"Континент Сибирь": Карабульский разрез атакован чиновниками-рейдерами
21 Сен 2006, 08:58


В мае нынешнего года в Красноярске состоялся третий экономический форум. Мероприятие масштабное, с участием правительственных чиновников, топ-менеджеров крупнейших российских корпораций. И тема была заявлена серьезная: развитие Сибири и Дальнего Востока. Но эксперты обратили внимание на два факта, которые с определенной долей вероятности можно назвать симптоматическими. Первый: предыдущие два форума проходили в Красноярске под кодом «инвестиционные», в названии третьего этот термин исчез. Второй: в докладах, дискуссиях, на круглых столах как о «локомотивах» экономики говорили все о тех же нефти, газе, металлургии, частично — о транспортной составляющей, о перспективах энергетики, в основном гидрогенерирующей. Бесспорно, и перечисленные углеводородные ресурсы, и транспорт (как наземный, так и воздушный), и гидроэнергетика еще многие годы будут основой экономик восточно-сибирских и дальневосточных регионов. Но это-то и тревожно: власти то ли не хотят видеть, то ли действительно не видят других, не менее перспективных отраслей промышленности.

Например, ни в одном из документов форума ни слова не сказано об угле, хотя именно на территории Красноярского края, Кемеровской, Иркутской, Читинской областей сосредоточены богатейшие запасы этого топлива. В качестве слабого оправдания такого индифферентного отношения к углю можно принять стереотипность мышления: все месторождения открыты, ничего сенсационного, «прорывного» на этом направлении случиться уже не может. Как коптили небо теплоэлектростанции десятилетиями, так и будут коптить еще десятки лет… Главное, чтобы стабильно снабжали потребителей топливом и не слишком задирали на него цены — большего от угольной промышленности и требовать нечего. Красноярское ООО «Искра», владеющее лицензией на право пользования недрами, выданной на разведку и добычу угля на Карабульском месторождении в Богучанском районе, считает такой подход в корне неверным и недальновидным. Уголь, добыча которого начинается на этом предприятии, очень перспективен в первую очередь как экспортный продукт. При выходе предприятия на проектные мощности один небольшой разрез, по расчетам специалистов, может принести в казну до миллиарда рублей налогов. И собственник разреза не просит для развития производства ни копейки бюджетных денег, вкладывает свои средства и готов привлекать сторонних инвесторов. Главное, чтобы власти не мешали работать и проявляли хотя бы минимум лояльности к людям, которые готовы развивать промышленность в глухой тайге, создавать рабочие места в депрессивном районе, приводить в край многомиллионные инвестиции. Сегодня ситуация развивается с точностью до наоборот.

Уголь Карабульского месторождения особый — марки «СС», то есть слабо спекающийся. Он имеет высокую теплоту сгорания и как топливо намного эффективнее и экономичнее, чем бурый уголь марки «2БР», который сегодня является основным видом топлива для теплоэнергостанций России. Энергетики утверждают, что, как это ни парадоксально звучит, но «слишком хорошо — тоже нехорошо». По словам генерального директора Территориальной генерирующей компании N 13 Олега Салькова, все станции ориентированы на совершенно определенные марки угля с определенных разрезов. И если Красноярская ТЭЦ-1 «предпочитает» уголь Бородинского месторождения, калорийность которого не доходит до 4000 килокалорий на килограмм, то так тому и быть. Единственной заменой ему теоретически может стать уголь Переясловского месторождения. Хотя и переясловский лучше не использовать — его теплотворная способность выше, чем у бородинского. А это может повлечь прогорание колосников, снижение КПД котлов и пр. Себе дороже обойдется. Уголь Карабульского разреза в такой плоскости даже не рассматривается: его теплотворная способность зашкаливает за 6000 килокалорий. Реконструировать под него котлы существующих теплогенерирующих мощностей тоже никто в России не будет — у реформируемой энергетики на это нет средств. И такие аргументы, как просчитанный фьючерсный эффект, никого не трогают. Средства на реконструкцию существующих станций нужны сейчас, и много, а экономия от использования угля Карабульского месторождения получится через несколько лет. Подобные вложения в будущее пока в схеме реформирования российской энергетики не предусмотрены.

Как отмечает генеральный директор ООО «Искра» Сергей Полищук, реакция энергетиков просчитывалась заранее и не стала неожиданностью. Хотя потребность в угле марки «СС» существует в Центральной России и удовлетворена она далеко не полностью. Другое дело — зарубежный рынок сбыта. Уголь марки «СС» является востребованным экспортным товаром, его цена на мировом рынке позволяет выдерживать транспортные и таможенные нагрузки и оставаться востребованным, доходным. Проведенный анализ рынка подтвердил это, подтвердили и потенциальные покупатели из Турции, Болгарии, Украины, Германии, Бельгии, побывавшие на разрезе по приглашению его собственников. Положительную оценку получили и итоги пробных сжиганий угля, проведенные на зарубежных электростанциях. Стало очевидным, что Карабульский угольный разрез — предприятие более чем перспективное, что здесь можно добывать до 3 млн тонн каменного угля в год. За него готовы платить немцы, голландцы, бельгийцы. Украинцы и турки тоже не прочь получать такое топливо — высококалорийное, соответствующее европейским экологическим стандартам.

В течение полутора лет с момента получения ООО «Искра» лицензии этот факт для всех оставался в тени. За это время собственники вложили в создание инфраструктуры и доразведку месторождения более 150 млн рублей собственных средств. Приобретены современная дорогостоящая карьерная техника, автотранспорт. Работая на перспективу, угольщики совместно с железнодорожниками взялись за развитие станции Кучеткан. Уже в этом году удлинен железнодорожный путь в тупике, где теперь вместо семи вагонов под погрузкой могут находиться 17. С сентября планируется начать здесь строительство примыкающего второго пути с тремя стрелочными переводами, реконструировать в соответствии с современными требованиями действующий путь. Уже получены технические условия на новый железнодорожный тупик, строительство которого обойдется ООО «Искра» еще в 70 млн рублей. Как утверждают железнодорожники, складывающиеся с «Искрой» взаимоотношения — тот редкий случай, когда грузоотправитель ведет себя не потребительски («подать сюда вагоны»), а выступает в качестве равноправного партнера, готового инвестировать проект.

Еще одна особенность отношения собственников «Искры» к созданию производства. Для директора Красноярского научно-исследовательского института минерального сырья Игоря Целюка большой неожиданностью стало то, что собственник разреза доказал возможность использования карабульского угля в качестве топлива: «Карабульский уголь действительно интересный продукт — высококалорийный, с низким содержанием кальция и серы, их избытком обычно «страдают« бурые угли. Однако для специалистов всегда было очевидным, что его эффективное использование в качестве топливного сырья сомнительно по причине высокого содержания в нем влаги. Другое дело, что собственники готовы вложить средства в новые технологии, позволяющие улучшить кондиции этого угля. Если это произойдет, то карабульский уголь будет очень востребованным на западном рынке». Собственники разреза действительно намерены внедрить технологии переработки. Ведется подготовка к строительству обогатительной фабрики.

Генеральный директор разреза Сергей Полищук считает, что времена, когда угледобывающая промышленность умещалась в алгоритм «копай больше, кидай дальше», уже прошли. Современное предприятие по добыче сырья должно заниматься инновационной деятельностью, не только внедрять безотходное производство, но и максимально эффективно использовать имеющиеся природные ресурсы. Помимо решения задач по формированию прилегающей инфраструктуры, реализации принципов социальной ответственности, это должно быть основной миссией уважающего себя современного предприятия.

Вложены средства и в развитие района. Формально говоря, построенная автодорога от разреза до станции Кучеткан и мостовой переход через реку Карабула — это транспортный элемент технологической цепи разреза. Однако практика показывает, что при наличии автодорог и мостов оживают даже самые отдаленные территории, глухие углы. Эти объекты, как правило, несут социальную нагрузку.

Как предприятие современного типа «Искра» серьезно относится к экологической составляющей своей деятельности. Богучанский район в этом году больше всех других таежных районов Красноярского края пострадал от пожаров, выгорели тысячи гектаров леса. Как правило, у подразделений МЧС не хватает мощностей для того, чтобы эффективно бороться с лесными пожарами в тайге. И как правило, виновниками пожаров являются люди, в том числе и те, кто осуществляет какую-то производственную деятельность в лесу — заготовку древесины, сбор дикоросов. ООО «Искра» сегодня совместно с краевым управлением МЧС изучает вопрос о создании на базе разреза опорного пункта по предотвращению лесных пожаров.

Будучи категорическими противниками загрязнения окружающей среды, угольщики уже сейчас заключили договор с одним из предприятий Богучанского района на утилизацию отходов.

Таким образом, разрез, еще полтора года назад представлявший из себя запущенный карьер с утонувшим в болоте экскаватором, оставшимся от попыток прежних «недропользователей» освоить месторождение, сейчас стал привлекательным бизнес-активом с современной социальной и производственной инфраструктурой. И если программа Нижнего Приангарья — пусть реальная, но все же перспектива, то Карабульский разрез — состоявшийся факт с уже созданными рабочими местами и налоговыми отчислениями. При этом собственники предприятия не скрывают, что находятся еще в начале пути, и для того, чтобы осуществить все намеченные программы, нужно вложить еще немало средств и сил. Правда, и отдача просчитывается вполне адекватная. И не только для собственников. По расчетам специалистов администрации Богучанского района, если разрез выйдет на проектную мощность 3 млн тонн добычи угля в год, налоговая база территории возрастет на несколько миллионов рублей. Для депрессивной территории немалые деньги. «Искра» готова заключить с районными властями соглашение о социальном партнерстве, которое предусматривает перечисление во внебюджетные фонды района с каждой проданной тонны угля 2 рублей, что к 2009 году составит дополнительно 6 млн рублей. В 2009 году планируется ввести в эксплуатацию обогатительную фабрику, соответственно, возрастут конкурентоспособность продукции, ее стоимость, а значит, будут и дальше расти как налоговые отчисления, так и платежи во внебюджетные фонды района и края.

Вряд ли кто-то, находясь в трезвом уме и при твердой памяти, сочтет проект, который не стоит бюджету ни копейки, бесперспективным. Тем более сейчас, когда он обрел реальные очертания, в его реализацию вложены большие средства, проведена большая маркетинговая подготовка, подготовлены к подписанию договоры с зарубежными потребителями. За полтора года «Искра» сделала самое главное и самое затратное — превратила промышленный «ноль» в действующее производство, интерес к которому проявляют не только потенциальные потребители, но и инвесторы, в том числе и западные.

Но наиболее ярким свидетельством того, что Карабульский угольный разрез уже в ближайшее время обещает стать одним из самых прибыльных бизнес-проектов, стало повышенное и не всегда оправданное внимание к нему контролирующих органов. Претензии к строительству технологической дороги и моста через реку Карабула, использованию лесного фонда появились не в прошлом году, когда эти работы проводились, а в нынешнем, уже после их завершения. Конечная цель многочисленных проверок — лишить «Искру» лицензии на разработку Карабульского месторождения. За хорошо скоординированными действиями контролирующих органов — Росприроднадзора, Красноярскнедр, замкнутых на заместителя губернатора края А. А. Гнездилова, — явно прослеживается не столько желание ввести деятельность «Искры» якобы в рамки закона, сколько вынудить ее отказаться от проекта. В чью-то пользу. Как отметил в приватной беседе один из чиновников, «иного нельзя было и ожидать: из бросового карьера сделали «конфетку« и хотите, чтобы ее никто не отнял». На предположения о преднамеренности действий контролирующих органов наводит хронология событий. Начиная с марта этого года не проходило и двух недель, чтобы на разрезе не появилось очередное проверяющее лицо. Стоило «Искре» в соответствии с принятой процедурой недропользования направить в очередную инстанцию на согласование очередной документ, как тут же очередная комиссия выдавала очередное предписание. Краевые законодатели не опровергают тот факт, что красноярские недропользователи мало чем защищены от атак на их собственность, а использование в таких атаках контролирующих органов давно отнесено экспертами, изучающими рейдерство, к классике жанра.

Правила игры в недропользовании способствуют использованию контролирующих органов не как гарантов соблюдения закона, а как рычаги давления. Для Карабульского разреза отсутствие экологической экспертизы, которую собственник пытается согласовать уже несколько месяцев, может оказаться фатальным. И ведь самое интересное, что получить подобную экспертизу разрез, по условиям лицензионного соглашения, должен только в 2009 году. В то же время Богучанская ГЭС строится без повторной экологической экспертизы, которая должна была быть проведена до возобновления строительных работ.

То, что дело не в реальных претензиях, а в желании найти формальный повод для отзыва лицензии, подтвердило состоявшееся в конце августа заседание комиссии территориального агентства по недропользованию Красноярского края (Красноярскнедра). Особую пикантность ему придали перенос сроков заседания с сентября на август и схема принятия решения по разрезу. Предприятие сделало все, что было в его силах, чтобы исправить ситуацию, и стало очевидным, что к началу сентября и рассматривать будет нечего, нарушения исправлены, можно работать дальше. Но задачей комиссии было принять решение об отзыве лицензии, и эту задачу необходимо было выполнить, поэтому, чтобы не упустить сроки, заседание перенесли на 29 августа. Интересным было и само обсуждение: собственно, приглашенным на заседание комиссии вооружившимся всякими документами и отчетами руководителям разреза никто слова и не дал. Робкие попытки двух членов комиссии предложить все-таки послушать «фигурантов» тоже ни к чему не привели. Впрочем, как и предложение дать разрезу на устранение недостатков хотя бы шесть месяцев. Решение комиссии: отозвать лицензию с отсрочкой на три месяца. Скорее всего оно было принято еще до заседания, и, возможно, вовсе не ее членами. Иначе чем объяснить, что из 12 заслушанных недропользователей со сроками нарушения до 8 лет только ООО «Искра», имеющее незначительное нарушение, подверглось столь суровому вердикту? Чем объяснить, что только руководству ООО «Искра» на этом «историческом» заседании не была предоставлена возможность аргументированно отстоять свою позицию? Вопрос, удастся ли разрезу получить экологическую экспертизу, теперь можно считать риторическим. Известны случаи, когда красноярские недропользователи получали согласования по 2,5–3 года. Не исключено, что ООО «Искра» будет вообще лишено такой возможности. Пикантная деталь — сразу после окончания комиссии один из ее участников, не особо озаботившись присутствием руководителей ООО «Искра», тут же по мобильному телефону отрапортовал упоминавшемуся господину Гнездилову, что с ООО «Искра» все прошло «нормально» и вопрос решен именно так, как запланировали.

Прекрасные формулировки у наших чиновников от недропользования: поставить действующее предприятие на грань закрытия, обрушить налоговые отчисления в краевой и районный бюджеты — и считать это нормальным. Столь же нормальным, видимо, является и активное использование телефонного права господином Гнездиловым, нашедшим для себя большую и светлую цель — сделать работу на разрезе для нынешних собственников невозможной. По достоверной информации, он лично звонит руководителям краевых контролирующих органов и спрашивает, отчего, дескать, такой либерализм и мягкотелость в отношении «Искры» проявляют. Самолично и инвесторов распугивает — но об этом чуть ниже. Словом, глядишь — и ждет всех новый аукцион, на котором станет ясно, кому был предназначен на заклание Карабульский разрез, для кого столь активно старался руководитель департамента природных ресурсов края.

Под таким чутким руководством природными ресурсами жителей края и угледобывающую промышленность в ближайшее время ожидает много интересных и не всегда приятных открытий. А впрочем, перечень претендентов наверняка одним человеком не ограничится, уж очень привлекательно расположен Карабульский разрез — как раз на территории реализации программы освоения Нижнего Приангарья…

Также вряд ли потенциальный новый собственник будет инвестировать в развитие разреза сам или привлекать сторонних инвесторов. В крае даже чиновники в ранге заместителя губернатора довольно легко отказываются от денег инвесторов. Андрей Гнездилов, курирующий в администрации края вопросы недропользования, одной фразой об отзыве лицензии у «Искры», произнесенной еще до принятия решения комиссией Красноярскнедра, лишил и разрез, и край $25 млн инвестиций. В связи с этим особенно показательным выглядит пятое место Красноярского края в СФО по объему привлеченных средств. Если в Омской области объем инвестиций за полгода составил $283 млн, то в Красноярском крае — всего $45,48 млн. А могло быть на 50% больше — только за счет Карабульского разреза.

«Существует заказ на «выдавливание« собственника»
Мы попросили прокомментировать ситуацию председателя координационного совета Ассоциации угольных разрезов Красноярского края ИГОРЯ ПАНКРАТЕНКО.

— Как сегодня строятся взаимоотношения между Ассоциацией малых угольных разрезов и исполнительной властью на территории края?

— За последний год исполнительная власть края стала воспринимать Ассоциацию, собственно малые разрезы как серьезный фактор социально-экономического развития края. Сейчас мы стоим на пороге подписания договора о социально-экономическом сотрудничестве Ассоциации и администрации края. Есть ряд совместных проектов, над реализацией которых мы сейчас работаем.

— Из тех предприятий, которые входят в состав Ассоциации, можно ли выделить наиболее перспективные, которые выходят за рамки привычного представления о малых разрезах как о поставщиках энергетического топлива?

— В плане экономики, динамики развития, динамики инвестиций в первую очередь следует отметить работу разреза «Карабульский».

Если исходить из существующей нормативно-правовой базы, планы развития, строительства разреза выполнены с явным превышением. Когда в 2004 году собственник зашел на разрез, разреза-то как такового и не было. Были тайга, и болото, и утонувший экскаватор. Сейчас это классический разрез, отвечающий всем требованиям технологии добычи угля открытым способом.

— Тогда в чем причина давления, которое испытывает разрез со стороны контролирующих органов?

— На мой взгляд, основная причина давления заключается в существовании заказа. Я считаю, что существует заказ на «выдавливание» нынешнего собственника с этого месторождения и передачу месторождения в другие руки. Причем руки не краевого собственника.

— А это так принципиально — краевой собственник или нет?

— Принципиально. Что есть разрез «Карабульский» на сегодняшний день, если говорить о стратегии, перспективе? «Карабульский» — это ключ к освоению Тунгусского каменноугольного бассейна, самого большого в мире по запасам каменных углей. Это разрез, обладающий сегодня инфраструктурой и всей необходимой базой для дальнейшего развития. Это разрез, сориентированный на то, чтобы стать фактором социально-экономического развития края и Богучанского района. Мы знаем, как работают на территории края «московские» (назовем их так условно) компании. Их принцип: максимальное получение прибыли без развития территории присутствия. Как правило, они ориентированы не на развитие собственно территории, а на поддержание принадлежащего им производства в рабочем состоянии. А сегодняшний собственник «Карабульского» — компания, зарегистрированная в Красноярске, возглавляемая красноярцами, с капиталом, заработанным в результате деятельности на территории края — изначально выстраивает стратегию собственного развития как фактор общего развития края и как серьезный участник губернаторской программы освоения и развития Нижнего Приангарья.

— Каковы признаки того, что предпринимаются попытки «выдавливания»?

— Существуют два признака. Первый: непонятное и необъяснимое для меня внимание контролирующих и проверяющих органов к разрезу. Я не помню, чтобы динамично развивающееся предприятие, имеющее всего год истории, пользовалось бы таким пристальным вниманием контролирующих органов. Ни один разрез на территории края, а их только в составе Ассоциации восемь, за последние два года не испытывал на себе такого прессинга контролирующих и проверяющих органов. Это не внимание к развивающемуся производству, не трепетная забота об интересах края, а административное давление со всеми характерными признаками.

Второе. В распоряжении Ассоциации оказался интересный документ: проект договора, который предлагали подписать руководству разреза «Карабульский». Некая фирма-однодневка, такие еще называют «мартышками», предлагала менеджменту «Карабульского» отдать ей 20% доли ООО «Искра» с обязательством выкупить обратно эту долю через год за $3 млн. При проверке оказалось, что юридический адрес фирмы липовый. И что характерно, давление резко возросло после отказа руководства разреза «Карабульский» сотрудничать с этой фирмой и подписывать данный договор. Более того, в одном из приватных разговоров руководству «Карабульского» четко и ясно, без каких-либо экивоков было сказано: «Вы подписываете договор, отдаете часть разреза, и все ваши проблемы будут решены».

— Какие шаги предпринимает Ассоциация для купирования давления?

— Сейчас все силы, средства, ресурсы, в том числе политические, административные, которыми Ассоциация обладает, будут направлены на защиту разреза «Карабульский» с тем собственником, который владеет им сегодня. Мы полагаем, что в крае было достаточно угольных войн, переделов собственности — жестких, скандальных, их возобновление поставит под удар не только установившийся баланс на угольном рынке территории, но и имидж края как территории инвестиционно привлекательной, бурно развивающейся.

— Руководство края каким-то образом обозначило свое отношение к проблеме?

— Оно недвусмысленно обозначило свою заинтересованность в развитии разреза «Карабульский» как перспективной части развития каменноугольной составляющей угледобывающей отрасли края.

Вера СТРЕЛЬЦОВА, Красноярск, "Континент Сибирь", 15 сентября 2006


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования