Защита Миронова продолжает настаивать, что он не оскорблял всех евреев
26 Сен 2007, 10:58 25 сентября 2007 года состоялось очередное заседание суда по делу экс-министра печати Бориса Миронова, обвиняемого в распространении антисемитских материалов в ходе избирательной кампании на пост губернатора Новосибирской области в 2003 году.

25 сентября 2007 года состоялось очередное заседание суда по делу экс-министра печати Бориса Миронова, обвиняемого в распространении антисемитских материалов в ходе избирательной кампании на пост губернатора Новосибирской области в 2003 году.

На этот раз для заседания суда была выделена другой зал, с меньшим числом сидячих мест. На входе в здание Центрального районного суда Новосибирска стоял «заслон» судебных приставов, через которых на заседание по Миронову пускали выборочно. Журналистов, впрочем, пускали.

В самом зале напротив того места, где располагается судья, сидели Борис Миронов, Дмитрий Рогозин, выступающий в качестве его общественного защитника, и адвокат Миронова. Дмитрий Рогозин был одет по-ковбойски – джинсы и короткая кожаная курточка.

Судья и прокурор где-то задерживались. Дмитрий Рогозин читал газету, которую ему, видимо, дал Борис Миронов, с заголовками «Речь Ивана Миронова на заседании Басманного суда» и «Иван Миронов: «Это демонстративная месть» - как уже сообщала Тайга.info, сын Бориса Миронова Иван Миронов проходит в качестве обвиняемого по делу о покушении на Анатолия Чубайса.

Тут появился судья Григорий Браккар (в этот раз почему-то без мантии) в сопровождении девушки – секретаря. «Прошу всех встать», - сказала девушка. Все встали. Браккар подошел к своему месту и обнаружил, что прокурора нет. «А где прокурор?» - удивился он. Прокурора не было. Судья и секретарь ничего не говоря развернулись и вышли из зала.

В зале возникло легкое оживление, послышались ехидные шутки «патриотической общественности», комментирующие «исчезновение» прокурора. Все уселись и стали терпеливо ждать.

Минут через пять появился прокурор Центрального района Юрий Кондратьев. Вслед за ним почему-то вошли одетые в форму казаки а за ними – судья и секретарь. Зал опять встал, все расселись по своим местам, после чего суд приступил к юридическому ритуалу.

Ритуал сводился к переходу от судебного расследования к прениям сторон. Прокурор сказал, что на его взгляд, доказательств достаточно, защита тоже не возражала против прений. После чего Григорий Браккар начал очень тихо, так, что ничего не было слышно, что-то бубнить, листая материалы дела. Кто-то из журналистов закрыл окно, чтоб не было шума с улицы. Но это мало помогло, потому что в соседнем помещении начали сверлить стену.

«Ничего не слышно», - пожаловался кто-то из зала.

«Я кричать не собираюсь», - ответил судья.

По обрывкам долетавших слов стало понятно, что он перечисляет материалы дела. Это обязательная часть судебного ритуала. На перечисление материалов ушло полчаса, после чего суд перешел к прению сторон.

Первым слово получил прокурор. Он сказал, что дело представляется простым в части доказательства того, что Борис Миронов изготовил и распространил данные материалы (бюллетени 1-й и 2-й «Сибирские Фронты») и перечислил приведенные в ходе суда доказательства. Надо сказать, что и сам Борис Миронов на суде не пытался опровергнуть свою причастность к этим материалам.

Основная же дискуссия, по мнению прокурора, развернулась по следующим вопросам: содержат ли материалы слова, оскорбляющие честь и достоинство, чью честь и достоинство они оскорбляют – отдельных лиц, группы лиц или национальности, является ли это антисемитизмом или «экспрессивно окрашенным способом ведения избирательной борьбы», наступили ли негативные последствия от этих публикаций и можно ли в России привлекать к уголовной ответственности не за дело, а за слово.

Для ответа на эти вопросы прокурор предложил определиться с понятиями «еврей» и «антисемитизм», для чего обратился к толковым словарям и энциклопедиям. После чего прокурор процитировал фразы из предвыборных сочинений Бориса Миронова, свидетельствующих, по его мнению, о том, что данные сочинения оскорбляли честь и достоинство не отдельных лиц, а всей еврейской нации: «Жиреет и жирует еврейский народ», «Жидов не переделать, не перевоспитать…», «Евреи пекутся только о своей выгоде, так они устроены», «Там, где обман в цене, там всегда будет властвовать жид», «Евреи тащут за собой во власть только себе подобных и пекутся только об интересах евреев», «Сегодня еврейский вопрос – вопрос чести или бесчестия России».

То, что в России к уголовной ответственности привлекают не только за дело, но и за слово, прокурор подтвердил перечислением статей УК – за разжигание межнациональной розни, за клевету, за оскорбление. УПК же, по мнению прокурора, не требует выяснения – наступили ли негативные последствия. Но в данном случае, по мнению прокурора, они наступили в виде морального ущерба, чувства страха и обеспокоенности.

В ходе своего выступления прокурор цитировал экспертов, в частности мнение эксперта Петренко, который полагает, что подобная пропаганда особенно опасна, так как «Россия – исторически антисемитская страна» – «черта оседлости» и ограничения прав евреев в царской России, а также погромы «были не редкостью».

По мнению прокурора, Борис Миронов воспользовался своим «служебным положением» для изготовления и распространения бюллетеней, как кандидат в губернаторы. Поэтому прокурор предложил назначить наказание Борису Миронову по части 2 статьи 282 УК - два года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Указанная статья гласит: «Действия, направленные на возбуждение ненависти или вражды, а также на унижение достоинства человека или группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-то социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации», а часть вторая: «Те же деяния, совершенные:.. б) лицом с использованием своего служебного положения…». При выборе наказания прокурор попросил суд учесть, что подсудимый не раскаялся в своих деяниях и продолжает антисемитскую деятельность более десяти лет.

Адвокат в своей речи указал, что, на его взгляд, в деле отсутствуют потерпевшие, так как физический и материальный вред никто не понес, а моральный могут нести только физические лица (заявления были поданы от двух еврейских организаций). Виктор Толоконский же и его приближенные, упоминавшиеся в материалах Миронова, признавать себя потерпевшими отказались. Обвинение Бориса Миронова в использовании служебных полномочий необоснованно, поскольку у кандидата в губернаторы нет никаких служебных полномочий. По мнению адвоката, отсутствует состав преступления.
Даже если признать Бориса Миронова виновным по части первой статьи 282, то там срок лишения свободы – максимум до двух лет, то есть не тяжкое преступление, и срок давности по нему уже истек. Да и сама статья 282 была изменена в декабре 2003 года, то есть после совершенных Борисом Мироновым деяний, поэтому он по ней не подсуден.

Адвокат попросил вынести оправдательный приговор.

Дмитрий Рогозин продемонстрировал в своем выступлении навыки настоящего политика. Первым делом он обрушился на эксперта Петренко, чье мнение, по словам Рогозина, можно рассматривать как оскорбление государства. Поэтому, если вынести обвинительный приговор, руководствуясь мнением данного эксперта, это значит «признать Россию страной дикой, антисемитской, что будет иметь самые негативные последствия на международной арене».

По мнению Рогозина, в материалах Миронова содержалось много утверждений, которые можно было бы расценить как унижающие честь и достоинство Виктора Толоконского и его окружения – «если у них есть честь и достоинство». Однако они не обратились в суд, они молчат, а молчание, считает Рогозин – знак согласия.

Потом Рогозин вновь вернулся к эксперту Петренко, обещая, что тому придется ответить в суде за свои слова. «Как можно считать Россию антисемитской страной, когда столько общественных деятелей-евреев было в царской России, в том числе и в партиях большевиков, меньшевиков, даже отдельная еврейская партия была – Бунд! Как мог бы в течении четырех лет возглавлять правительство России еврей Михаил Ефимович Фрадков, человек, которого я глубоко уважаю, если бы Россия была антисемитской страной?! А возглавлять в течении более десяти лет партию, защищающую интересы русских – еврей Владимир Вольфович Жирновский, чей отец похоронен в Израиле! А как бы казаки Северного Кавказа избрали бы своим депутатом еврея Бориса Абрамовича Березовского?».

Отметил Дмитрий Рогозин и тот факт, что никто из потерпевших не смог доказать своей национальности, потому что у нас в стране вообще нет официального понятия национальности – каждый определяет ее как хочет. «По данным переписи у нас в стране 13 тысяч марсиан и несколько тысяч эльфов и гномов». По мнению Рогозина, национальный вопрос – крайне деликатный и обсуждаться должен не в суде, а на круглом столе, а в суде ничего не решишь.

Но истинных высот мысли Дмитрий Рогозин достиг, когда начал комментировать высказывание представительницы еврейской организации, сказавшей на суде «еврейской преступной группы не существует». «Все мы знаем, что есть мафия русская, во всяком случае, сообщений о ней полно, что есть мафия армянская, азербайджанская, чеченская. У каждой нации есть свои отморозки. И только, получается, у евреев нет мафии! Разве это высказывание не является националистическим?»

После Рогозина слово попросил единственный представитель «потерпевшей стороны» Семен Ошеров. Ошеров – пожилой человек, он говорил тихо и печально. «Господин Рогозин великолепно рассказал о том, что у нас нет национальностей. Почему же тогда Миронов все время упоминает евреев, говоря: «пусть рука отсохнет у того, кто голосует за жидов». Обвинял бы только того, с кем соревновался за губернаторский пост».

Борис Миронов попросил слово для краткой реплики. Судья пояснил ему, что участие в прениях – это его право, но не обязанность, и что у него еще будет последнее слово. Борис Миронов в очень эмоциональной речи высказал возмущение по поводу того, что по столь ничтожному поводу задействована такая машина: ФСБ, МВД, прокуратура, суд, когда в стране растет число тяжких преступлений. И что вообще такое оскорбление группы лиц? «Если я напишу статью о проститутках, а какие-нибудь две дуры-бабы обидятся за весь женский пол и напишут на меня заявление, что тоже будем устраивать следствие и суд?».

Судья, слегка улыбнувшись, попросил Миронова следить за выражениями.

Следующее заседание суда назначено на 1-е ноября.

Тайга.info

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования