Журнал "Русский репортер" о томском телеканале ТВ-2: "Канал для своих"
05 Ноя 2007, 12:15
Кафе гостиницы «Томск», где сервируется завтрак типа «шведский стол», украшает огромный экран плазменного телевизора. Гости города запивают сосиски утренним кофе и наблюдают стандартное утреннее шоу: нарочито бодрые ведущие, призы самым активным телезрителям, новости… Неожиданно картинка на экране и картинка за окном совпадают. И тут только до гостя города доходит, что бодрые ведущие сидят не в московской студии, а в томской. В углу экрана действительно обнаруживается логотип — ТВ2

Телезвезда и прокурор
Юля Мучник смотрит на часы, потом на мобильник:

— Все, два часа. Опять не позвонил.

Главная звезда томского телевидения на звезду совсем не похожа: ходит в джинсах, сидит в общей ньюс-рум, репортеры с ней на «ты». Звонка она ждет от прокурора области. Ждет уже несколько месяцев — с тех пор как арестовали томского мэра Александра Макарова: хочет узнать, как продвигается расследование. Телеканал «ТВ2» мэр сильно не любил, хотя на эфир приходил исправно. Со словами «Последний раз к вам, уродам…». Журналисты мэра, наоборот, привечали. Он был из старой породы начальников, родом из 90−х: говорил ярко и образно и становился украшением любого эфира, почти как Черномырдин. Незадолго до ареста мэр в очередной раз гневался на журналистов за то, что «водят в эфир всех обиженных». «Будут у вас проблемы — мы и вас позовем», — пообещала ему Юля. Так и вышло: «ТВ2» стал единственным каналом, где появлялись адвокаты и сын арестованного мэра. С тех пор Юля и пытается дозвониться прокурору.

Общение протекает затейливо: секретарша соединяет с ним через раз, и в эти дни прокурор жалуется на гору дел и обещает перезвонить — в два часа, завтра, через неделю…

Пока не перезвонил ни разу. Но Юля не теряет надежды — звонит сама. Секретарша опять соединяет, прокурор сокрушается… Юлю удивляет не то, что он отказывается встречаться, а то, что вообще иногда берет трубку. Коллеги, наблюдающие эту картину уже полгода, подбадривают:

— Влюбился в тебя, наверное.

Юля хмыкает. Четыре года назад, в июле 2003−го, она оказалась единственным тележурналистом, которому в первые дни атаки на ЮКОС удалось взять интервью у Михаила Ходорковского. Он приехал в Томск на совещание и выступил в прямом эфире «Часа пик». Юля была на восьмом месяце беременности — на эфир ее вызвали из декрета. Потом это интервью цитировали многие центральные газеты и радиостанции, Юля в тот год получила ТЭФИ как лучший интервьюер… Но в сознании местных телезрителей беременная ведущая и опальный олигарх смешались наиболее жизнеутверждающим образом. «Мучник беременна от Ходорковского», — написали неизвестные поклонники на форуме «ТВ2». Так что ухажером-прокурором Юлю не удивишь.

Впрочем, человека, который работает на местном телевидении 16 лет — с небольшими перерывами, в том числе на две беременности, — удивить, наверное, вообще сложно. Первой передачей, которую вела на «ТВ2» пришедшая туда в 1991 году кандидат исторических наук Юлия Мучник, был обзор прессы под названием «Наш дайджест». «Оголтело-антикоммунистический», — уточняет автор. Передача выходила всего несколько месяцев, но таксисты, которые периодически подвозят Юлю — иногда бесплатно, — до сих пор любят припомнить ей, что неправа она была в оценке Егора Лигачева в 1991 году. Юля охотно соглашается.

Главред и историк
Мучник — фамилия на «ТВ2» распространенная. Виктор Мучник, Юлин брат, — главный редактор телеканала и вице-президент холдинга «Томская Медиа Группа», куда кроме «ТВ2» входят четыре радиостанции, еще один телеканал и два рекламных агентства. Стаж работы такой же. Тоже историк.

— Не приживаются у меня секретарши. Как-то они мне без надобности, — говорит главный редактор и вице-президент, собственноручно заваривая мне кофе.

Кабинет у него отдельный, но дверь в него репортеры открывают ногами. Из всех начальственных привилегий— только машина с водителем. Машина, подержанная «японка», нужна, чтобы возить Виктора Моисеевича в университет: работу на телевидении главный редактор совмещает с преподаванием в ТГУ. На историческом факультете он ведет курсы «История Востока» и «Методология истории». Недавно предложил студентам заняться разработкой темы «Местные новости как исторический источник».

Зачем ему преподавание? Уж точно не ради денег. Говорит, так привык к университетской атмосфере, что не может бросить. В маленьком городе такую причуду позволить себе проще, чем в столице: когда от одной работы до другой добираться 15 минут, пара в университете «съедает» всего два часа, а не пять, как было бы в Москве.

С журфаком, впрочем, у «ТВ2» тоже отношения тесные. Факультет — основной поставщик кадров для канала, так что в качестве подготовки студентов руководство «ТВ2» заинтересовано самым непосредственным образом. Оборудование на факультете, например, куплено с помощью телевизионщиков. Но качество кадров все равно восторгов не вызывает.

— Из хороших семей на журфак уже не идут, — говорит Виктор Мучник.

Десять лет назад, рассказывает он, устраиваться на работу приходили «молодые начитанные ребята с идеями и позицией». А теперь девочки с журфака присылают ему резюме и просят «взять на работу диктором».

— А у нас дикторов нет, — говорит Мучник. — У нас все ведущие — с репортерским опытом и в студии с гостями без суфлера разговаривают, так что они сначала журналисты, а потом ведущие.

Работа на «ТВ2» — это строчка в резюме, которая практически гарантирует устройство на любой из московских телеканалов. Поэтому поработать в Томск приезжают журналисты и из других городов: сейчас, например, набирается опыта девушка из Благовещенска. За последние два года в Москву с «ТВ2» уехало шесть человек, а за все годы его существования — около двадцати. Последняя потеря — репортер Василий Максименко, который теперь ведет новости на НТВ.

— Я сейчас смотрю телевизор и думаю: какой канал можно было бы сделать с нашими ребятами, которые работают кто где, — печалится Виктор Мучник. — Такой команды больше уже нигде нет.

Количество и качество
Команда «ТВ2» сейчас — это двадцать три журналиста, работающие в информационной редакции. Они делают утренний двухчасовой канал «Успеваем», ежедневную новостную программу «Час пик», которая выходит четыре раза в сутки, и аналитическую передачу «Час пик — суббота». Для такого формата вещания это немного.

— Мне бы еще хоть двух человек, — мечтает Виктор Мучник. — Доказано, что расширение штата увеличивает количество новостей.

Отсутствие новостей — большая проблема маленького телевидения в маленьком городе.

— Наши камеры всюду первые, мы всегда успеваем раньше конкурентов, — хвастается молодой редактор «Часа пик — суббота» Макс Воронин.

— Было бы куда успевать, — грустно вздыхает на это Юля Мучник.

При этом выпуски новостей «Час пик» и программы «Вести — Томск», выходящей на ГТРК «Россия», иногда разнятся настолько, что кажется, будто телеканалы вещают в разных городах.

Вот новости одного дня по версии «Вестей — Томск»: депутат Госдумы от Томской области станет членом Совета Федерации; градостроительный совет обсудил план застройки территории района «Сосновый Бор»; успеют ли селяне убрать зерновые до холодов; исполняется 50 лет открытию двух кафедр Томского политехнического университета; Россия готовится отметить День интернета.

Вот тот же день по версии «Часа пик»: областная дума приняла поправки в закон «О гербе и флаге Томской области»; в департаменте по модернизации ЖКХ администрации области — новый начальник; 65 саженцев высадили на Кедровой аллее; в Томске отметили День атомщика; томские немцы отметили День объединения Германии. Совпадений — ноль. Сюжет про застройку «Соснового бора» в «Часе пик» вышел на день раньше.

Макс Воронин — из тех журналистов, которые умножают количество новостей, потому что даже в надписи на заборе способны увидеть общественно значимую информацию. А тем более в строчках мелким шрифтом на сайте областной администрации. Вот, например, где-то в дебрях сайта он отыскал сообщение о том, что областное управление культуры поручило выполнение программы «Религиозное воспитание» общине адвентистов. И выделило им на это 100 тыс. бюджетных рублей.

— Заработаем мы за разжигание межрелигиозной розни… — хмурится Виктор Мучник, но все же соглашается: — Займись…

Пока же Макс занимается конфликтом между местными производителями и торговыми сетями, которые сейчас активно развиваются в Томске и навязывают производителям свои кабальные условия. Мы едем на отчетно-выборное собрание ассоциации томских пищевиков. Ассоциация Максу до лампочки, но там будут люди, мнение которых по поводу конфликта с сетями надо выслушать и записать.

Журналисты и зрители
В полумиллионном городе есть и более простые способы получения информации. Порой «ньюсмейкеры» сами звонят или приходят в телекомпанию. Виктора Мучника, например, однажды навестил человек с важным известием — о том, что Второе Пришествие состоялось. «И где же Он?» — поинтересовался главный редактор. «Он — это я, — возвестил пришедший. — Мне нужен час эфирного времени, чтобы донести весть до всех людей». «Не проблема, — ответил Виктор Моисеевич, — но мы коммерческая компания, поэтому ознакомьтесь с нашими расценками».

— Последнее время таких стало меньше, — говорит Мучник задумчиво, потом добавляет: — наверное, оттого, что у нас появились вахтеры.

Зато один телефонный звонок при мне завершился снятым сюжетом: позвонила заведующая школьной библиотекой из деревни Карбышево Томского района и рассказала, что жители своими силами построили в деревне детскую площадку. Мы с репортером Ирой Верхорубовой поехали на открытие. Площадка представляла диковинное зрелище: покрашенный в розовый цвет и вкопанный в землю остов «Москвича-412», горка, покрытая прибитым гвоздями линолеумом, самодельные качели, стаканчики из-под йогуртов, раскрашенные под мухоморы и тоже вкопанные в землю… С точки зрения полета фантазии и творчества это было прекрасно, с точки зрения безопасности детского отдыха — сомнительно. Автор затеи и звонка в телекомпанию Надежда Васильевна рассказала, что обращалась за помощью всюду, но откликнулись в итоге только лесник, который привез бревна, и районное отделение «Единой России», выделившее 5 тыс. рублей и 2 кг гвоздей.

— П…ц, — сказала Ира, выслушав эту историю.

Я уточнила, что она имеет в виду.

— Пять тысяч рублей! — чуть не закричала Ира. — Ты знаешь, какие у них бюджеты?! Не могли сделать нормальную площадку!

В сюжете, который вышел вечером в программе «Час пик», «Единая Россия», с ее 5 тысячами и 2 килограммами, была скромно названа партией власти: упоминание партии впрямую могут счесть политической рекламой, а «ТВ2» еще весной, во время местных выборов, получила кучу предупреждений, по поводу которых до сих пор судится. Впрочем, учитывая то количество сарказма, которое звучало в голосе репортера за кадром, счесть это упоминание «ЕР» рекламой даже при большом желании было затруднительно. «Интонация программы — сочувственная по отношению к людям и ироничная по отношению к власти», — гласит кодекс журналиста «Часа пик», висящий в ньюс-рум на самом видном месте.

«Гэллап» и черные списки
В том же кодексе про власть сказано, что она «является источником новостей и, кроме того, иногда способна делать что-нибудь полезное». Отношения телеканала «ТВ2» с местной властью — этот важнейший аспект работы любого СМИ, тем более в провинции, — принято описывать словами «томская аномалия». Аномалия, собственно, заключается в том, что канал «ТВ2» с его профессиональным кодексом до сих пор существует, а не закрыт под каким-нибудь благовидным предлогом, притом что желающих сделать это среди самых влиятельных томских персонажей — масса.

— Говорят, губернатор, когда на него в очередной раз давили из-за нас, сказал: «Пока я здесь, я не дам их закрыть», — рассказывает Юля Мучник. — Хотя мы ему тоже неудобны. Может быть, дело в том, что мы все — томичи. Мэр слушал лекции у моей мамы в мединституте. С губернатором мы знакомы с 1991 года. Действует такое странное слово «неловко»… Закрыть нас будет неловко, и в Томске, как ни странно, это кого-то еще останавливает.

Правда, останавливать стало труднее с тех пор, как в Томск пришел «Гэллап» со своими счетчиками и выяснил, что рейтинг «Часа пик» среди томских зрителей выше, чем даже федеральных «Вестей» и «Времени», хотя с последней программой «Час пик» конкурирует вообще напрямую: они выходят в одно время — в 21.00.

— Раньше мы могли отговариваться тем, что мы маленькие, незаметные и невлиятельные, — искренне переживает Виктор Мучник. — А теперь с этим «Гэллапом» пойди поспорь…

Томские чиновники даже не скрывают, что смотрят «Час пик», а не вполне ручные «Вести — Томск».

— На ГТРК выходят новости, но на самом деле новостями это и назвать-то трудно, — говорит руководитель международного отдела областной администрации Нелли Кречетова, в прошлом замгубернатора по связям с общественностью. — Формальные признаки телевидения есть, а жизни нет. Я и губернатору всегда говорила, что «Вести — Томск» — это сельское телевидение. Там его смотрят, потому что «ТВ2» принимается только в городе. А в городе, конечно, предпочитают именно его.

Но чиновники не только смотрят — они еще и выступают в прямом эфире телеканала, на котором к ним относятся безо всякого подобострастия.

— Мы их приучали, — объясняет Юля Мучник. — Если кто-то несколько раз отказывался прийти, мы переставали его снимать вообще. Однажды операторы даже получили «черный список» — кого не снимать ни на каких совещаниях, мероприятиях и так далее. А чиновники начинают нервничать, если несколько месяцев не видят себя в телевизоре. Им же нужно быть на виду — и для начальства, и для избирателей: выборы все-таки еще есть, а городских чиновников вообще должны знать в лицо, им нужна популярность, поэтому они вынуждены общаться с журналистами.

Бизнес и взаимопомощь
Удивительно, но у «ТВ2» и ГТРК разные не только новости, но даже реклама. Во-первых, на «ТВ2» ее явно больше, во-вторых, среди рекламодателей подразделения канала «Россия» в основном магазины, а у «ТВ2» — все больше банки, агентства недвижимости и прочие атрибуты сытой жизни. Даже социальные ролики, производимые по заказу областной администрации, наводят на размышления: на ГТРК пропагандируют профилактику и лечение артериальной гипертонии, а на «ТВ2» — отказ от абортов. Нужно ли независимое телевидение молодым и состоятельным? Лучше всего про это спрашивать Игоря Иткина, директора компьютерной фирмы «Стек», которая появилась примерно в одно время с «ТВ2» — в начале 90−х, а сейчас насчитывает больше тысячи человек. В 1998 году на директора «Стека», который за год до этого купил на торгах бывшее государственное предприятие — завод «Контур», «наехали» налоговые полицейские. Как выяснилось впоследствии, действовали они по заказу конкурентов, которые хотели по дешевке прибрать «Контур» к рукам и были весьма близки к успеху. А Игорь Иткин был на волосок от того, чтобы оказаться в тюрьме. Двух его сотрудников арестовали за несколько дней до Нового года, самому ему 30 декабря позвонили на мобильный и стали угрожать немедленным арестом, если он не откажется от «Контура». Игорь в это время находился в здании областной администрации — обсуждал свои проблемы с чиновниками. Мобильник, из которого неслись угрозы, он передал по кругу всем присутствующим, после чего кто-то из них сказал: «Надо вызвать телевидение». И позвонил на «ТВ2». Приехавшие несмотря на близость Нового года журналисты записали обращение Игоря Иткина, после чего друзья увезли его за границу, а «ТВ2» начало раскручивать эту историю, поддерживая связь с главным ньюсмейкером по телефону. Провернуть дело по-тихому у конкурентов не получилось. Спустя какое-то время в дело вмешался лично губернатор — налоговая полиция сняла претензии, Игорь вернулся в город и прямо с самолета пришел на прямой эфир в «Час пик».

Спустя девять лет на вопрос, нужно ли независимое телевидение местному бизнесу, он отвечает:

— Во-первых, нужно, а во-вторых, независимого телевидения не бывает.

А «ТВ2», спрашиваю, от кого зависит?

— От власти, безусловно, и от нас — бизнесменов, рекламодателей. Но и мы от него тоже зависим, как и власть. И если этот треугольник равносторонний, когда есть взаимозависимость, а не подчинение, тогда получается хорошее телевидение — такое, как «ТВ2». Это же не просто продукт творчества нескольких людей, это продукт всего Томска: журналисты и зрители воспитывают друг друга.

Что касается пользы, то местное телевидение, оказывается, может пригодиться не только в экстремальных ситуациях. В середине 90−х «ТВ2» познакомило томских бизнесменов друг с другом на передачах «Бизнес-клуб», где предприниматели собирались вместе и обсуждали что-нибудь актуальное. Впоследствии эти встречи вышли за пределы экрана — бизнесмены организовали клуб «Томское собрание», который сейчас активно занимается благотворительностью. Кроме того, городской телеканал нужен Игорю Иткину, который все новости уже давно ищет в интернете (там быстрее), для принятия стратегических бизнес-решений:

— Со временем я понял, что федеральные новости, конечно, важны — состав правительства, например, — потому что от конкретного министра может зависеть, подтвердится ли какой-то заказ. Но это важность оперативная. А с точки зрения стратегии важнее происходящее в социуме, причем с людьми, которые окружают тебя непосредственно: они ведь и есть твои потребители. Бизнесмен должен чувствовать среду, в которой существует.

Страна и город
Когда телевизор смотрят молодые и состоятельные, выигрывают от этого, как правило, все. Весной нынешнего года в этом смогли убедиться несколько десятков томских семей с тяжело больными детьми — когда зрители благотворительного телемарафона, организованного «ТВ2», собрали им деньги на лекарства, лечение и реабилитацию. Жившей в общаге молодой женщине с ребенком, из-за болезни почек нуждавшемся в гемодиализе, собрали, например, деньги на комнату в малосемейке, а руководитель строительной компании, в которую она пришла с этими деньгами, как выяснилось, видел на «ТВ2» сюжет про ее жизнь — и уже за счет компании купил ей двухкомнатную квартиру. Такой марафон под названием «Обыкновенное чудо» теперь будет проходить на «ТВ2» ежегодно, по весне. А с ноября по март телеканал вторгается в жизнь горожан, используя более жизнерадостный повод — организуя турнир по зимнему футболу. Кроме медийной в Томске есть еще одна аномалия — футбольная: город сходит с ума по играющей в премьер-лиге команде «Томь», а основа этого фанатизма — массовое увлечение футболом. Городской телеканал не мог остаться в стороне от этой составляющей жизни горожан — и теперь даже в 40−градусные морозы команды мужчин, детей и женщин гоняют мяч на снегу. Когда-то, еще в советское время, этот турнир придумала молодежная газета «Молодой ленинец» и играли на нем по партийной разнарядке. Но кубок «ТВ2» без всяких разнарядок уже превзошел массовостью советские показатели: в турнире каждый год участвуют по 2–2,5 тыс. человек, по выходным на городских стадионах одновременно проходит до 8 матчей.

— Мы исповедуем идеологию местного, в хорошем смысле провинциального телеканала, — говорит Аркадий Майофис, владелец канала и президент «Томской Медиа Группы». — Это означает, что мы живем одной жизнью с городом и что, даже если у нас в студии какие-то московские гости, с которыми Юля Мучник разговаривает о вселенских проблемах, у этого разговора все равно будет своя, томская интонация.

При этом городское телевидение продолжает существовать в большой стране, где выбирают президентов, меняют правительства, воюют с террористами. Во время обеих чеченских кампаний журналисты «ТВ2» ездили в Чечню. Когда в сентябре 2004 года праздничные мероприятия по случаю 400−летия Томска отменили, потому что в тот день в Беслане штурмовали захваченную боевиками школу, «ТВ2» еще до того, как решение об отмене праздника было принято властями, начало интерактивный опрос томичей на тему: стоит ли сейчас веселиться? По менявшимся в течение дня цифрам видно, как постепенно доходила — и все же дошла — трагедия Беслана до далекого Томска: к последнему, за полчаса до полуночи, выпуску новостей желающие праздновать впервые за день оказались в меньшинстве.

Телевидение и жизнь
Транслирующий на своей частоте передачи «Рен ТВ» «ТВ2» — один из немногих оставшихся региональных телеканалов, которым удалось сохранить собственный бренд. Как правило, местные бренды поглощаются сетями, на частоте которых они вещают. Спросите любого томича, какой канал он смотрит на шестой кнопке, все скажут — СТС, хотя лицензией на самом деле владеет томская телекомпания «Открытое телевидение», транслирующая программы СТС и собственные выпуски новостей. Спросите, что на девяткой кнопке, ответят — ТНТ, хотя и его ретранслирует местная телестанция NTC, и еще несколько лет назад этот бренд был вполне узнаваем. При этом альтернативы сотрудничеству с сетями у местных телекомпаний практически нет: разница в возможностях рекламного рынка Москвы и регионов настолько огромна, что противопоставить центральным каналам собственное производство и программирование не в состоянии ни один региональный телеканал. Первую попытку нарушить эту монополию предпринял недавно владелец екатеринбургского «4−го канала» Игорь Мишин, предложивший региональным компаниям создать синдикат. Если компания становится частью синдиката, она может вещать на своей частоте хоть 24 часа в сутки. Все рекламное время она при этом продает сама, а не делится им с сетью в обмен на предоставляемые той программы. Но пока позволить себе такую роскошь могут только очень крупные телекомпании вроде екатеринбургской «четверки» или красноярского «Афонтово» или, наоборот, совсем маленькие, существующие при муниципалитетах или местных финансовых князьках, для которых телевидение — это не бизнес.

— А что происходит в Америке? — говорит Аркадий Майофис. — Знаменитое «Шоу Опры» — это не сетевой продукт, а синдикативный, показывают его не центральные каналы, а как раз независимые станции. Более того, это шоу было снято по заказу именно таких станций. Вот это — показатель развитости рынка, когда собираются несколько местных игроков и ставят задачи перед продакшн-студией: снимите нам такое шоу для такой-то аудитории. А у нас ни один региональный телеканал не может позволить себе заказать продукт у «Взгляда» или у «АТВ».

Однако двигаться «ТВ2» хочет в этом направлении.

— Если бы мы видели, что способны продавать в разы больше рекламы, чем сейчас, то вступать в синдикат имело бы смысл, — объясняет Майофис. — Но пока это не так. Кроме того, мы понимаем, что у нас просто нет специалистов нужного уровня, чтобы выстраивать сетку, просчитывать запросы аудитории, заниматься контрпрограммированием и прочими вещами, про которые мы сейчас можем совсем не думать. При этом ясно, что именно переход на собственное программирование — следующая ступень развития для таких каналов, как «ТВ2».

Таким образом, развитие независимых региональных станций и их способность противостоять всепоглощающим сетям будет зависеть прежде всего от выравнивания экономических показателей между Москвой и регионами. А от чего зависит собственно интерес к местным новостям?

— Да от этой самой местной жизни и зависит, — говорит Нелли Кречетова из областной администрации. — Обывателям жизнь на соседней улице в принципе интереснее, чем Путин и депутаты. Только вот обывателей у нас нет, среднего класса нет. Слишком многое зависит от Москвы, от федерального центра. Существование конкретного бизнеса может определяться тем, кто станет президентом. Поэтому местные новости меркнут по сравнению с федеральными. Провинция ждет благ от Москвы, а если какой-нибудь особенно умный губернатор захочет стать самостоятельным, то его быстро поставят на место. Вот и нету никакой провинциальной жизни, сильных фигур, собственных интересов. А появится эта жизнь — появятся и интерес к ней, и качественные местные новости.

В общем, поскольку телевидение — это все-таки не абстрактное искусство, а производная жизни, то обсуждать его качество отдельно от качества жизни бессмысленно. Расцвет местного телевидения неизбежен? Лишь в той степени, в какой неизбежен расцвет российских регионов.

Но если предположить, что обстоятельства, в которых существует лучшее региональное телевидение России, — это никакая не аномалия, а, наоборот, самая что ни на есть норма, то получается, что для качественного провинциального телевидения нужно совсем немного: чтобы во всех остальных восьмидесяти с лишним российских регионах появилась умная, адекватная власть, поощряющая развитие бизнеса, обеспечивающего финансовую независимость телекомпаний, и при этом лояльно относящаяся к самим журналистам, которые считали бы ее источником новостей, «иногда способным сделать что-нибудь полезное»…

Подождем.

Анна Рудницкая, "Русский репортер", 1 ноября 2007 
Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования