Валерий Панюшкин в "Коммерсанте" о нехватке реанимобилей в Сибири
03 Июл 2006, 23:46

Реанимация Сибири

Как приучить людей жить

В Новосибирском НИИ травматологии и ортопедии делается 30-60 экстренных операций в год. И 350-380 плановых операций. Многие плановые операции должны были бы быть экстренными. Во многих случаях если человека, сломавшего шею, прооперировать в течение первых трех часов после травмы, он выздоровеет. А если прооперировать через сутки, останется навсегда парализован. Беда в том, что Сибирь большая. Многих не довезти.

Доктор Андрей Тарасевич, заведующий теперь благотворительным фондом "SM-charity", рассказывает, как работал реаниматологом в маленьком сибирском городке. Он рассказывает так, будто работал не в реанимации, а в хосписе. Реаниматология, эта самая азартная из медицинских специальностей, выглядит в его рассказе тихим и провинциальным ремеслом. Он говорит:

– Все было хорошо. Работа, семья, друзья, квартира. Но я думал: И что? И все?

Глаз у доктора Тарасевича загорается, когда он начинает рассказывать, как его пригласили работать в Красноярск. Закупили новое швейцарское реанимационное оборудование, отправили в Швейцарию учиться на этом оборудовании работать, и тут-то реаниматология предстала вполне уже опытному и повидавшему виды доктору Тарасевичу во всей своей адреналиновой красе. Как в сериале "Скорая помощь", только прибавьте еще запахи и тактильное ощущение разницы между жизнью и смертью. Обычная для провинциального врача иллюзия собственной беспомощности сменилась у доктора Тарасевича таким чувством, будто у него в руках волшебная сила, способная оживлять мертвых.

Хорошее оборудование, оно ведь не просто приплюсовывает свои технические возможности к знаниям и практическим навыкам врача. Оно заводит врача, оно дает кураж. Это чувство знает каждый водитель, сидевший за рулем хорошего автомобиля. Ощутив свою силу, доктор принимается спасать безнадежных. И иногда у него получается.

Доктор Тарасевич вернулся в Красноярск с мечтой, довольно романтичной для зрелого мужчины с пушистыми усами. Он мечтал создать клинику, в которой хотел бы работать. И довольно долго рассказывать, как он создал эту клинику. А создав ее, он стал мечтать, что однажды заразит этим своим реаниматологическим азартом всех врачей в Сибири, всех врачей в России, всех врачей, привыкших работать с таким чувством, что все равно ведь ничего нельзя сделать и никому по большому счету нельзя помочь.
Можно, можно! Долго рассказывать, как доктор Тарасевич стал заведовать фондом "SM-charity". Долго рассказывать, какие у этого фонда есть программы реабилитации инвалидов и как благодаря фонду гоняют по Красноярску на специальных велосипедах дети, больные церебральным параличом. Самый амбициозный проект доктора Тарасевича называется "Реанимация Сибири". Смысл проекта в том, чтобы в каждый сибирский областной центр купить современный реанимобиль.

Доктор Тарасевич говорит:

– В национальном проекте "Здоровье" есть статья про реанимобили. Они объявили тендер и собираются поставлять по городам и весям реанимобили тоже. Только плохие и дешевые. Эти реанимобили, которые выиграли тендер в рамках нацпроекта, могут возить больных не дальше чем на 100 километров. А Сибирь большая. У нас 100 километров, вообще, не расстояние. И получается, что, если ты сломал шею в Новосибирске или в Красноярске, тебя спасут. А если ты сломал шею в Новосибирской области или в Красноярском крае, тогда помирай.

Доктор Тарасевич рассказывает про "Реанимацию Сибири", как мальчишка рассказывает про новый мопед. В этих реанимобилях, которыми фонд "SM-carity" собирается снабдить Сибирь, будет стоять такое оборудование, которого нет в сибирских стационарах. Эти реанимобили смогут приезжать к больным за 450 километров от областного центра. Пять часов. И на обратном пути больному из самой что ни на есть сибирской глубинки уже будет оказана экстренная медицинская помощь, уже по пути в Новосибирск.
Начать решили с Новосибирска. Оттуда не поступало требований, что нужно, дескать, немедленно купить реанимобиль за пять миллионов. Там реаниматологи были отравлены этим провинциальным чувством беспомощности. Но когда новосибирский хирург Михаил Михайловский услышал про реанимобиль, он чуть не закричал:

– Да, конечно! Вчера только парня со сломанной шеей везли девять часов. Он будет парализован. А когда он пришел в себя и врач сказал ему, ты будешь жить, он ответил: "Не хочу".

Я слушаю доктора Тарасевича, я читаю электронные письма от доктора Михайловского из Новосибирска, и я понимаю, для чего нужна эта программа "Реанимация Сибири". У слов есть переносный смысл. Один реанимобиль не наладит реанимационную службу в таком миллионном городе, как Новосибирск. Но один реанимобиль излечит новосибирских реаниматологов от чувства собственного бессилия, вернет врачам кураж этой самой азартной из медицинских специальностей. Они станут требовать еще реанимобилей. Они захотят спасать людей еще и еще. Они захотят спасать безнадежных, и иногда у них будет получаться.

Надо только немного помочь им.

ВАЛЕРИЙ Ъ-ПАНЮШКИН, "Коммерсантъ", 30 июня 2006 

Для спасения сибиряка после автокатастрофы не хватает 617 132 руб.

В России ежегодно гибнут на дорогах 35 тыс. человек. По статистике, половина расстается с жизнью в момент катастрофы. Еще 30% погибают в пути до клиники и 20% – в самой клинике. Во всем мире идет борьба за эти 30%. У нас показатели смертности "в пути" обусловлены отсутствием специализированной медпомощи. Крайне мало современных реанимобилей, оснащенных специальным оборудованием, и единицы бригад реаниматоров. В наших "санитарках" нет аппаратов искусственной вентиляции легких и невозможен мониторинг жизненно важных функций раненого. В "Газели" зимой в Сибири капельница превращается в сосульку.

Как заявил заведующий отделением неотложной помощи Новосибирского НИИТО Алексей Сергеев, ежегодно сюда поступают 280-290 пострадавших в автокатастрофах, в том числе 20 с тяжелыми травмами. Восемь-девять из них спасти не удается. А есть еще десятки ныряльщиков со сломанными позвоночниками. При таких травмах лучшее время доставки – до шести часов с момента катастрофы. На самом деле большинство потерпевших попадает в НИИТО через десять и более часов.

Российский фонд помощи и красноярский благотворительный фонд SM-charity, действуя в рамках Года благотворительности и национального проекта "Здоровье", объединили усилия для развития программ реанимационной помощи при острых травмах в Сибири. Разумеется, мы очень рассчитываем на поддержку читателей, особенно сибиряков. Без вас, друзья, ничего не выйдет. За 2006-2009 годы мы планируем собрать деньги на покупку десяти современных реанимобилей для региональных центров Сибири. Эти автомобили собирают в Москве в цехах ЗАО СПМОТОРС на шасси "Фольксвагена": пять лет гарантии без ограничения пробега и самое современное оборудование по всему спектру медпомощи. СПМОТОРС выпускает в год до 500 таких машин.

Реанимобиль для НИИТО обойдется в 4282 896 руб. (?126 тыс.). Треть вложит фонд SM-charity, еще треть – бизнесмены Новосибирска, еще 500 тыс. руб.– московские новосибирцы. Как обычно, наш партнер компания "Ингосстрах" внесет $11,5 тыс. Таким образом, не хватает 617 132 руб. Пожертвования любого размера можно перечислить в СПМОТОРС, и они не пропадут. Банковские реквизиты и счет на оплату есть в фонде.

ЭКСПЕРТНАЯ ГРУППА РОССИЙСКОГО ФОНДА ПОМОЩИ, "Коммерсантъ", 30 июня 2006 

Для тех, кто впервые знакомится с деятельностью Российского фонда помощи

Российский фонд помощи создан осенью 1996 года для помощи авторам отчаянных писем в "Коммерсантъ". Проверив письма с помощью местной власти, мы публикуем их в Ъ и на сайте www.rusfond.ru. Решив помочь, вы получаете у нас реквизиты авторов и дальше действуете сами. Деньги через нас не ходят. Мы просто помогаем вам помогать.

Читателям затея понравилась: всего собрано свыше $11,1 млн. Мы организуем и акции помощи в дни национальных катастроф: 53 семьям погибших горняков шахты "Зыряновская" (Кузбасс), 57 семьям сгоревших самарских милиционеров, 153 семьям пострадавших от взрывов в Москве и Волгодонске, 118 семьям моряков АПЛ "Курск", 52 семьям погибших заложников "Норд-Оста", 39 семьям погибших 6 февраля 2004 года в московском метро, 100 семьям пострадавших в Беслане. Фонд – лауреат Национальной премии "Серебряный лучник".

Адрес фонда: 125252, г. Москва, а/я 50; www.rusfond.ru; e-mail: rfp@kommersant.ru.

Телефоны: (495) 943-91-35, 158-69-04 с 11.00 до 21.00.


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования