Пять вопросов Алексея Мазура к сторонникам бойкота выборов

© Анастасия Кораблева
Пять вопросов Алексея Мазура к сторонникам бойкота выборов
17 Янв 2018, 11:17 Вот уже две недели в среде оппозиции идет спор — нужно ли бойкотировать выборы. От «радикальных демократов» можно легко услышать безапелляционные утверждения вроде «кто пойдет голосовать, тот поддержит Путина». Меня смущает и сам рецепт борьбы с авторитаризмом в виде бойкота выборов, и способ его «прописывания».

Политика — искусство возможного. В чём цель бойкота? Единственная эффективная цель, которая может быть достигнута даже не бойкотом, а его угрозой — это регистрация Навального на выборах. Похоже, что эта цель не достигнута (остались ещё апелляции в Конституционный cуд РФ и в ЕСПЧ, но вряд ли они что изменят). Администрация президента не испугалась бойкота, а зная её методы работы, я уверен, что перед этим были проведены и фокус-группы и социологические опросы.

Если мы, люди, считающие себя оппозицией, боремся за демократизацию режима, то хотелось бы, чтобы эта борьба опиралась на реалистичную оценку ситуации. Понятно, что уровня изучения ситуации как у АП оппозиция достичь не может, но хотя бы что-нибудь. Где социологические выкладки по бойкоту? Где сравнение двух тактик («бойкот» против «голосуй за любого кандидата кроме Путина»)? Ссылок на такие исследования сторонники бойкота не приводят. Возможно, их нет.

Где социологические выкладки по бойкоту? Где сравнение двух тактик («бойкот» против «голосуй за любого кандидата кроме Путина»)?

Ок. Во сколько оценивают эффективность призывов к бойкоту его сторонники? Простой вопрос — сколько у вас процентов избирателей, которые готовы присоединиться к бойкоту? Можно, конечно, смело сказать «сорок процентов» — столько людей стабильно не ходит на президентские выборы и без бойкота.

Но сколько — дополнительно? Думаю, самая смелая оценка «сверху» — это 10%. Напомню, что примерно столько составила аудитория самого популярного видео ФБК «Он вам не Димон». А его смотрели далеко не только сторонники Навального. 10% выглядит неплохо, но прямо скажем — не смертельно для режима. Ну будет явка на выборах 50%, и что — режим тут же обвалится? Ха-ха.

Беда состоит в том, что эти 10% во многом пересекаются с теми 40%, которые на выборы и так не ходят. Сила и достоинство Навального как политика в том числе и в том, что он сумел вытащить в политику аполитичных ранее людей.

Бойкот приведет в основном к тому, что на выборы не пойдут те, кто и так бы не пошел. Неучастие Навального в выборах приведет к тому, что явка не повысится. Но не обвалится. Или обвалится не из-за этого.

Следующий вопрос. А в чем собственно план? Бойкот предполагает, что Кремлю «станет больно» и он пойдет на уступки? Попробуем просчитать на два хода вперёд. Кремль не пошёл на уступки — что дальше? Хотелось бы послушать сторонников бойкота.

Рискну предположить что план — напугать Кремль «делегитимизацией» режима. Мол, изберут Путина президентом, но царь-то будет ненастоящий. Ну и призрак майдана, революции и так далее. Как любая дипломатия есть скрытая угроза войной, так и российская политика есть скрытая угроза революцией. Проблема в том, что аналог революции в России — это ядерная война в международной политике. Эта вещь хорошо работает, России (да и КНДР) прощается многое, чего не прощалось бы другим. Но для такой игры нужно иметь ядерный арсенал. Готовы сторонники Навального к революции, уличному противостоянию, реальной стрельбе со стороны Росгвардии? Думаю, что не только не готовы, но и активно этого не хотят. Угроза «ядерной кнопкой» не работает, если оппонент не верит в вашу готовность на неё нажать. А уж тем более, если он знает, что кроме кнопки ничего нет.

Угроза «ядерной кнопкой» не работает, если оппонент не верит в вашу готовность на неё нажать

Да даже для «делегитимизации» режима и выборов бойкот — далеко не лучшая тактика. Путин получит свои голоса, что с бойкотом, что без — речь ведь идет только о голосах его противников. Про каждый голос, отданный за Грудинина, Явлинского, Собчак, Жириновского можно уверенно сказать — это голос против Путина. А про непришедших на выборы этого сказать нельзя. Среди них будет много сторонников Путина, которые не пришли на выборы потому, что уверены в его победе. Другие не придут, потому что им всё равно.

Если смотреть в будущее, в «после Путина», то становится очевидно — для выживания и развития России жизненно будут необходимы общественные и социальные инструменты. Последнее время произошла последовательная порча таких институтов. Практически уничтожены или неисправимо испорчены независимость суда, политические партии, профсоюзы, парламентаризм как таковой, СМИ. Эти институты, по-видимому, придется просто-напросто создавать заново. Справедливости ради, многие из них не на совести Путина — они так и не появились после падения советской власти.

Но выборы были созданы. Худо-бедно на них случалась и конкуренция, и честный подсчет голосов. И, хотя и с тем и с другим всё хуже и хуже, но пока ещё выборы в зоне возможной реанимации.

Бойкот означает отказ от выборов, признания их «совсем умершими». Ок, предположим большинство россиян перестанет ходить на выборы. Дальше что? А дальше — выборы исчезают, как способ политической борьбы. Они полностью определяются административными ресурсом и провластным электоратом.

Какие способы политической борьбы остаются, в случае «смерти выборов»? Поправьте меня, но я вижу только два варианта. Либо уличное противостояние, либо экономическое — в виде забастовок. О чем мы вообще говорим — современный российский пролетариат не способен организовать забастовку даже в случае невыплаты зарплат месяцами. Вот в Новосибирске строители залазят на башенный кран и оттуда требуют выдать им зарплату.

Нынешняя Госдума избрана с такой низкой явкой, какую никакой бойкот не добьётся

Ещё по поводу «делегитимизации». В 2011 году со множеством нарушений на выборах была избрана Госдума. Тогда, кстати, сработал лозунг «голосуй за любую партию кроме ЕР». Прошли многотысячные митинги против нечестных выборов, на митингах Госдума была признана нелегитимной, и было выдвинуто требование её переизбрания. И что? Нелегитимная Госдума проработала пять лет, напринимала кучу отвратительных законов. 

Что дала её «нелигитимность»? Да ничего. Нынешняя Госдума избрана с такой низкой явкой, какую никакой бойкот не добьётся — но исправно выполняет функцию суррогата парламента.

Если мы заглянем поглубже в нашу современную историю, то увидим что в 1993 году совершенно нелегитимно была принята Конституция (президент не имел права распускать Верховный Совет и назначать референдум, а на референдуме, предположительно, не было требуемой явки в 50%). А в 1996 году, предположительно, во втором туре победил Зюганов, а не Ельцин, что не помешало последнему проправить ещё три года и успешно провести операцию «преемник».

Нелегитимность институтов власти не даёт ничего, если им не противопоставляются более легитимные институты. В 1991 нелегитимному ГКЧП противостоял более легитимный Верховный Совет РСФСР. А что сейчас предлагается — противостояние вертикали власти и пустоты? Может, вертикаль рано или поздно и проиграет в таком противостоянии. Тогда нас ждет просто хаос после её обрушения. Не хотелось бы.

Выдвижение Грудинина это «сценарий» АП или «разморозка» КПРФ? А если даже и «сценарий» — не ошибочен ли он?

Как показывает исторический опыт, трансформация авторитарных режимов начинается с «разморозки». Партии-сателлиты вдруг «отмораживаются» и вступают в реальную конкуренцию, внутри партии власти начинается разброд и шатание, поднимает голову задавленное местное самоуправление. Но для всего этого нужно, чтобы «системные политики» рассчитывали на протестный электорат — тогда у них будет стимул к «разморозке». Увод протестного электората в бойкот лишает их такого стимула.

Есть ещё один вопрос. Выдвижение Грудинина это «сценарий» АП или «разморозка» КПРФ? А если даже и «сценарий» — не является ли он ошибкой? Мне неясен ответ на этот вопрос. Если сторонники бойкота что-то достоверно знают — неплохо было бы поделиться этим знанием.

Но вот что я знаю достоверно. Система сегодня «заточена» против Навального и условных «прозападников». Охранительная идеология выработана, этот политический сегмент ошельмован. Гипотетическое избрание Навального президентом весьма вероятно было бы связано с эксцессами разной степени разрушительности и расколом в обществе. Но всё это не работает в случае с Грудининым. Прежде чем бойкотировать, надо бы однозначно ответить на вопрос — есть ли хоть небольшой шанс на выход Грудинина во второй тур?

У меня нет ответов на эти вопросы. Если они есть у сторонников бойкота, хорошо было бы их озвучить.

Алексей Мазур

Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2018
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования
Региональное информационное агентство ВИА (сайт информационного агентства - Тайга.инфо / www.tayga.info), свидетельство о регистрации СМИ ИА №ФС 77 - 47277 от 11.11.2011, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор)