"Русский репортер" о митинге эмо и готов в Красноярске
24 Июл 2008, 12:54

 

Митинг субкультур

Депутаты от «Единой России», как известно, внесли в Госдуму законопроект о нравственном воспитании молодежи. Закон должен запретить юношам и девушкам появляться в учебных заведениях в необычных прикидах. Это, дескать, неприлично и вводит сверстников в искушение. Красноярские эмо, готы, панки и металлисты отреагировали по-взрослому — провели в центре города разрешенный митинг

В самом центре серого города, посреди огромной серой площади Революции с бессмертным серым Лениным в центре, прямо возле огромной серой глыбы краевой администрации собралась разномастная, разноцветная толпа. Девочки с розовыми челками и в розовых кофточках. Девочки в черных толстовках с капюшонами и драных колготках. Мальчики в драных джинсах и черных футболках с нарисованной краской кровью, а сверху что-то написано готическими буквами.

По периметру площадь окружили серые милиционеры.

— Ну что, много там уже этих уродов? — донеслось до меня из рации ближайшего патруля.

— Собираются, п…сы, — с каким-то нехорошим предвкушением ответил милиционер. Однако в происходящее они не вмешивались: сборище было разрешенным. Неформалы хотели собраться вечером, но разрешение получили только на утро.

«П…сы» сидели под Лениным и в ожидании начала накачивались дешевым пивом. Их набралось уже под две сотни. Даже трудно было представить, что в Красноярске столько неформалов.

— Прикинь, теперь весь город думает, что я — эмо! — то ли переживала, то ли хвасталась девушка с розовой челкой. — Меня ж по телику показали!

Выглядела она действительно так, как, по общему представлению, и должна выглядеть эмо: безумная розовая прическа, куча браслетов, кофточка-сеточка.

Потом я на всякий случай у нее уточнил — она оказалась «представительницей субкультуры фрик» по прозвищу Асая.

— Это стереотип, что готы — за культ смерти, а эмо все время плачут, — объясняла мне симпатичная студентка Ведьмочка с накрашенными черным ногтями. — А внешность и одежда вообще не главное. Главное — это идеология.

— А какая у вас идеология? — попросил я уточнить.

— Готы все время ощущают присутствие смерти. А эмо хотят привлечь к себе внимание безразличного мира.

— Так и я тоже все время чувствую присутствие смерти. Да и против внимания мира не возражаю, — не унимался я.

— Нас все общество не любит. Гопники бьют. Милиционеры забирают, издеваются. Азербайджанцы пальцем показывают: «Фууу, нефор», — жаловалась мне полная девушка по прозвищу Рут. — А парни в техникуме не хотят со мной общаться.

Я подумал, что именно в этом корень ее гражданской активности. И на всякий случай уточнил:

— А ты эмо или гот?

Будь я лет на десять помоложе, ее ответ мог бы повлиять на мое решение, дружить с ней или нет.

— Я па-а-анк! — возмущенно протянула Рут. — А эмо ненавижу. Они все суицидники и тупоголовые. Не понимают радости жизни. А я не собираюсь умирать. Я хочу посмотреть, как моя племяшка в школу пойдет. Хочу посмотреть, какие у меня будут муж и дети.

Теперь все стало понятно. Передо мной были обычные девушки, просто очень юные.

— Вот. В честь моей первой любви, — сунула мне под нос татуировку Асая. На ее руке было вытатуировано имя «Дэн». — Его гопники в Ачинске избили, и он в больнице умер.

Я не знал, что сказать, и невпопад уточнил:

— А татуировка у тебя настоящая?

— Да, у меня все татуировки настоящие, — Асая расстегнула штаны. На животике и лобке красовался сложный, красивый и соблазнительный узор.

— Может, с общества надо начинать? Пусть закон не примут, но любить-то вас не начнут.

— Да, неплохо бы гопников запретить! — помечтала вслух Асая. — Закон против них надо принять.

— Да, убить всех гопников! — подхватил какой-то школьник.

Два пьяных грязных панка достали растяжку «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью».

Я подошел к одному из них. На нем была майка с группой «Пилигрим». Мне трудно было представить неформала, который доб­ровольно надел эту майку: группа создана действующим депутатом-единороссом из Мосгордумы, солидным бизнесменом Анд­реем Ковалевым. В какой-то момент Ковалев неожиданно для всех решил стать металлис­том, чтобы петь для неформалов песни пат­риотического содержания. Получается у него ужасно. Зато вход на все его концерты бесплатный, а для такой аудитории это важно.

— А ты знаешь, что Ковалев из «Единой России», которая и вносит этот закон? — решил я проверить политическую подкованность панка.

— Знаю! Но он не станет голосовать за этот закон. А майку его надел, потому что мне его музыка нравится.

После этого у меня вопросов к нему уже не осталось.

Неожиданно со стороны краевой админист­рации появилась совсем другая молодежь — аккуратные одинаковые девочки и мальчики в футболках «Молодой гвардии». Мне показалось, что сейчас будет драка. Журналисты похватали камеры и побежали к месту встречи двух архетипов. Но произошло неожиданное: самый аккуратный и одинаковый молодо­гвардеец достал мегафон и начал орать: «“Молодая гвардия” против ущемления прав субкультур! “Молодая гвардия” против внесенного в Думу законопроекта!»

— Так это же «Единая Россия» и внесла в Думу этот законопроект, — пристал я к активистке Василисе. Из солидарности с неформалами она надела розовые стринги и золотую шляпку.

— У нас в партии свобода. Думаю, взрослые нас услышат, — отчеканила она. — Мы хотим с неформалами сотрудничать.

— А как?

— Хотим от них инициативу услышать — что они предлагают для развития нашего края.

Мне показалось, что надеется Василиса на это зря. Не для того все здесь собрались. А просто потому, что нравится собираться.

Начался митинг. На ступени, поближе к Ленину, поднялся волосатый парень в потертой джинсовке. Говорил он нескладно, но главная мысль была понятна:

— Все начинается понемногу. Сегодня они решают, что надевать, завтра — что думать!

Он предложил ставить подписи под каким-то обращением против этого закона.

А дождь не унимался и упорно смывал макияж с готических девушек. По их молодым и все равно красивым лицам текли серые ручьи. И готы сдались.

— Ладно, все понятно! Пойдем бухать!

Они разбрелись по окрестным лавочкам, и митинг наконец превратился в обыкновенную тусовку.

Дмитрий Виноградов, корреспондент отдела «Репортаж» журнала «Русский репортер»

 


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования