Губернатор Хлопонин в "Коммерсанте" о целях, факторах и кластерах
20 Мар 2006, 19:42


Состоявшееся на прошлой неделе первое заседание рабочей группы Госсовета по комплексному социально-экономическому планированию развития регионов открыло дискуссию о том, как развернуть региональную политику в сторону большей экономической эффективности. Поделюсь некоторыми соображениями.

Баланс целей

 

Региональная политика любого государства – это баланс между приоритетами экономической эффективности, территориальной справедливости и политической стабильности. Если применить этот базовый постулат к сложившейся в России региональной политике, все станет довольно очевидно.

Наша региональная политика ориентирована прежде всего на достижение территориальной справедливости. На это указывает мощная система межбюджетных отношений, изымающая прибыль десятка регионов-доноров и распределяющая эти средства в качестве трансфертов. Можно спорить об оправданности отдельных аспектов этой системы, но факт остается фактом: институция, отвечающая за минимальную бюджетную обеспеченность всех регионов, в стране существует.

Нацелена ли региональная политика России на достижение политической стабильности? По факту – да. На это указывают значительные федеральные инвестиции в Татарстан, Башкирию, Калининградскую область, республики Северного Кавказа и проч. Здесь тоже можно и нужно спорить о частностях, но важно, что эта функция государством осознана и в принципе реализуется.

Что же происходит с экономической эффективностью? Нацелена ли региональная политика на обеспечение экономического роста? Ответ однозначен – нет. При том что экономическое развитие любого крупного государства в сильной мере зависит от реализуемой региональной политики, в России нет ни одного инструмента, целенаправленно работающего на экономический рост в пространственном аспекте. Инструментов, работающих против, – сколько угодно. Повышение экономической эффективности – главная задача, стоящая перед нами в региональной политике.

Фактор бизнеса Главный на сегодня изъян региональной политики в России – это абсолютное невнимание государства к региональным стратегиям бизнеса. Объяснить это трудно: ведь заинтересованность или незаинтересованность бизнеса в реализации инвестиционных проектов на той или иной территории – это фундаментальный фактор будущего для любого региона. Если Красноярский край, или Самарская область, или Иркутская область являются зоной стратегических интересов пяти-шести и более федеральных холдингов, которые намерены в течение 10-15 лет реализовать на их территории набор многомиллиардных инвестиционных проектов, то рамка будущего для этих регионов примерно ясна. Их судьба явно отличается от судьбы тех регионов, которые ни одна крупная компания не осознает как зону своих стратегических интересов. И система действий государства в отношении группы "регионов нарасхват" и группы "регионов-сирот" должна очень резко отличаться, иначе ошибки в региональном планировании неизбежны.

В рамках рабочей группы Госсовета мы ведем масштабное анкетирование и интервьюирование более 150 компаний – лидеров своих отраслей – на предмет их региональных стратегий. И это будет, как ни странно, первый в истории мониторинг бизнес-интересов на пространстве России. Из него мы сможем впервые довольно обоснованно предположить, какое будущее задают стратегии крупного бизнеса для нашей страны.

Инфраструктура и инструменты

 

Главное: для сколь-нибудь эффективного регионального планирования нам необходима долгосрочная федеральная стратегия инфраструктурного развития, включающая в себя утверждаемые правительством стратегии регионального развития инфраструктурных монополий. Сегодня они не имеют долгосрочных стратегий регионального развития (исключение с натяжкой – программа газификации "Газпрома"), и это колоссальный фактор неопределенности для экономики регионов. Четкая стратегия развития инфраструктуры, адекватная инвестиционным планам бизнеса,– это фундамент региональной политики, нацеленной на рост экономической эффективности.

Далее. Нам нужны сильные инвестиционные инструменты, прямо нацеленные на поддержку экономического роста в региональном аспекте. Сегодня таковых нет: ФЦП, ФАИП и вновь созданный инвестиционный фонд явно ориентированы на поддержку отраслевых, а не региональных проектов. Думаю, попытки усиления региональной составляющей в работе этих инвестиционных механизмов будут недостаточны. Придется вводить новые инструменты поддержки региональных проектов. Это мог бы быть специальный федеральный фонд, созданный конкретно для поддержки региональных инвестиционных проектов. Он может и должен быть устроен не менее консервативно, чем созданный недавно инвестиционный фонд РФ.

Курс на кластеры

 

Деятельность новых инвестиционных инструментов федерального уровня, как мне кажется, должна быть направлена прежде всего на поддержку кластерных проектов в регионах. Любая страна, которая намерена преодолеть сырьевую ориентацию экономики, развивать перерабатывающие и высокотехнологичные производства, то есть наращивать создаваемую добавленную стоимость, просто обязана заниматься кластерной политикой. Содействовать, в старой терминологии, формированию территориальных производственных комплексов.

Эта тема находится на стыке промышленной и региональной политики, потому что наиболее заинтересованный инициатор территориально обособленного кластера – это, конечно, регион. Администрация Красноярского края вместе с компаниями "ГидроОГК", "Русал", Внешэкономбанком и другими плотно занимается разработкой и реализацией программы развития Нижнего Приангарья – первого в России за последние 20 лет крупного ТПК. Это не что иное, как многоотраслевой кластер энергоемких предприятий на базе энергии Богучанской ГЭС и природных ископаемых района.

Таковы основные направления повышения эффективности региональной политики. Кроме них необходимо решить другие важные вопросы. Например, проблему согласования федеральных и региональных программ развития, и здесь необходимо выходить на формирование кустовых региональных стратегий. Пора признать, что учет в федеральной политике 88 программ развития регионов, которые различаются по срокам действия,– это чистая утопия. Надо вводить стимулы к межрегиональному сотрудничеству, например, приступить к реализации пилотных программ развития макрорегионов.

Но главное, нужно договориться об очевидном: эффективная региональная политика в стране с рыночной экономикой должна учитывать стратегии бизнеса.

Александр Хлопонин, губернатор Красноярского края, руководитель рабочей группы Госсовета по комплексному социально-экономическому планированию развития регионов. "Коммерсантъ", 20 марта 2006


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования