич сохранит свое место в алтайской политике.

— Смена руководства регионального отделения «Единой России» как-то отразится на политической жизни края?

— Думаю, да. Андрей Кнорр представляет команду, которую у нас условно называют «комсомольцами», потому что она объединяет бывших лидеров комсомольской когорты. Это люди со связями, с ресурсами, в том числе и денежными. Поэтому я думаю, что «Единая Россия» теперь будет более серьезной политической силой в крае.

В чем конкретно это выразится, пока не знаю. Во всяком случае, «единороссы» уже сейчас выдвигают председателя комитета по законодательству Сергея Землякова на пост заместителя председателя крайсовета.

Вообще Алтайский край, на мой взгляд, — регион с гораздо более активной политической жизнью, чем, скажем, Новосибирская или Кемеровская области. У нас сильный крайсовет, сильные политические партии, фракции, гораздо шире поле свободных СМИ. Так что, думаю, изменения в политической жизни будут обязательно.

— Что вы думаете по поводу ситуации, которая складывается по соседству с Алтайским краем — в Республике Алтай — после того, как нынешний глава края Михаил Лапшин не вошел в список претендентов на этот пост?

— Я думаю, что стопроцентные шансы проиграть есть у народа Горного Алтая. Я разговаривал с политиками этой республики, — они уверены в том, что кого бы ни назначили, в народе будет возмущение. Республика Алтай очень политизирована, в такой ситуации ни один кандидат не получит ни поддержки населения, ни поддержки Курултая.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы объединения Алтайского края и Республики Алтай?

— Если будет проводиться референдум, то Алтайский край скорее всего проголосует «за», а вот исход голосования в Республике Алтай под большим вопросом. Думаю, что результат будет провальным. В Республике Алтай выше зарплата, лучше дороги, она опережает Алтайский край и по многим другим показателям.

Я лично против проведения референдума и считаю идею объединения бредовой. Управлять республикой гораздо проще из Горно-Алтайска, чем из Барнаула. И разговоры о том, что регионов у нас слишком много, не имеют под собой никакой основы. При Екатерине II в Российской империи было 70 губерний. Мне кажется, что нынешнее территориальное деление оптимально. Как говаривал экс-премьер Виктор Черномырдин: «Чешите в другом месте». В этом месте сейчас не чешется.

Татьяна Малкова, "Профиль. Центр России"

 


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования