Немецкий «Spiegel» об экстремальных сплавах в Бурятии. Пер. ТАЙГИ.info
23 Ноя 2005, 05:19


Дикие реки Бурятии

Пенящаяся вода в узких водопадах, быстрые течения и большие зеркально-гладкие озера: двенадцать лет Себастьян Грундлер и его друзья мечтали о байдарочном туре по Сибири. Д тех пор, пока не отважились на экстремальную поездку.



«100 километров – не расстояние, 100 лет – не возраст, 100 грамм водки – не алкоголь». Эта поговорка – первое, что Йенс Рейнхольд, Рафаель Тибо, Давид Арно и я услышали в Сибири. Поседевший пилот вертолета на облезлом взлетном поле в Нижнеангарске (на севере Байкала) дает нам знак садиться в сине-белый Ми-8. Вертолет должен доставить нас к нашему первому пункту назначения – реке Томпуда.

Поговорка, однако, на этом не заканчивается. «И ни на что нет гарантии…», - говорится в последней строчке. Несмотря на это, мы полны мужества. О том, что в последние пять лет в Сибири произошло 26 катастроф вертолетов со 170 человеками на борту, мы узнаем, к счастью, уже после нашего полета.

Оглушающий шум моторов не дает разговаривать 50 минут. Тем сильнее действует на нас внезапно образовавшаяся после приземления тишина – мы среди крутых, покрытых снегом вершин. Следующие семь дней мы будем одни, вдали от цивилизации. Нам предстоит преодолеть 150 километров по Томпуде. Все, что нам необходимо, уже лежит в наших байдарках.

Сплав по Томпуде

Видимо, из-за непривычно огромного груза лодки плывут вяло и неповоротливо. Река периодически переполняется водой, мы постоянно преодолеваем пороги, которые кажутся бесчисленными в этом ревущем водном аду. Нас медленно болтает вниз по Томпуде. Два сплава по притокам реки нам вполне удаются, теперь мы вытаскиваем байдарки на солнце и отдыхаем. Мы готовим ужин на костре, а сами себя чувствуем особым блюдом в меню мириад комаров.

Шесть дней приключений – и вот оно, озеро Байкал. Мы оставили позади узкую горную долину и потерялись в его внезапной ширине. Байкал больше напоминает океан, чем озеро. Неподалеку нас уже ждут пара деревянных домиков и антенна для связи с цивилизацией. Метеорологическая станция – здесь ждет рыбацкая лодка, которая вернет нас в цивилизацию.

Русская и бурятская семья живут здесь в мирном уединении. Нас воспринимают как марсиан, когда мы появляемся на береговом склоне с нашим снаряжением, шлемами, спасательными жилетами и заляпанными куртками.

Первые попытки общения с местными жителями были явно неудачными. На ломаном немецком Йенс пытается их поприветствовать. Однако вскоре кислые мины и скептические выражения их лиц сменяются улыбками - дети взяли байдарки и весла и теперь забавляются с новыми игрушками на лугу, чем вызывают смех родителей. И тем самым разбивают лед непонимания, о существовании которого сами дети и не подозревают.

К чаю и вяленой рыбе

Медленно разряжается напряженная атмосфера. Люди жестами приглашают нас на чай и вяленую рыбу. Потом гордый бурят Максим хватает лодку и весло и выходит в открытое озеро, двое детей едут перед ним на какой-то лодочке. Четыре европейские пары глаз наблюдают за происходящим, две женские пары глаз приходят в ужас. В отличие от напуганных матерей дед смеется, довольный и спокойный. Может быть, оттого, что знает, что в венах его сына течет немного эскимосской крови.

Два дня спустя мы, проплыв все озеро и спустившись по Ангаре, оказываемся в порту Иркутска, где на ржавых цепях пришвартована ракета «Комета». Мы снова в большом городе, но ненадолго.

Между тем к нам присоединился Штефан Хубер из Мюнхена. Нас с Йенсом и Штефаном связывает одна вещь – это постер. Когда мы были молодыми, у всех нас висел над кроватями этот плакат. На картинке был изображен кажущийся нам тогда бесконечным водопад где-то в Сибири. «Эхе-Гол» – так называлась горная река. Между темно-черном отвесными скалами боролся со стихией байдарочник. Название этой редкой мрачной картины было «Narcotic Nosedive». 12 лет назад Штефан повесил этот плакат в своем доме – и заставил нас мечтать о путешествии на Дальний Восток.

Могучий Китой должен привезти нас к нашей цели. Китой длиной 240 км протекает по территории безлюдных Саян. Как раз в средней точке Китоя, в месте, наиболее удаленном от цивилизации, Эхе-Гол впадает в Китой. Как раз после начала самого тяжелого отрезка пути - каньона «Моткины Щеки».

Продовольствие на двенадцать дней в байдарках

Вечером мы достигаем истока Китоя. Мы делаем расчеты на продовольствие на 12 дней, набиваем пакеты с сухим пайком в каждое свободное место и на следующее утро нагруженные отправляемся в путь. Грести, останавливаться, осматриваться, фотографироваться, снова грести, разбивать лагерь, огонь, ужин, спальный мешок. Часто над нашими спальными местами бушует непогода, каждый день меняется уровень воды. Мы проплываем мимо Саян, открытые площади меняются глубокими оврагами и узкими воронками, в которых бушует вода.

Вечером четвертого дня мы уже в каньоне «Моткины Щеки». Нестерпимое удовольствие овладевает мной, в то время как мы ищем тропки к водопаду нашей мечты. Находим. На самом деле, его вид еще более ужасный, еще более впечатляющий. Мы долго его рассматриваем. И готовимся в мыслях к нашему экстремальному сплаву. А после ищем спальные мешки. Я спустился по водопаду мысленно как минимум 100 раз, прежде чем заснул.

Следующее утро. Сейчас я буду спускаться. Глубоко вздохнуть, немного воды в лицо, сконцентрироваться, сфокусироваться. Два сильных гребка – и я уже в водопаде. Я спускаюсь резко вниз. Сила тяжести давит на мой желудок, я откидываюсь вперед, весла сбоку от лодки. Интуитивные движения, все как в трансе, я ударяюсь о воду, темнота… Но вот я всплываю, светит солнце, я снова глубоко дышу и чувствую, как по телу распространяются гормоны счастья. Мы со Штефаном и Йенсом осуществили мечту нашей молодости.

Двенадцать лет – это не время

Сложный водопад ведет нас к последнему каньону, в конце которого мы встречаем четыре каноэ из Владивостока. С конца 1970-х Китой стал классической сибирской рекой для сплавов на байдарках и каноэ. Наши русские коллеги тоже отправились в путешествие, полное приключений. Несчастные случаи происходят постоянно. Ведь каждому из них приходится тащить на себе и по земле более 60 кг снаряжения, возможно, поэтому русские мастера водного спорта стоят в самом низу рейтинг-листа известных российских спортсменов. Нас приглашают на чай, хлеб и сгущенку. А потом и в русскую сауну. Водка из пластиковой бутылки свалила нас с ног, наши натренированные хозяева лишь лукаво ухмыляются. С Китоем мы закончили.

После Урика, нашей третьей реки, мы отправились на родину. Двенадцать долгих лет мы видели сны о байдарочном путешествии в Сибирь. Но в стране, где 100 километров – не расстояние, 100 лет – не возраст и 100 грамм водки – не алкоголь, двенадцать лет – тоже не время.

Себастьян Грундлер, «Spiegel», 10 ноября
Перевод ТАЙГИ.info


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования