«Эксперт»: Иркутская агломерация: причины неудачи
29 Дек 2010, 16:52 Проект развития Иркутской агломерации, о котором много говорили в 2007–2008 годах, выглядел одним из самых глубоко проработанных и реалистичных. Но в итоге оказался фактически замороженным. Власти опасаются брать на себя ответственность за его возобновление. Проблемы этого проекта обнажают конфликт между разными подходами к региональному развитию. Проект развития Иркутской агломерации, о котором много говорили в 2007–2008 годах, выглядел одним из самых глубоко проработанных и реалистичных. Но в итоге оказался фактически замороженным. Власти опасаются брать на себя ответственность за его возобновление. Проблемы этого проекта, которые на первый взгляд лежат в политической плоскости, на самом деле гораздо глубже и обнажают конфликт между разными подходами к региональному развитию.

В советских градостроительных школах было не принято говорить о развитии агломераций. Это считалось буржуазной научной практикой. Зато активно исследовались и проектировались территориально-промышленные комплексы (ТПК) — фактически аналоги городских индустриальных агломераций. В их числе был и Иркутско-Черемховский ТПК. С момента строительства рядом с историческим Иркутском индустриального Ангарска в 1951 году и города-спутника Шелехова с заводом по производству алюминия в 1962 году между тремя городами установились интенсивные связи. Развивалась и транспортная система агломерации, складывалась специализация территорий. В конце 90-х появилось понимание того, что необходим комплексный план развития Иркутска, Ангарска и Шелехова.

Мнения разделились

Проект развития Иркутской агломерации стал вновь обсуждаться в экспертных кругах в 2005 году. В мае 2006-го во время выступления тогда еще губернатора Иркутской области Александра Тишанина перед активом области он был назван одним из приоритетных. Минрегион РФ в марте 2007 года объявил развитие городских агломераций приоритетным направлением пространственного развития страны. В конце того же года был создан Фонд регионального развития Иркутской области, который совместно с ведущими российскими консультационными компаниями разработал концепцию развития Иркутской агломерации и схему территориального планирования.


Минрегион объявил развитие городских агломераций приоритетным направлением развития страны

и обозначил опорный каркас, состоящий из четырнадцати городов, в который попал и Иркутск. В концепции долгосрочного развития РФ появились пункты о развитии городских агломераций, что позволило региональным властям надеяться на участие федерального правительства в реализации проектов городского развития.

Разработанная концепция предполагала наличие единого комплексного плана развития нескольких муниципальных образований — городов Иркутска, Ангарска, Шелехова; Ангарского, Шелеховского и Иркутского муниципальных районов. Базовыми проектами являлись развитие единой транспортной и инженерной инфраструктуры, строительство нового аэропорта, индустриальных парков, логистического центра. Предполагалось создание новых подцентров агломерационной системы, притягивающих население — деловых, культурных, торгово¬-развлека¬тельных комплексов и жилых микрорайонов.

Реализация проекта должна была привести к повышению конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности территории, а также развитию единого рынка труда и недвижимости. Проект был представлен органам власти и обществу в декабре 2007 года. При этом мнения по поводу концепции разделились — администрация Иркутской области во главе с губернатором активно поддержала данный проект, позитивно к нему относились в администрациях Ангарска и Шелехова, входящих в агломерацию муниципальных районов. В то же время мэрия Иркутска фактически игнорировала данный проект, а Общественная палата Иркутской области и большинство депутатов Законодательного собрания выступали против его реализации.

Несуществующий термин

Многие эксперты в то время считали, что главной причиной противодействия местных элит проекту стала политическая борьба между областным парламентом и губернатором Александром Тишаниным. Однако более глубокий анализ и практика, имеющаяся в других агломерациях, показывают, что реальные причины противодействия проектам городского развития спрятаны намного глубже, на уровне понимания философии развития у разных поколений.

Первая причина понятийно-правового характера. Термина «агломерация» не существует ни в Градостроительном, ни в Земельном кодексе. Нет его также и в ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления». Соответственно при разработке планировочной и проектной документации возникает множество проблем, которые приходится решать не совсем удачным образом в рамках действующего законодательства.

Вторая причина неудач заключается в сложности межмуниципального взаимодействия. Как правило, органы местного самоуправления с большим трудом идут на создание межмуниципальных органов для решения общих инфраструктурных вопросов — никто не хочет делиться с соседями своими полномочиями. Вопрос же о юридическом объединении муниципалитетов вообще не должен ставиться, так как вызывает крайне негативную реакцию не только у властей, но и у населения. Так произошло в истории с Иркутской агломерацией — изначально губернатор заявил о возможности проведения объединительного референдума, затем его мнение изменилось, но города уже трудно было убедить в том, что объединения не планируется. Такая же ситуация возникла в Чувашии, где референдум по объединению Чебоксар и Новочебоксарска в 2008 году завершился негативно — «за» проголосовало только 38% новочебоксарцев. Как показывает практика, наиболее эффективной формой является заключение между муниципалитетами, входящими в агломерацию, соглашений о сотрудничестве. Именно по этому пути пошли Красноярск и Челябинск, собирается двигаться и Екатеринбург.

Еще одной причиной противодействия масштабным проектам развития на территории агломераций являются интересы игроков на земельном и строительном рынке.


Причиной противодействия проектам развития агломераций стали интересы игроков на земельном и строительном рынке

Для Иркутска эта проблема была особенно актуальна. Обозначенные в схеме территориального планирования новые земельные участки под строительство жилых микрорайонов площадью от 200 000 кв. м фактически меняли весь рынок недвижимости. В случае «распаковки» этих участков цены на жилье могли бы существенно снизиться за счет масштабов строительства и низких административных издержек, и строительные компании Иркутска задействовали весь свой лоббистский ресурс для противодействия проекту. Этим, в частности, можно объяснить позицию мэрии Иркутска в отношении развития агломерации.

И, наконец, главная причина конфликта вокруг агломерационного проекта — сопротивление региональной элиты проектам развития неиндустриального типа. Заявленные правительством и президентом России проекты модернизации основаны на переходе от сырьевой экономики к производству продукции и технологий с высокой долей интеллектуального капитала и нематериальных активов. Модернизация экономики сталкивается с активным сопротивлением сырьевого и старопромышленного лобби, не понимающего сути этих проектов, считающего их «несерьезными».

В советское время функция планирования и управления развитием была жестко централизована. Главным субъектом планирования был Госплан СССР и центральные градостроительные институты. Городские власти не управляли развитием, их главной задачей было поддержание стабильного функционирования городских систем — инженерной и транспортной инфраструктуры, социальной сферы. При планировании «сверху» главными объектами являлись промышленные предприятия, а уже вокруг них выстраивались жилые микрорайоны и инфраструктура жизнеобеспечения. При этом, как правило, все жилищное хозяйство находилось на балансе предприятия. Как справедливо отмечал профессор Вячеслав Глазычев, известный специалист по проблемам урбанизации и городской среды,


Cоветские города, по сути,
являлись промышленными слободами при предприятиях

советские города, по сути, являлись промышленными слободами при предприятиях.

Новые условия и старые подходы

Сегодня ситуация изменилась с точ¬ностью до наоборот. Города конкурируют друг с другом за все виды ресурсов — финансовые, политические, человеческие. Муниципальные власти должны сами определять стратегию развития своих территорий, вести переговоры с инвесторами, думать о конкурентоспособном качестве жизни. В то же время инвесторы следят за инвестиционным климатом в разных городах, условиями получения земельных площадок и подключения к инфраструктурам, налоговым режимом и выбирают те города, где их бизнесу будет лучше. Таким образом, теперь не город развивается вслед за предприятием, а предприятие выбирает уже развитый город.

Управленцы старой формации, составляющие сегодня большинство местных элит, в том числе и в Иркутской области, не хотят, да и не могут понять изменение парадигмы развития. Они продолжают настаивать исключительно на реализации крупных индустриальных проектов. Например, члены Общественной палаты Иркутской области предлагали построить в Ангарске новый газохимический завод-гигант, совершенно не думая об экологической обстановке и других приоритетах городского развития. Проекты развития городской среды для таких людей не являются базовыми — они всегда второстепенны. В то же время все успешно развивающиеся города уже поменяли приоритеты своего развития. На первом месте в них стоит качество жизни, безопасность, развитая городская среда, правильная маркетинговая политика по отношению к инвесторам. И именно такие города будут выигрывать в конкуренции за ресурсы. Поэтому актуальность проекта развития Иркутской агломерации не только сохраняется, она усиливается по мере возрастания конкуренции городов и разворачивания на территории России новой инновационной экономики, которая в городах со старым подходом к управлению не появляется и не живет.

Алексей Козьмин, глава Фонда регионального развития Иркутской области

Материал опубликован в журнале «Эксперт Сибирь» №49 (286) от 20 декабря 2010 года
Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Мнения
Совет Федерации или СИЗО?
Юрий Воробьев
К Хэллоуину-2017 «сладость или гадость» для ряда российских губернаторов окончательно сменилось дилеммой «Совфед или СИЗО?». Ничего только не было понятно по Виктору Ивановичу Назарову. Впрочем, по нему мало что было понятно всю «назаровскую пятилетку» Омской области. «Ничего» вообще можно было сделать девизом этой пятилетки.
© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования
Региональное информационное агентство ВИА (сайт информационного агентства - Тайга.инфо / www.tayga.info), свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС 77 - 47277 от 11.11.2011, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)