Отступать некуда, позади Обь: переселенцы из зоны строительства третьего моста в Новосибирске боятся остаться без жилья (фото и видео)
© Ярослав Власов
27 Фев 2013, 09:24 Несколько лет мэрия Новосибирска не может договориться с собственниками домов, попадающих под снос в зоне третьего моста. Домовладельцев не устраивает предлагаемая компенсация. Они боятся повторить участь жителей московского «Речника» и угрожают пойти, как Валентина Герасимова, на крайние меры. 16 февраля в Новосибирске состоялась стыковка металлоконструкций пролетных строений третьего моста, соединивших правый и левый берега реки Обь. Власти пообещали сдать мост в эксплуатацию в 2014 году. Вместе с тем стройка ведется в районе жилого сектора, который еще не снесен, а в домах до сих пор живут люди.

По словам мэра Владимира Городецкого, городские чиновники испытывают трудности с расселением, а в новосибирских судах в настоящее время ведется 26 разбирательств между мэрией и жильцами, недовольных суммой компенсации за изъятые участки. Из 396 домов, которые должны снести к сдаче моста, расселено около 220.

«Туда газ проведен был года четыре назад, то есть люди связывали свою судьбу с перспективой жизни здесь, конечно, планы их нарушились. Я понимаю неудобства отдельных людей, но ради стратегии города, такого объекта, — выбора нет, как идти только по этому пути», — объяснил мэр Тайге.инфо.

Тайга.инфо побывала в Октябрьском районе Новосибирска, где под снос попадают дома в Камышенских переулках, и узнала, почему местные жители судятся с мэрией.

Дом на краю моста

Из окна уютной кухни дома Светланы Воложаниной открывается прекрасный вид на строящийся мост. Забор на ее огороде помят, за ним — горы серого снега и желтые мостовые пролеты. Ограждение стройки начинается около забора Воложаниной, и желающие без особого труда могут попасть на строительную площадку. Здесь безлюдно, у вагончика брошены детские санки и лопаты, напротив — какие-то цистерны. Внезапно возникший на горизонте человек в робе проходит, не замечая нас.

Стройка должна пройти по домовладению Воложаниной. Ее два дома, расположенные в 10-м Камышенском переулке, общей площадью около 75 кв. метров, с водопроводом и газом, более 10 соток земли, баня, овощехранилище, погреб, газоны, бутовый забор, асфальтированные дорожки и площадки под машины — все недвижимое имущество — должно быть ликвидировано. Хозяйке, прожившей здесь 40 лет, такая перспектива не нравится. Здесь она жила, когда училась, выходила замуж, рожала детей и хоронила мужа. И до самого начала строительства надеялась, что мост будут возводить в другом месте.









Мэрия за имущество, нажитое семьей Воложаниной, предлагает 6 млн рублей — такова оценка ООО «Заря», услугами которой пользуется городская администрация. Женщину эта компенсация не устраивает — постройки и земля, по ее словам, оценены Сибирским региональным центром судебной экспертизы Минюста РФ на сумму около 19 млн рублей. Судью Татьяну Капитаненко, рассматривающую иск мэрии Новосибирска к Светлане Воложаниной, такая разница, кажется, не смущает, как и то, что оценщик мэрии проводит экспертизы, не заходя в дома.

По словам адвоката Леонида Петровского, защищающего интересы Воложаниной в суде, по гражданскому, жилищному и земельному законодательству собственник должен быть уведомлен органом, который изымает имущество, за год до изъятия. Такой срок дается для того, чтобы решить в добровольном порядке все спорные вопросы. Если соглашение не заключается, через год после письменного уведомления мэрия имеет право обратиться в суд с иском.

Воложанина — владелец двух домов из трех на соседних участках, третий принадлежит ее отцу. Женщина рассказала, что на один из ее домов уведомление о грядущем изъятии имущества не приходило, а тот документ, который, как утверждают чиновники, был отправлен, фактически не имеет силы. Уведомление на второй дом оформлено на имя отца Воложаниной, который когда-то был собственником жилья, но теперь им уже не является.

«Собственник не должен ухудшать свое положение тем, что у него принудительно изымается участок. Сумму мэрия должна такую выделить, чтобы он мог купить другой земельный участок»

«Мэрия направила в суд исковое заявление и, получив его, Светлана Геннадьевна узнала, что ей в июле 2010 года вручалось уведомление. Но она его не получала. Подпись не ее. Фамилия у Воложаниной через „О“, уведомление подписано „Волжанина“. Человек, который писал фамилию, не знал, как правильно пишется. В своей же фамилии человек не ошибется никогда», — говорит Леонид Петровский. Кроме того, по словам адвоката, уведомление было неправильно заполнено, а представитель мэрии не смог назвать фамилию почтальона, вручавшего письмо, и предоставить опись вложения в конверт.

Светлана Воложанина в суде просила о проведении почерковедческой экспертизы, чтобы доказать, что письмо она не получала, однако судья Капитаненко ходатайство отклонила. Не удалось домовладелице подать иск и в адрес мэрии. Сейчас она собирается писать обращения в федеральные ведомства. Петровский уверен, что тяжб можно было избежать, если бы мэрия определяла суммы, соответствующие рыночной стоимости изымаемого жилья.

«Земельный участок можно оценить по-разному. Мэрия отправляет отчеты тех компаний, которые проводят оценку по текущему состоянию участка — по тому, как он используется. Закон об оценочной деятельности, который существует в РФ, говорит, что необходимо применять принцип наилучшего использования участка, — поясняет адвокат Петровский. — На участке можно построить многоквартирный дом, значит, стоимость участка будет больше. Собственник не должен ухудшать свое положение тем, что у него принудительно изымается земельный участок. Сумму мэрия должна такую выделить, чтобы он мог спокойно купить квартиру, дом, другой земельный участок. Вот сейчас Светлане Геннадьевне определили в общем 6 млн рублей, и вопрос возникает — а можно купить за 6 млн два участка и два дома? Это нереальная цена, заниженная».

Назад в бараки

Хозяин одного из домов в 8-м Камышенском переулке Алексей Юркин получил инсульт после того, как приставы принесли документы с требованием покинуть жилое помещение. История, случившаяся с этой семьей, возмутила даже тех, у кого нет конфликта с мэрией. Заходим в дом — обычный, одноэтажный, такие строили в 1960-е в СССР. В нескольких комнатах живут пожилая пара и их внучка со своей семьей — мужем и ребенком.

Тамара Юркина встречает нас со слезами: престарелый муж попал в больницу. Хозяйка и ее родственники рассказывают истории других переселенцев — о женщине, съехавшей из-за строительства моста и вскоре скончавшейся от горя, о соседе, вынужденном сменить свой дом с добротным гаражным боксом для «КамАЗов» на полдома.









Сами Юркины когда-то жили в бараке, а четыре с лишним десятка лет назад купили дом в одном из Камышенских переулков. Сейчас их имущество оценено в 2,8 млн рублей, съехать нужно уже в феврале, однако, по их словам, переезжать им некуда. Молодая пара приобрела квартиру в ипотеку, но в строящемся доме. Еще нужно купить какое-то жилье бабушке с дедушкой. Тамара Александровна переживает, что из благоустроенного дома придется вновь переехать в барак.

До последнего времени домовладельцы рассчитывали добиться повышения компенсации, потому что на предоставленную сумму приобрести равноценное жилье или две квартиры для обеих семей невозможно. Аналогичные дома в округе, по словам супруга внучки Юркиных Евгения Первушина, сейчас стоят от 3,5 млн рублей и выше. Минимум, на который они согласны, — 3,8 млн рублей.

«Они [мэрия] посчитали, что это много, и подали на нас в суд, — рассказывает Первушин. — Процесс на суде проходил таким образом: когда мы заходим, там уже заранее всё готово, какие-то ходатайства — всё отклоняется. У судьи заранее готовое решение, что в Октябрьском, что в областном суде. Проходит год, когда мы проиграли все суды, и они начинают всем нормальные деньги давать по тем оценкам, которые мы вначале просили».

По мнению мужчины, адекватные суммы за дома людям выдают «выборочно». Кому-то из соседей выделили 6 млн рублей. Кому-то за полдома размером в половину комнаты, где мы беседуем с Первушиным, дали полноценную однокомнатную квартиру площадью в три раза больше, чем их прежнее жилье.

«Обращались к заместителю Городецкого, он с порога сказал: „Вас, что, выселить, как в Москве выселяли?“ Разговаривают с нами, как с бомжами»

«Дома в одно и то же время строились, одна и та же земля. У них [у соседей] земля стоит 300 тыс. рублей сотка, а у нас 150 тыс. рублей. Квадратный метр у них 40 тыс. рублей, а у нас 30 тыс. рублей», — говорит Тамара Юркина.

Евгений Первушин, впервые столкнувшийся с проблемой оценки недвижимости, за время борьбы за компенсацию пришел к однозначному выводу — единой формулы оценки нет. Зато действует другая формула — «Как договоришься с экспертом, как ему заплатишь, так он и оценит».

Расселением жильцов, как рассказывают жители Камышенских переулков, занимается ГУБО мэрии Новосибирска и в частности, сотрудница управления Надежда Мальцева. «Абсолютно неадекватная женщина, — говорит Первушин, — такое ощущение, что она большую часть жизни на зоне где-то отработала. Разговаривает с нами, как с бомжами».

«Обращались к [Валерию] Жаркову, заместителю Городецкого, он с порога нам сказал: „Вас, что, так же выселить, как в Москве выселяли?“» — добавляет Юркина, которая, по ее словам, уже приготовила емкость с кислотой «для судебных приставов».

Тамара Александровна не сомневается, что сами-то приставы «ни в чем не виноваты», но готова любыми способами защищать свою собственность. Она вспоминает о судьбе пенсионерки Валентины Герасимовой, которая подожгла себя в общественной приемной «Единой России», пытаясь добиться справедливости в конфликте с агентством недвижимости.



Напротив домика Юркиных посреди белого пустыря стоит половина жилого дома. Вторую снесли — мэрии удалось договориться с хозяином. В окнах оставшейся части строения виднеются занавески, на стене — красивая табличка с адресом, ворота заперты, на стук никто не выходит. Одна из внешних стен здания когда-то разъединяла две его половины, соседи утверждают, что власти обещали ее утеплить, но так этого и не сделали. Вокруг домика бульдозер убирает снег, будто расчищая пространство для строителей.

Текст: Яна Долганина
Фото: Ярослав Власов
Видео: Анастасия Кораблева


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования