«Меня наверняка сразили бы снайперы, потому что я люблю быть в гуще жизни»
© Мария Масальцева Вилор Лещенко
«Меня наверняка сразили бы снайперы, потому что я люблю быть в гуще жизни»
23 Июл 2014, 06:37 До 17 августа в «Городском центре изобразительных искусств» на Свердлова, 13 открыта юбилейная выставка Вилора Лещенко. Вилору Александровичу 80 лет, 65 из них он работает фотографом. Тайге.инфо Лещенко рассказал об отношении к преподаванию, цифровым камерам, постановочным снимкам и сотрудникам КГБ. Когда я попробовал, что такое «цифра», — когда не надо сидеть, разводить раствор и при красном свете печатать фотографии, а можно посидеть за компьютером и обработать их, — я просто восхитился. Сейчас я переснимаю свои черно-белые снимки фотоаппаратом, обрабатываю на компьютере и всё. Компьютер чем хорош — я могу убрать то, что мне мешает. На пленочной фотографии я это сделать, к сожалению, не мог никак. А здесь взял и убрал — все провода, например. На моих снимках, на цифровую заснятых, нет проводов. Я делаю это сознательно и с большой любовью.

Провода же к постановке не относятся. Я не виноват, что вот эта карета, где целуется пара, снята на фоне проводов, перемещения троллейбуса и еще каких-то вещей. Я в этом не виноват, но эти провода мешают снимку, и я убрал их, все до одного. И очень чистая, изящная получилась карета, без проводов. Вот наглядный пример, когда они лишние. Или вот, значит, Новониколаевск и Новосибирск — два здания. Здесь тоже куча проводов была, а сейчас вы не видите ни одного. Они мешают восприятию, зачем они нужны? Я убираю только те вещи, которые не играют на снимок. Я не могу убрать то, что нужно по содержанию или еще по чему-то. А то, что мешает, — пожалуйста.

Я убираю те вещи, которые не играют на снимок. Куча проводов была, а сейчас вы не видите ни одного. Они мешают восприятию, зачем они нужны?

У меня американский компьютер фирмы Macintosh, Apple. Настроенный еще самой фирмой, он дает мне безукоризненный результат. Мне ничего не нужно менять абсолютно в цвете, в свете. Там есть даже такой пункт «насыщенность», я могу оставить всё так, как заснял, а могу сделать более насыщенные цвета. Нажимаю на кнопочку и получаю другой снимок. Он более яркий получается. Ну, в случае необходимости, дело такое, житейское. Дело вкуса.

Я обращаю внимание при съемке на людей, которые попадают в кадр. Мне небезразлично, как они выглядят. Чтобы туда не попадали, значит, несуны. Вот я несунов терпеть не могу, ни женщин, ни мужчин, когда что-то несут. Таких я не снимаю. Не снимаю людей с палочками, плохо одетых, явно небрежных. Они у меня не вызывают симпатии. Если я снимаю какой-то вид красивый, и его будут портить эти люди, я подожду пока. Такой у меня подход — не вмешиваться в события, которые происходят, наблюдать и успевать только запечатлевать самые интересные моменты из нашей текущей жизни.

«Если ты снимаешь конфликты и войны, важно иметь хорошее чутьё. Если вдруг перестаёшь бояться, это плохо»»

Во всех жанрах я работаю, есть снимки, даже заснятые, я в больнице когда лежал. Черно-белая фотография в операционной. Было 175 лет железнодорожной больнице — меня попросили сделать снимки. Я был в 17 операционных, был, как они, одет в халат, у меня был только фотоаппарат, и я снимал все эти вещи. Потом, когда смотрели специалисты уже, спрашивают: «А вы никогда медицину?..» Я говорю: «Никогда не снимал». Они говорят: «У вас профессиональные в области медицины снимки, не к чему даже придраться». То есть это сделано на профессиональном с их точки зрения уровне. Это не моя оценка, это оценивали специалисты, которых я снимал.

Я окончил строительный институт в Днепропетровске, и вся моя жизнь и инженерная деятельность была связана с исследовательским институтом по строительству мостов. Рек у нас очень много, мостов строилось в Союзе тоже очень много, и я ездил отрабатывать технологию и организацию на строительстве мостов. Мои перемещения по стране давали мне возможность снимать и кроме мостов что-то — то, что вы сейчас видите.

В советское время была такая фирма — КГБ. Когда я снимал кадры, и даже фильмы приходилось снимать, на тему строительства мостов, то подходили люди, показывали свои красные корочки и спрашивали: «А кто вы и для чего это снимаете?» Особенно в Средней Азии — не на мостах даже, на рынке! — когда я попадался с фотоаппаратом, говорили: «Кто вы, откуда, для чего снимаете?» Я говорю: «Я из другой республики. Я живу в РСФСР, а сейчас — в Узбекистане. Мне интересно в Узбекистане жизнь, обычаи, все прочее. Мне это интересно, я хочу это не только сам увидеть, но и показать своим друзьям, знакомым, прессе». Сворачивали корочки и оставляли. Иногда говорили: «У нас снимать нельзя!» А я говорил: «Я не для себя снимаю, а вот, для фотохроники ТАСС». Они мне: «Ну пожалуйста, снимайте». Таким вот образом.

Иногда говорили: «У нас снимать нельзя!» А я говорил: «Я не для себя, а для фотохроники ТАСС». «Ну пожалуйста, снимайте». Таким вот образом

КГБ очень ревностно относилось к тому, что можно снимать. В отношении фильмов даже — вы же слышали, что запрещали какие-то кадры, которые якобы дискредитировали советский строй. Так что надо было считаться с тем, что, если заснимешь что-то компрометирующее строй, при котором ты живешь, то встреча с КГБ ничего хорошего не принесет. Сейчас такого нет, слава богу. Никто ко мне никогда не подходил и не спрашивал, кто вы, зачем вы, для чего снимаете. Это мне нравится.

Когда мне сказали, что на моей выставке будет 60 работ только, я подумал, что лучше откажусь, потому что в 60 работах мне нечего показать. Потом сказали, что подвезут рамки и будет больше ста работ, и тогда я согласился. Но, даже при наличии этих 132 снимков, я мог бы сделать и 332, и я уверяю вас, что работы, которые были бы на них, не уступали бы по, так сказать, содержанию и по всему. Ну, потому что я всю жизнь этим занимаюсь, увлекаюсь, вот это интересно.

Я хочу сказать, что никто в Советском Союзе не ожидал, что будет первый советский путч (август 1991 года, — прим. Тайги.инфо). У меня серия была из 80 работ, на следующий год после путча демонстрировалась в ГПНТБ. Вот я отобрал для этой выставки около десятка работ, трудно было отбирать — все кадры интересные, все представляют интерес, каждый по-своему. Но отобрал с главными действующими лицами — Горбачевым и Ельциным. Наглядный пример, когда пришлось резать по душе, из такого количества работ выбирать, отбрасывать снимки, которые, в общем-то, не следует отбрасывать. Но я не виноват, что мне дали такое тесное для моего количества работ помещение. Если бы дали раза в два больше, оно и было бы не хуже, чем сейчас.

«Жаль, что у ребят сейчас нет такой воспитательной функции, когда заряжено 36 кадров, и будь добр в них уложиться»

Преподавательская деятельность относится к другой несколько области. Это не моя область. Я расположен скорее к творческой работе, чем к преподаванию. Есть преподаватели, а есть творческие люди, которые не преподают, а сами показывают, на что они способны в своем творчестве. Не лежит душа, не умею я так преподавать, как могу сам заснять и показать, что умею делать. У нас фотоклуб есть при дворце культуры Горького, мы в течение всего года — кроме летних месяцев, конечно, — собираемся, и все приносят свои снимки периодически, показывают, обсуждают. Каждый показывает своё. Я со своей этой выставки очень много туда принес.

Если бы все снимали одинаково, такая жизнь была бы, наверное, скучная. Один снимает одно, другой — другое. Одним нравится чернуха, показывать нашу жизнь с черной стороны, а мне это не нравится. Ни одного снимка чернухи вы здесь не видите, это не моя область, я это не приемлю, не люблю. И я счастлив, что не побывал на втором советском путче (октябрь 1993 года, — прим. Тайги.инфо) — тогда стреляли, тогда убивали ни в чем неповинных людей, и я наверняка бы не вернулся, меня наверняка сразили бы пулей снайперы. Потому что я люблю снимать жизнь такой, какая она есть, и быть в гуще этой жизни.

Работа на корзинку — это неинтересно. Если не можешь показать снимок кому-то, кроме семьи и близких, это бесполезные съемки совершенно

Каждый зритель в меру своей испорченности должен сам... Ну, не может всем одно нравиться. Взять десять человек, очень опытных фотографов, не каких-нибудь любителей, профессионалов, и дать им заснять наш город, — и они не принесут одинаковые снимки. Потому что у каждого свое видение, и это правильно. Вкусы людей отличаются друг от друга. И разнообразие вкусов — это слава богу, дай бог, чтобы нескучно было. А то все будут одеты в одинаковой одежде, у всех одинаковые снимки... Нет, это скукотища, это неинтересно!

Надо, прежде всего, любить свое дело и знать, для чего ты снимаешь. Если ты снимаешь просто для семейной хроники, это имеет право на существование, это один вид съемки. Если снимаешь фотографии, которые будешь смотреть не только ты, твои друзья и близкие, а кому-то еще ты их покажешь — это уже другой подход. Нужно считаться с тем, что будут люди с разными вкусами, в том числе причем и профессионалы своего дела. Так что нужно что-то такое, чтобы каждому было на что взглянуть и что сказать по отношению к этому снимку.

Фотография на века запечатлевает ту жизнь, которой мы сейчас живем. Поколения, в дальнейшем которые будут, смогут потом посмотреть и сказать: «Вот, история была, вот снимки жизни тех лет». По-моему, это очень хорошо. А иначе не имеет смысла снимать. Работа на корзинку — это неинтересно. Если ты не можешь прийти и показать снимок кому-то, кроме своей семьи и близких, это, по-моему,  бесполезные съемки совершенно, никому и ни для чего не нужные.

Если душа не лежит к этому делу, то вы лучше займитесь чем-нибудь другим. Не одна же только фотография существует. Существует живопись. Женщины вышивают вот. В том зале колоссальные вышивки, я даже не мог подозревать, что можно так. Много способов есть приложить свои творческие силы.

Подготовили Анастасия Кораблёва и Мария Масальцева


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования