Транзит режима
© gaidar.center. Владимир Путин
Транзит режима
07 Июл 2017, 12:00 Самый здоровый процесс, который сейчас идет в России — рост гражданского общества в городах. Федеральный центр хотел бы удержать прошлое — безгласные и безропотные регионы, берущие на себя много обязательств. Но при усиливающейся конкуренции и влиянии сообществ будет всё сложнее объяснять, почему налоги нужно отдавать в Москву.

Руководитель аналитического отдела Тайги.инфо Алексей Мазур о сценариях смены власти в России и перспективах местных сообществ активистов.

Стало общим местом утверждение созданная в России политическая система не может обеспечить развитие страны. В лучшем случае стабильность. Такова природа сложившегося неофеодализма.

Никто не понимает, будет ли в обозримом будущем происходить транзит режима. И если будет то куда? Между тем, транзит этот уже идет. Только не там, куда обращены взоры наблюдателей и исследователей.

Все увлечены войной кремлевских башень, противостоянием Кириенко и Володина, результатами выборов в Госдуму. Но чтобы понять, как будет происходить транзит режима, смотреть нужно не вверх, а вниз.

Неофеодализм прошел в своем развитии несколько фаз от феодальной раздробленности времен Ельцина до абсолютной монархии последних лет. Но даже в фазе абсолютизма неофеодализм не сумел (или не захотел) отказаться от своей природы (вассальная зависимость крупных чиновников и бизнесменов от коррумпированных кланов).

Проблема в том, что при смене природы на демократию или меритократию под угрозой окажутся практически все влиятельные ныне участники политической системы. Если в государстве действуют какие-то объективные механизмы отбора чиновников (и функционирования бизнеса) то не может быть среди членов правительства и списка Forbes такой концентрации людей, служивших в одних учреждениях, учившихся в одних вузах и живших в одном дачном кооперативе.

То есть, умом вы может и понимаете, что надо что-то менять. Но для этого придется пожертвовать кем-то из друзей и соратников. Поэтому пока будем лечить гангрену компрессами.

Три ножки системы

Политическая система в нынешнем виде сложилась при действии трех важных факторов.

1. С 1999 года по 2012-й шел непрерывный экономический рост, с небольшим сбоем в 20082009 годах. Этот рост позволял не только удовлетворять возрастающие аппетиты участников неофеодальной системы (напомню, что в нее входят участники политической системы, но не входит большинство жителей крупных городов), но и делиться с народом.

2. С 1999 года по нынешнее время сохранялся чрезвычайно высокий рейтинг президента (Владимира Путина). В предыдущий период неофеодализм существовал при низком рейтинге главы (Бориса Ельцина). А в то время, когда у Ельцина был высокий рейтинг (19901991-й), неофеодализм еще не сформировался. Время его формирования где-то 19931996 годы (второй избирательный цикл в современной России, когда идейное голосование спало, на его место пришли пиар и подкуп, а также сформировалась экономика рейдерства).

3. С 1998 по 2009 годы, примерно, в России практически отсутствовала гражданская активность населения.

К чему это привело на практике? Неофеодалы получали легитимность на выборах с низкой явкой, на которых решающую роль играли административный ресурс, пиар и скупка голосов. А система в целом получала свою легитимность через высокий рейтинг Путина, который подтверждался на крупных федеральных выборах. Вспомним «План Путина» в 2007 году, содержания которого никто не знал. Между народом (основной массой населения) и политической системой существовала непрозрачная стена. Люди не знали, что и как происходит за бутафорскими декорациями.

Легитимность Путина (и федерального центра) оказалась несопоставимо выше, чем у региональных баронов, потому они легко были подчинены. И даже вовсе лишены легитимности (отмена выборов губернаторов и мэров).

Эррозия

Начиная с 2011 года, «ножки» системы начали слабеть.

Возросла активность населения. Протест против нечестных выборов в 2011 году только видимая часть айсберга. На деле к тому времени в регионах возникало все больше и больше гражданских движений от автомобилистов до родителей за детские сады. В этот период бурно росли волонтерские и благотворительные организации, что тоже свидетельствует о начавшемся пробуждении российского общества.

Это не привело пока к перерождению неофеодальной системы в демократическую. Для такого перерождения необходимо возникновение политической силы, способной опрокидывать на вырождающихся выборах любую из системных партий. Примерно, как это произошло во Франции. Такой политической силы пока нет как по причине сопротивления системы, так и из-за внутренних сложностей оппозиции.

134853 Россия будущего: реформа управления

Но зато появляющееся гражданское общество стало новым игроком на рынке неофеодального ресурса (обобщенные власть и деньги). Неофеодализм вынужден идти на уступки гражданскому обществу, и эти уступки далеко не символические. Например, отмена роста тарифов ЖКХ на 15% в Новосибирске это сумма порядка 1 млрд рублей. Легко можно высчитать, что каждый участник новосибирских митингов протеста «отжал» у неофеодальной системы порядка 100 тыс. рублей. И это далеко не рекорд. Рекорд принадлежит, наверно, РДДДО сравнительно малочисленное движение родителей, требовавших мест в детских садах, «развернуло» десятки, если не сотни миллиардов бюджетных рублей на строительство детских садов по всей стране.

Экономический кризис. Как было понятно немногим еще в 2009-м, в России начался системный экономический кризис. Некоторое время российская экономика колебалась вместе с мировой, но с 2013 в России прекратился экономический рост. Еще была высокая нефть, еще не было санкций. Дальше, как мы знаем, стало еще хуже.

Не будем останавливаться на причинах кризиса (сюрприз они в неофеодальной системе управления), посмотрим на его следствия для политической системы.

Так как общий рентный пирог резко уменьшился, а аппетиты остались, резко возросло давление внутри системы. Это приводит к нарастающей борьбе кланов. Посмотрите, как «настоящий Игорь Иванович» жрет своих оппонентов одного за другим. Уже один этот фактор сам по себе несет нешуточные риски люди, оказавшиеся перед перспективой потерять завтра все, могут сегодня решиться на очень неординарные действия. Например перевернуть шахматную доску (смотри «Игру престолов»).

Но есть другое, не менее важное следствие неофеодалы все чаще нарушают негласный запрет на чрезмерные поборы с населения. Ведь население, по факту, сегодня осталось чуть ли не единственным ресурсом, который еще можно стричь.

Возникают все более и более изощренные схемы. В целом выглядят они так: «Смотрите, какое безобразие у нас творится в такой-то сфере. Давайте наведем наконец порядок. А для этого поменяем законодательство, обяжем закупить сертифицированное оборудование (завод по производству принадлежит правильным людям), обяжем работать через лицензированные организации (лицензии будут раздавать правильные люди), и станет у нас как в цивилизованных странах». И вот все предприниматели по всей стране срочно меняют кассовые аппараты, полигоны с отходами во всех городах объявили «вне закона» (а для острастки пугают Балашихой), мусор теперь надо обязательно сортировать (хотя нет мощностей по переработке). Дальнобойщиков обложили «Платоном», чтобы на собранные с них деньги построить в Новосибирске ненужный платный мост. Концессии плодятся, как грибы, а вокруг остатков будущего бюджета (текущий уже выдоен насухо) вьются стаи потенциальных концессионеров. Ну и конечно, тарифы ЖКХ.

Каждая отдельная схема кажется ее изобретателям верхом изящества и способом добычи денег из воздуха. Но в реальности это все ложится на население. Каждый день расходов все больше, а доходы не растут. И начинаются сбои то там недовольство полыхнет, то здесь.

Рейтинг Путина. К 2011 году он понизился с заоблачных 80% до 60% (что тоже очень высокий показатель), но потом произошло присоединение Крыма и волна мобилизации. С одной стороны эта мобилизация сплотила грызущуюся элиту, с другой обеспечила снова взлет рейтинга до 80%. Сейчас эта единственная «ножка», сохранившая прочность. Что же будет, когда (или «если») рейтинг Путина тоже упадет?


Система строится снизу вверх

Путинская система была выстроена в России в большинстве регионов еще до Путина. Это означает, что она вовсе не путинская, а носит объективный характер.

Точно так же сегодня разморозка происходит в крупных мегаполисах вроде Новосибирска и Екатеринбурга. Если брать за модель политической системы внутрирегиональную политику, отбросив федеральные сюжеты, то мы видим следующее.

Непопулярным губернаторам все тяжелее обеспечивать политическое единство. Недовольство снизу заставляет системных игроков работать с этим недовольством и отчасти его выражать. В Новосибирске мэр и губернатор из разных политических партий. Депутаты заксобрания позволяют себе критиковать губернатора и требовать отставки его министров. И тот вынужден идти на уступки. Навязываемые концессии встречают все нарастающее сопротивление. Отчасти из-за недовольства населения, отчасти из-за желания участников политической системы самим поучаствовать в концессиях.

133899 Слепой везет незрячего: доклад о транспорте

Несистемные игроки оказывают на политическую систему все возрастающее влияние. Сегодня в Новосибирске сложно сказать, чье влияние на принятие решений выше у условных «депутатов» или условных «общественников». Эти два множества уже стали пересекающимися (чего не было в стабильные» годы). А системные игроки все больше выходят за пределы системы.

То есть, основной тренд при разморозке режима неофеодализм из состояния абсолютизма скатывается обратно в феодальную раздробленность. По мере падения легитимности центра становятся более самостоятельными бароны, а межклановая борьба, загнанная «под ковер», снова все больше и больше выходит в публичную плоскость.

Но все же это не примитивный возврат в 90-е. Есть два очень важных отличия.

Первое появились зачатки гражданского общества, причем основанного на понимании своих интересов и способности за них бороться. В начале 90-х годов общественные движения базировались на фантомах. «Патриоты», «демократы» и «коммунисты» боролись друг с другом, но это не имело никакого отношения к реально происходящим процессам. А в реально происходящих процессах верх брали коррупционеры, которые, как хамелеоны, принимали ту раскраску, которая была выгодна. Сегодня они патриоты, в 90-х были демократами, а до того носили партбилет КПСС в кармане.

Федеральные информационные волны, казалось бы, полностью определяют политический ландшафт России. Борьба за честные выборы, Крым и Новороссия, православные активисты, штабы Навального и так далее. Но из-под этих волн все сильнее прорастают местные сообщества автомобилисты, экологи, коммунальные активисты, урбанисты и так далее. Не знаю, как в России в целом, но в Новосибирске люди, имеющие разные взгляды по федеральной повестке могут договариваться и действовать совместно по повестке местной. Это вселяет некоторую надежду.

Второе отличие от 90-х накопилась репутация. В начале 90-х люди выскакивали ниоткуда. Вчерашний завлаб становился депутатом Госдумы только потому, что красиво выступил на митинге. Каковы его личные качества, насколько он держит слово и насколько держит удар, никто не знал. Да и знать не мог, потому что не было еще настоящей политической жизни, со всеми ее испытаниями и соблазнами.

Сегодня более или менее известно, кто чего стоит. Кто был у дракона первым учеником, а кто последним, кто до какой степени подлости доходил. Репутация перестала быть пустым звуком, и этого не понимают либо самые отмороженные, либо самые глупые.

Что будет дальше?

Наверно, в царской России начала 20-го века можно было найти много положительных тенденций, которые позволяли надеяться на просвещенное и благополучное будущее. Но все накрылось медным тазом.

Постепенный рост гражданского общество снизу, обретение им субъектности и отжатие им политического пространства у неофеодальной системы (а то и вовсе смена правил игры в политике) был бы оптимальным вариантом. Мы к нему еще вернемся, а сначала рассмотрим более радикальные. Но увы, не менее реальные.

«Цветная революция»

Генштаб всегда готовится к прошлой войне. Этому правилу следуют и российская власть, и российская оппозиция. «Прошлая война» это и Майдан, и наши собственные 1991-й и 1993-й. Власть крепит ряды, выстраивает силовые структуры и плодит условных «Наших». Оппозиция ходит на митинги, рассчитывая, что в очередной раз количество людей на митингах перерастет некое символическое значение, после которого власть разбежится сама.

133526 Конец либерализма

Власть не помнит, что проблема СССР была не в том, что не хватало силовых структур, а в том, что даже сотрудники этих структур не понимали, что и зачем они должны защищать. Оппозиция не очень осознает тот факт, что кроме массового митинга нужна еще поддержка людей в разных городах и регионах, нужно минимальное представление а что же делать на следующий день. В целом наличие крайне негативного исторического опыта (именно 90-е, а вовсе не последствия Майдана) делает цветную революцию в ее классическом варианте маловероятной.

Но маятник «митинги-репрессии» может качаться еще довольно долго, а ожесточенность борьбы нарастать.

Навальный

Алексей Навальный добился несомненного политического успеха. Если раньше был мем «если не Путин, то кто», то сегодня так же можно говорить про оппозицию: «если не Навальный, то кто?»

В силу инфантильности нашего общественного сознания в России высок запрос на доброго царя. Рецепт решения всех проблем возвести на трон хорошего царя, а он уже эти проблемы порешает. Для большинства россиян роль доброго царя исполняет Путин (кто сомневается пересмотрите любую из прямых линий с президентом). Для тех, кто недоволен Путиным, нишу доброго царя готов занять Навальный.

По этому поводу довольно смешно слушать упреки в адрес Навального со стороны «истинных демократов». «Он авторитарен», «он не будет развивать демократию», «это будет Путин-2». Все это зависит не от Навального, а от нас. Навальный хороший политик, который пытается удовлетворить имеющийся политический спрос. Этот спрос в России носит патерналисткий характер. Чтобы изменить ситуацию, надо работать с народом и гражданским обществом, а не предъявлять претензии Навальному.

Но вернемся к прогнозам. Сам по себе Навальный со своими штабами не опрокинет «вертикаль власти». Но он уже занял такую позицию, которая позволит ему участвовать в политической борьбе на самом высоком уровне в случае ослабления вертикали. Как показывает пример Франции 19-го века, после крушения Наполеона III во власти остались широко представлены как республиканцы (аналог российских демократов), так и монархисты. Монархистов было даже больше, но часть из них была за Бурбонов (аналог российских националистов), а часть за Бонапартов (аналог российских путинистов). Все аналогии очень схематичные. Скорее всего чистой победы и полного переворота, о котором мечтают оппозиционеры, не будет. Может это и хорошо.

Если же Навальный все же станет президентом (сейчас совершенно непонятно, как именно это может произойти), то возможно повторение судьбы Михаила Саакашвили в Грузии. В чем-то удачные реформы, в чем-то неудачные, где-то наломает дров, очарование сменится разочарованием.

Рост снизу

Самый здоровый процесс, который сейчас идет рост гражданского общества в городах. Сначала в виде возникновения местных сообществ, появления субъектности и отжатия части ресурса и полномочий у неофеодальной системы. Потом в смене правил политической игры. Депутаты перестают быть собственниками купленного мандата, а становятся реальными представителями избирателей. Сейчас это кажется какой-то фантастикой, но, по моим ощущениям, мы стоим где-то на пороге фазового перехода.

133190 Император и бароны: чему учит разоблачение Медведева

Дальше вступление в процесс бесконечных переговоров с федеральным центром. Он, конечно, всегда будет стремиться к вчерашнему идеальному состоянию безгласые и безропотные регионы, берущие на себя все больше обязательств. Но в реальной политике все строится на компромиссах. При усиливающейся конкуренции и наличии гражданского контроля в регионах все сложнее будет объяснять почему налоги нужно собирать в Москву и оттуда распределять.

Конечно, есть свои риски у этого пути. Например сползания в популизм. Пока идет процесс отжатия ресурса у неофеодальной системы, можно не вдаваться в сложности. Мы не хотим платить больше, вот и всё. Но в какой-томомент выяснится, что трубы действительно прогнили, и их нужно ремонтировать. И что денег на очередное повышение зарплаты нет.

Создание массовой оппозиционной партии

К этому сейчас наиболее близок Навальный. По количеству активных сторонников он превосходит любую российскую партию, включая все системные.

Однако штабы Навального не являются современной партией по целому ряду показателей. У них нет какой-либо определенной программы кроме «Навального в президенты, а дальше он разберется» и борьбы с коррупцией. У них нет региональной повестки дня. Волонтеров штаба Навального в Новосибирске волнуют «дворцы премьера», а не «дворцы губернатора». Нет системы согласования интересов и коллективного принятия решений. По сути, они построены по самой примитивной схеме «лидер и его сторонники». Пока что эта схема оказалась самой эффективной, что не очень хорошо говорит о состоянии гражданского общества в России.

Массовая политическая партия может строиться на двух основаниях.

Первое система согласования интересов сообществ активистов.

Второе выработка некого консенсуса по поводу развития страны. Это зона ответственности российских экспертов и интеллектуалов. Пока они не очень справляются.

Но я бы призвал вспомнить тезис Дэн Сяопина: «Переходя реку, надо ощупывать камни под ногами». Если по каким-то проблемам есть разные рецепты решений, давайте опробуем их все, кроме самых безумных, в разных регионах и посмотрим, что работает, а что нет.

Не нужно ставить эксперимент на всей стране, не отмерив семь раз.

Также можно сильно улучшить федеральную бюрократию, внедрив в нее контролируемую конкуренцию. Об этом я уже писал.

Алексей Мазур

Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования