Расследование "Новой Сибири": "Ветром надуло... или Тюрьма и воля Владимира Хританкова"
17 Окт 2007, 12:49


У англосаксов есть выражение windfall. Буквально — «плод, сбитый ветром», «падалица». А в экономической фразеологии — «неожиданный, конъюнктурный доход» или «богатство, которое надуло ветром». У Владимира Хританкова все почти так, ноюг.Но не совсем: его «Карачинский источник» — в чистом виде windfall. Вот только за право распоряжаться бизнесом, рентабельности которого обзави-дуются сырьевики, ему пришлось расплатиться семьей.

Эпизод I: Железобетонный директор

Вот уже несколько лет он часто бывает в центре внимания. Любит свет телевизионных софитов, вопросы журналистов и прочие атрибуты жизни крупного бизнесмена Но каждое лето его безудержно тянет на простую сибирскую природу, к озеру. Бросить все, чтобы с мая по сентябрь жить в покое. Ровная гладь озера Чаны и никого — об этом Владимир Федорович мечтает все остальное время года.

Его любимая база отдыха на озере Чаны — память о первом в жизни бизнес-проекте. В бизнес Владимир Хританков шагнул, уже имея за плечами почти десятилетний опыт руководства предприятием. Это для большинства любителей минеральной воды он успешный производитель «Карачинской», а в памяти многих жителей районного Куйбышева так и остался директором завода железобетонных изделий и конструкций. Самого завода уже нет, а память о последнем директоре жива.

«Его в начале восьмидесятых назначили, а до этого он главным инженером был там же, на ЖБИ, — вспоминает пожилой мужчина, которого я подвожу из Барабинска в Куйбышев. — Вот не знаю за что, а не любили его. Даже с должности снимали однажды». — «Снимали? Вышестоящая организация, что ли?» — «Да нет. Трудовой коллектив. Недоверие выражали».

Став частным, завод, которым командовал Владимир Хританков, получил научное название — «Фотон». Почему предприятие при приватизации назвали мудреным физическим термином, толком никто недостное знает. Но именно приватизация помогла директору избежать позорных для любого руководителя перевыборов в пору разгула перестройки.

Правда, на этом славная история и окончилась: собрав контрольный пакет акций ЗАО «Фотон», образованного на базе имущества государственного завода, Владимир Хританков поручит оперативное управление своему товарищу Сергею Карпику. И, собственно, все. В 1998 году финансовая ситуация на заводе потребует немалых финансовых вливаний, в качестве инвестора выступит к тому времени процветающая семейная фирма Хританковых, но корм коню впрок так и не пойдет. В 2003-м предприятие окончательно развалится, забросит объекты социальной сферы (тогда и отойдет к Владимиру Федоровичу его любимая база отдыха у озера Чаны), в 2005-м сгорит заброшенный спортзал, облюбованный куйбышевскими бомжами. И на производстве количество перейдет в качество: суд введет процедуру банкротства. Пенсионный фонд и другие кредиторы едва ли не до сих пор пытаются получить с «Фотона» долги, а тот уже давно существует под новым названием.

Та неприятная история с демократическими выборами директора наглядно показала Владимиру Хританкову, что вокруг должны быть люди, которым ты доверяешь. И такие люди нашлись.

Эпизод II: Водяной король

К 1991 году, когда вышел Закон «О предприятиях и предпринимательской деятельности», Владимир Хританков был в порядке. Солидный 40-летний мужчина, служебная машина, личный водитель, путевки на юг. Но все же первые большие деньги он заработал в фирме, доли в которой семья распределила поровну: по 25 процентов братьям Владимиру, Николаю, Виктору и сестре Людмиле Желудовой.

Работали с «северами». Поставляли стройматериалы, металл, трубы в Тюменскую область, получали газ и нефтепродукты. Здесь опять меняли на то, что требовалось на Севере, и цепочка закручивалась вновь. Тогда, на старте, не было ни особых связей, ни опыта работы в новых условиях, ни, естественно, капитала. «Владимир был, конечно, из нас самый старший и самый опытный, — вспоминает Виктор Хританков. — Но главное, все мы понимали, что наше преимущество в том, что мы семья, что мы вместе. И именно поэтому мы прожили 90-е без особых проблем».

К 1996 году семья заработала достаточный капитал. Часть его была проинвестирована в мандат депутата областного совета — во власть за новыми ресурсами делегировали, конечно же, старшего брата. Но и этого было бы мало, если бы не удача. Фортуна раз в жизни обязательно стучится в дверь каждому человеку, сказал классик, но человек в это время сидит в пивной. Хританковы в судьбоносные часы по пивным не шлялись и распорядились удачей лучшим образом. Так семья стала владеть очень перспективным и прибыльным бизнесом по производству минеральной воды.

Правда, понять, насколько им всем повезло, удалось далеко не сразу. «В 1996 году на предприятии числилось около 40 человек. Много месяцев рабочие не получали зарплату, оборудование было предельно изношенным, производственные помещения находились в аварийном состоянии. Вот таким было начало», — говорит Владимир Хританков. Депрессивный вид заброшенной территории завода, по которой бродил голодный скот, произвел на Владимира Федоровича не самое радостное впечатление — в 96-м он начинает ряд новых самостоятельных проектов. Увы, некоторые из них закончатся неудачно, а остальные — очень неудачно.

Зато с «Карачинской» все цвело и пело. Именно с ней связана первая и последняя совместная семейная поездка за рубеж. Это было и отпуском (первым за последние пять лет), и одновременно командировкой. Владимир, Николай, Виктор и Людмила были полны энтузиазма, энергии и идей. С выставок уходили с предметным пониманием дальнейших путей развития для своего бизнеса и прямыми контактами поставщиков лучшего в отрасли оборудования. Из поездки мужчины привезли себе по подержанному белому «Мерседесу» класса «C», а Людмила — тоже «Мерседес», но небольшой, красный, «Е»-класса. «Ведь теперь придется сколько по трассам мотаться», — обсуждали необходимость покупок практичные партнеры.

Но к окончанию очередного акта в драматической истории этой семьи судьба уже приготовила новую интригу.

Эпизод III: Кавказский зэк

Крупных проектов, не связанных с семьей, у Владимира Хританкова в конце девяностых было два: Омский завод железобетонных изделий № 3 и Буденновский завод полиэтиленовых труб. И в первом, и во втором случаях речь шла про неконтрольные пакеты акций, попавшие в руки почти даром. Задача стояла получить предприятия в управление или выгодно реализовать акции. И в первом, и во втором случаях Владимиру Федоровичу не удавалось договориться с действующим менеджментом предприятий о сотрудничестве, более того — в какой-то момент директора, как ранее казалось, дававшие авансы на определенную лояльность, вдруг резко меняли позицию и объявляли Владимира Федоровича врагом, захватчиком, рейдером и пр.

Как в судьбе Владимира Хританкова появился Омск, объяснить легко. От поселка Озеро Карачи до Омска ехать в два раза ближе, чем до Новосибирска. Владимир рассматривал Омск как базу для головного офиса объединенной семейной компании: купил там квартиру, получил прописку. Но зачем понадобился бизнесмену криминализированный, со специфическими порядками и правилами Буденновск — об этом остается только гадать. И, тем не менее, факты таковы: если в Омске от очередного человеческого предательства Владимир Хританков, как говорится, отделался легким испугом (хотя всех неприятностей, связанных с прохождением по уголовному делу, избежать не удалось), то Ставропольский край оказался по отношению к нему гораздо более жестоким. Почти год бизнесмен провел под арестом в тюрьме.

Следователи из Буденновска устраивали в офисах новосибирских фирм изнурительные обыски, допрашивали родственников и партнеров. Суд вынес по его делу хотя и условный с отсрочкой, но все же обвинительный приговор. Четыре года адвокаты добивались его отмены, и сколько нервов и средств потрачено с апреля 2001-го, когда во время одного из совещаний его арестовали, до декабря 2006-го, последнего заседания суда по этому делу...

Буденновская история началась в 1996 году. В связи с трудным финансовым положением завод полиэтиленовых труб приступил к поискам инвесторов. Владимир Хританков предложил акционерам лучшие условия: он обещал организовать поставку на предприятие крупных партий леса и нефтепродуктов, а все деньги, которые завод получит от их реализации, инвестировать в предприятие. Инвестиционная программа показалась привлекательнее других, и акционеры согласились продать свои акции Хританкову. Под проект было собрано почти 50 процентов акций. На этом действие проекта оказалось приостановленным.

«Предприятие тогда представляло жалкое зрелище, — вспоминает генеральный директор ОАО «Буденновский завод полиэтиленовых труб» Владимир Ананко. — Полтора миллиарда рублей картотеки, огромное количество долгов... За четыре года мы, без обещанной помощи основного акционера, восстановили деятельность предприятия, отремонтировали оборудование, закупили сырье. К 2000 году уже стало ясно, что завод собственными силами вылез из ямы. Как раз в это время Хританков опять появился. Затеял массовые проверки моей деятельности. А цель была в том, чтобы заставить меня перевести основные средства завода в подконтрольные ему фирмы. И когда отношения между руководством завода и Хританковым обострились, нам стало понятно, что готовится акция по захвату завода».

В декабре 2000 года конфликт переходит в открытую стадию. В феврале Хританков проводит собрание акционеров, на котором снимает Владимира Ананко с должности и назначает нового гендиректора. Вскоре суд признает решения собрания незаконными, в орам,кто ношении Владимира Хританкова расследуется уголовное дело, его заключают под стражу. Этот процесс можно считать одним из немногих в стране дел по рейдерству, дошедших до суда.

«Эта история завершилась тем, что по всем пунктам обвинения я имею оправдательный приговор. Больше, наверное, комментировать по этому вопросу ничего не нужно», — так Владимир Федорович рассказывает о тех событиях сегодня. Хотя тогда происходящее казалось ему гораздо более серьезным.

Уже наутро после задержания в Пятигорск, где расположен следственный изолятор, приехал младший брат Виктор. «Конечно, он был подавлен, — рассказывает Виктор Федорович. — Я заверил его, что ему не о чем беспокоиться. Заботу о его семье, о сыне, который в тот момент учился в Англии, мы брали на себя полностью. Для него я обещал сделать все, что было в силах нашей семьи». — «А о бизнесе, о «Карачинской» он вас спрашивал?» — уточняю я. Мне пришлось полгода водить хоровод вокруг младшего брата, чтобы вытянуть из него эти несколько слов о той истории, и я боялся, что на этом интервью закончится. «О бизнесе? А бизнес был в порядке. И у Владимира не было оснований беспокоиться о нем. Мы работали в команде. Мы готовились к получению крупного кредита, вели переговоры с западными поставщиками оборудования. Все шло по плану. Понимаете, ведь мы кровные родственники, и у нас даже в мыслях не было, чтобы не доверять друг другу. Точнее — вопросов о недоверии не было и в мыслях».

Эпизод IV: Кандидат по торфу

Хроникальные вехи бизнес-стори о Владимире Хританкове с 1996 по 2003 год выглядят фантастикой. За эти годы он успел поучаствовать, хоть и неудачно, в двух крупных и неизвестно скольки мелких проектах. С апреля 2001-го по апрель 2002-го — отсидеть в следственном изоляторе. С апреля по ноябрь 2002-го — принять серьезный комплекс оздоровительных и рекреационных процедур (восстанавливал здоровье после незаслуженной отсидки). С 2000 по 2002 год — провести серьезную научную работу и защитить кандидатскую диссертацию. С 1999 по 2003-й — продумать бизнес-план развития «Карачинского источника» и начать составлять для банка обосновательные документы.

Что такое диссертация Хританкова? Это очень интересно. У писателя Владимира Войновича в повести про Ивана Чонкина самородный агроном Гладышев подарил миру гениальную теорию «круговорота дерьма в природе». Согласно учению Гладышева, его добавка придает веществу чудодейственные качества. А по мысли Владимира Хританкова, волшебными свойствами обладает и торф. Не менее двух лет группа научных работников аграрного университета проводила опыты и испытания, проверяющие такую гипотезу: если в бетонный раствор помимо стандартных компонентов добавить торф, то этот природный материал ускорит затвердение массы и придаст бетонной конструкции легкость без ущерба для прочности и долговечности. По некоторым оценкам, стоимость такого исследования не может быть менее тридцати тысяч долларов. Проводились исследования (и, соответственно, финансировались) как раз в годы вынужденного отсутствия бизнесмена в свободном доступе научного руководителя. Но диссертация была защищена.

Судя по всему, не испытывали недостатка внимания дети и жена Владимира Хританкова. Хотя, по разговорам, к тому времени у Хританкова была другая женщина, он периодически заезжал к жене — попрове-довать и оставить денег. Сын Андрей как раз в эти годы доучивался в недешевом учебном заведении Великобритании. Владимиру Федоровичу брат и сестра наняли несколько адвокатов. В обязанности одного из них входило ежедневное посещение обвиняемого (известная недешевая и относительно законная технология облегчения жизни человека, который во время предварительного следствия находится под стражей) и передача щедрых посылок для камеры, где сидел Хританков. И бизнес по производству «Карачинской» в эти годы на месте не стоял (а откуда бы в противном случае на все это у партнеров были деньги?). И, тем не менее, по окончании этого продуктивного и одновременно трудного периода в жизни Владимира Хританкова произошел резкий и неожиданный поворот.

Эпизод V: Блудный брат

Следующей ключевой вехой истории стало возвращение Владимира Федоровича к активному участию в бизнесе. Осенью 2002 года он вернулся со своей базы и на очередном собрании партнеров попросил восстановить его в должности директора «Карачинского источника» — вновь созданного юридического лица, свободного от долгов ОАО «Кара-чинское» и обязательств перед его многочисленными акционерами —работниками предприятия и пенсионерами. На «Карачинский источник» предполагалось переводить основную деятельность по производству воды. «Источник» как раз строил новый цех. А документы на кредит, часть процентных ставок по которому должна была профинансировать областная администрация, были в стадии завершения. Партнеры к возвращению старшего брата были более чем готовы — с января 2003-го он занял позицию, о которой просил. К тому времени начинал осваиваться на должности руководителя главного сбытового предприятия и его сын Андрей.

«Очевидно, перелом в отношении к партнерам наступил у Владимира летом 2003-го, — рассказывает Людмила Желудова, отвечавшая в компании за финансовый блок. — Накануне окончательного подписания кредитного договора, с момента которого вступали в силу прямые обязательства учредителей по ним, мы собрались, чтобы поговорить о ревизии долей. Виктор предложил переоформить доли партнеров во всех предприятиях группы, потому что за эти годы возникли новые фирмы, ввести жесткое бюджетирование. Начинается очень большой и ответственный проект. Это было необходимо».

Доли участия партнеров согласовали — в соответствии с новыми договоренностями, у старшего брата вместо одной четвертой части бизнеса получалось 40 процентов, и это был самый крупный пай. Пятьдесят процентов делили между собой Людмила и Виктор. Но через год, в 2004-м, они выяснят, что в регистрирующий орган Владимир представит иной расклад: 60 на 40. Причем первая цифра обозначала его долю, а вторая — долю сына. Ни Людмилы, ни Виктора в новой компании уже не было.

Факт подлога документов вскоре станет фабулой уголовного дела. И это будет уже второе уголовное дело в семейном конфликте. Первое было возбуждено осенью 2004 года в отношении Андрея. Оно, в отличие от второго, до суда все же дошло, хотя и совсем недавно. У Владимира Федоровича появился мощный ресурс: его дела начали вести влиятельные адвокаты, в числе которых, например, была Маргарита Сниккарс — жена одного из тогдашних заместителей прокурора области. Андрею Хританкову инкриминируют самоуправство: уже после того как его отстранили от должности руководителя сбытовой структуры, он продолжал выступать от имени предприятия в отношениях с покупателями продукции, вскрыл склад, осуществил при помощи охранного предприятия захват офиса, подделал печать и документы, что подтвердилось экспертизой в рамках расследования уголовного дела.

Начало военных действий Владимир Хританков комментировал неконкретно: «Этот вопрос носит больше семейный характер, поэтому я хотел, может быть, ограничиться одним предложением. Да, в тот период определенные лица воспользовались ситуацией, доверительным отношением... использовали в своих интересах... Но я бы дальше не хотел распространяться на эту тему, этот вопрос находится в стадии регулирования и, я думаю, будет урегулирован до конца». Его спрашивали: «Вы считаете, что вашим бывшим партнерам вообще ничего не принадлежит в бизнесе? Или просто не согласны с размерами их долей?» — «Беда в том, чего хотят обозначенные вами наши как бы совладельцы, — отвечал он. — Я знаю одно: нужно соблюдать устав, который был и есть. Нужно все вопросы решать легитимным образом. Наши оппоненты прекрасно знают, что мы всегда готовы разговаривать за «круглым столом», находить решения, но, по всей видимости, та сторона несколько по-иному считает».

Эпизод VI: Греко-римский борец

Сегодня попытки сесть за «круглый стол» с Хританковым предпринимают уже не сестра и брат. Они договориться не смогли, в течение двух лет слыша в ответ только: «Мне не о чем с вами разговаривать». А потому вышли из семейного бизнеса, переуступив свои доли структурам консорциума «Альфа-Групп». Спор ведут юристы, периодически рапортуя о своих позиционных удачах или поражениях. Вокруг «Карачинской» существует порядка пятидесяти исков.

Владимир Федорович, видимо, ищет все новые формы защиты от притязаний партнеров. Не так давно он стал заместителем председателя Новосибирской областной федерации греко-римской борьбы. Если отметить, что председателем этой организации является Сергей Семка, руководитель департамента развития промышленности и предпринимательской деятельности, то станет понятно, почему Семка обычно является главным спикером основных событий в жизни «Карачинского источника». Довольно часто он выступает с разоблачениями очередных действий оппонентов Хританкова как «рейдерских приемов», а недавно, когда банки отказались выделить Владимиру Хританкову крупный кредит, вынужден был давать разъяснения о том, почему обладминистрация принимает решение отложить оказание господдержки второму проекту развития «Источника».

Говорят, в том числе несовместимое со статусом государева человека лоббирование интересов Хританкова в корпоративной войне стоило Николаю Сниккарсу места первого заместителя областного прокурора. Но высокопоставленный чиновник Семка не боится выступать в поддержку предпринимателя в бизнес-конфликте в газетных публикациях на правах рекламы, оплаченных его структурами. Так же отважно это делает и глава Чановского района Виктор Губер, еще один постоянный ньюсмейкер в споре за «Карачинскую». А сын бывшего главы района муниципальный служащий Сергей Флеенко является истцом со стороны Владимира Хританкова во многих исках к его недругам.

«Понятно, что, достигнув определенного уровня развития, семейная компания уже не может далее оставаться семейной, — комментировал мне ситуацию один известный бизнес-консультант, пожелавший не светить свое имя в связи с этой историей. — Обязательно встают вопросы бюджетирования, финансовой дисциплины, выстраивания работы на результат. Часто бывает, что родственники-партнеры находят из ситуации выход — например, отдавая управление в руки наемных менеджеров. Выходы есть и другие, но они не имеют никакого отношения к конфронтации. Потому что корпоративный конфликт, осложненный родственными отношениями, — вещь страшная. Он способен наглухо и надолго парализовать развитие компании».

Увы, клубок перипетий с переделом «надутого ветром» бизнеса по производству «Карачинской» запутан сегодня так сильно, что даже если его не разрубать, а бережно распутывать, без серьезных потерь не обойтись.

Виктор ПОЛЕВАНОВ, «Новая Сибирь», №41, 12 октября 2007 года

Фото: Людмила, Виктор (слева), Владимир и Николай (справа) в командировку в Германию взяли Андрея (справа, стоит). Гид (в центре, за столом) умилялся: какая большая и дружная семья. Не прошло и десяти лет, как эта идиллия распалась.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Мнения
Новосибирцы обижаются, если им говоришь, что Деда Мороза нет
Андрей Колядин
В Новосибирске верят, что выборы — это явление, в которое можно войти по собственному желанию и, например, стать губернатором.
© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования