Борис Хлебников: «Снимать кино в Ярославле проще, чем в Москве»
© Александр Баяров
Борис Хлебников: «Снимать кино в Ярославле проще, чем в Москве»
28 Сен 2010, 16:03 Режиссер фильмов «Сумасшедшая помощь», «Свободное плавание» и «Коктебель», председатель недавно созданного «Киносоюза», рассказал Тайге.инфо о будущем деревни, причинах революции, «новой волне» российского кино и разнице между Евсюковым и Дымовским. На прошлой неделе Борис Хлебников много ездил по Мурманской области, выбирая места для съемок нового фильма. Вернувшись ненадолго в Москву, официально стал председателем вновь созданного «Киносоюза». А на выходных прилетел в Новосибирск для участия в книжной ярмарке «Черный рынок». Режиссер «Сумасшедшей помощи», «Свободного плавания» и «Коктебеля» рассказал Тайге.инфо о будущем деревни, причинах революции, «новой волне» и разнице между Евсюковым и Дымовским.

Тайга.инфо: Расскажите, что это будет за фильм, ради которого вы ездили в Мурманскую область. И почему именно туда?

— Там история сама по себе довольно дикая. Место должно быть очень далеко от людей, и природа должна этому соответствовать. Поэтому я и выбрал север Карелии. А в пересказе будет дико скучно, потому что фильм про сельское хозяйство. И про фермера, который пытается на этой очень странной и не очень плодородной земле сделать свое фермерское хозяйство. И власти ему пытаются сделать такое предложение, чтобы он оттуда уехал. А он, этот горе-фермер, городской на самом деле человек, отказывается. Саша Родионов написал сценарий, Саша Яценко будет играть главную роль.

Тайга.инфо: А ваш постоянный актер Евгений Сытый, главный режиссер театра «Ложа» из Кемерова?


— Я готов с Женей Сытым работать, когда могу ему предложить какие-то нестандартные вещи. У меня сейчас много идей, но они слишком простые для него. А я к Жене настолько бережно отношусь, что не хочу предлагать простое. Он же гениальный актер. Знаете, что в «Свободном плавании» он вообще ни слова не сказал по сценарию? Огромные монологи свои сам полностью перепридумал. Мы познакомились в 2003 году, когда они приезжали в наш «Театр.doc». В новом фильме будет Сергей Наседкин сниматься, тоже из «Ложи».

Тайга.инфо: Сегодня интересно пересматривать ваш с Алексеем Попогребским «Коктебель» и пытаться понять, что в нем присутствет от каждого соавтора. Мне лично кажется, что его больше интересует ответ на вопрос «что», а вас — ответ на вопрос «как». Насколько я прав?

— Во-первых, я не знаю. Во-вторых, нас с Алексеем еще в 2003 году так замучили этими сопоставлениями, что чуть не рассорили. Все пытались провести анализ того, кто что делал, кто круче, кто еще что-то. На самом деле, изначально идея была его, саму историю придумал Попогребский. Я потом подключился, и мы вместе обрабатывали сценарий под то, чтобы была именно киноистория, и ее можно было рассказать языком кино. Поэтому в случае с «Коктебелем» я был больше «переводчиком с Попогребского».

Тайга.инфо: А вам же, по идее, киноведческое образование должно мешать самому фильмы снимать.

Киноведческое образование мне не мешает, я обладаю ужасной памятью и не запоминаю фильмы

— Мне вообще не мешает, потому что я обладаю ужасной памятью и совсем фильмы не запоминаю. Нет, ну правда, это мое счастье в этом смысле. Я их не помню. Вернее, помню по-своему. У меня есть ощущение от режиссеров, но когда я пересказываю кино, у меня получаются дико завиральные пересказы. При этом я всегда хотел сам фильмы снимать. И на киноведческий поступил просто потому, что боялся поступать на режиссерский. Для меня это была абсолютная закрытая территория, волшебная, со звездами, я дико смущался всего этого. А на киноведческий факультет, наименее престижный, можно было во ВГИК поступить и как-то сбоку к режиссерам пристроиться. Вот, собственно, так я и сделал.

Тайга.инфо: На какую тему писали дипломную работу?

— Она называлась «Молчуны и крикуны». Я там классифицировал кино на христианское и языческое, только работа была не про смысл, а про форму. О том, как одно кино кричит и добивается своих целей (Эйзенштейн, Куросава, Коппола), а другое пытается шептать, как Брессон или Тарковский, например.

Тайга.инфо: А вы сами молчун?

— Сергей Шнуров очень точно определил, назвав нас «новыми тихими». Только быть тихим — сейчас это вообще не работает. Мы пятимся от какой-то условной реальности и пытаемся ее при этом описывать и критиковать. А с ней уже конфликтовать надо.

Тайга.инфо: И все режиссеры так называемой «новой волны» конфликтуют с реальностью?

Если все режиссеры вдруг, не сговариваясь, сняли кино об одном и том же, это уже некий приговор времени, диагноз обществу

— Понимаете, какая штука — «новой волны» не было, а потом она организовалась. Но все журналисты, которые про это спрашивали, потом очень глупо от нее отказались. Когда на «Кинотавре-2008» все режиссеры вдруг сняли про ментов, про реальность, про неприятие ее и страх перед ней, все журналисты сказали: фу, ну что такое, зачем вы это нам сняли, это же нелепо. А на самом деле, как мне кажется, они критиковали ту жизнь, которая вокруг них вдруг организовалась. Потому что, ну правда, вообще этого не было, наверное, лет тридцать, чтобы все режиссеры, не договариваясь между собой, неожиданно сказали одно и то же. Как продолжение одного фильма — «Волчок», «Сказка про темноту», «Бубен, барабан» и так далее. И это удивительно, потому что если всем захотелось снять об одном и том же, то это уже некий приговор времени, диагноз обществу. Мы вдруг обнаружили, что мы все нетерпимы к другим нациям, что Москва — злой город, что русские — недобрые, что менты в 90 процентах случаев преступники. Что государство вообще отворачивается от всего, что происходит. И страшно, что все разом про это сказали.

Тайга.инфо: А ваше «Свободное плавание», снятое раньше, оно разве не про то же?

— Не про то. Оно о том, что не надо верить вообще ни во что. Не нужно верить, что будет лучше или будет хуже, нужно просто работать.

Тайга.инфо: Удивляет, с каким спокойствием вы показываете ужас провинции. Ну, то есть другой режиссер устроил бы истерику с чернухой.

— Слушайте, ну я просто люблю это всё. И то, что происходит там, в этом фильме, мне не кажется чудовищным. Это просто жизнь людей. Условно говоря, у 70% населения нашей страны она такая. Нельзя говорить, что жизнь провинции чудовищна. Отношение нашего правительства к деревне чудовищно, это правда. А жизнь ведь из людей состоит, а они все разные.

Тайга.инфо: Но остранение в вашем авторском методе все равно присутствует?

— Нет, не в этом дело. Я просто считаю, что когда ты придумываешь персонажей, нужно всегда их всех оправдывать до конца. Любого героя — хорошего ли, плохого. Перестать ему удивляться, перестать раздражаться. Потому что каждого человека можно представить ребенком. Вот майора Евсюкова можно представить ребенком. А потом проследить уже оттуда, почему он расстрелял людей в супермаркете. Есть урод, который расстрелял, а есть некий ребенок, который вырос и расстрелял, и это уже совсем другая история.

Тайга.инфо: Это важнее?

Майора Евсюкова можно представить ребенком, а потом проследить, почему он, когда вырос, расстрелял людей в супермаркете

— Важнее намного. Вот представьте себе всю русскую литературу — она же примиряет с негодяями. Гоголь, Пушкин или Салтыков-Щедрин — вы читаете про негодяя и при этом улыбаетесь, вам уютно, вы видите пороки другого человека, и вы снисходительны к нему. Потому что вы понимаете, как это произошло. Что это не какое-то чудовище, а просто человек слабый. Известно же, что когда Стивенсон писал о Джоне Сильвере, он описывал своего лучшего друга. И это прям видно, потому что при всей глобальности его злодейства этот персонаж дико обаятельный.

Тайга.инфо: Кстати, не отказались еще от идеи экранизировать «Остров сокровищ»?

— Все время пытаюсь от нее отказаться. Это очень хорошая книжка, ее не нужно портить иллюстрациями. Кино намного беднее в этом смысле. Я вообще знаю только две хорошие экранизации хорошей литературы — это «Собачье сердце» Бортко и «Шерлок Холмс» Масленникова. Хотя удивительно хороший Шерлок Холмс у Гая Ричи получился, я даже не ожидал — думал, он худший режиссер в мире. А новый английский сериал не видел.

Тайга.инфо: Поскольку вы приехали в Новосибирск все-таки на книжную ярмарку, логично будет спросить, что читает режиссер Борис Хлебников?

— Я вообще в данном случае не показатель. Уже лет семь или восемь не читаю ничего нового. Прилепина прочел, ну и все. А так — просто перечитываю по кругу русскую классическую литературу: Лескова, прозу Пушкина. Какой-то такой период у меня. Не хочется, условно говоря, расширяться, а хочется еще раз одно и то же порассматривать.

Тайга.инфо: Про сельское хозяйство русская литература вам что-то помогла понять?

— Нет, там все дико утопично и не похоже на реальность. Все совсем по-другому. Мы для фильма много ездим по деревням, общаемся с людьми. И на самом деле, знаете, ужасно страшно то, что сейчас происходит. Потому что никакого сельского хозяйства в России нет в принципе. Идею маленьких фермерских хозяйств, которую Ельцин придумал не со зла, подхватили те, кто занимается экспортом овощей и вообще всего-всего. И люди в деревне вымирают, спиваются, деградируют, становятся тупыми и так далее. И ведь это огромный процент от живущих в стране. Это геноцид. Ужасно страшно. Правда.

Когда я вижу, что происходит сейчас в деревне, дико хочется поступить по справедливости — отдать все Китаю

В деревне как в науке — все уехали. Не за деньгами, а потому что есть лаборатории, где можно наукой заниматься. Физика погибла, биология, математика. Необратимый процесс. И в сельском хозяйстве — то же самое. И нужно теперь, чтобы эти родители умерли, их дети родили своих, а те еще каких-то детей, чтобы они не были алкоголиками, понимаете? Чтобы эти люди могли работать.

Вообще, когда я вижу то, что происходит сейчас в деревне, то дико хочется поступить по справедливости — отдать все Китаю. Чтобы они нас всех нахрен повырезали, сделали бы везде заводы и работали. Ну правда, клянусь. Я не националист, я просто смотрю, что вот здесь ничего не происходит, а там огромное количество людей живут в дикой бедности. Государство вообще не хочет думать об этих людях, никто из которых не получал денег нормальных по 10-15 лет, которые живут сейчас практически натуральным обменом...

Тайга.инфо: И вам важно рассказать о них городскому жителю?

— Да, это дико важно. Потому что все наши общественные конфликты происходили из-за того, что столицы не представляли, что происходит в провинциях. Одно из открытий было в 1812 году, когда крестьянское движение погнало французов, и эти люди, которые сами говорили по-французски, обнаружили вдруг, что вокруг них не обслуживающий персонал, а тоже люди, которые для них, в общем-то, выиграли эту войну. И та же самая революция произошла потому, что Москва и Питер жили при капитализме, а везде было, по сути, ну практически рабовладельчество. Народ вышел с вилами и переубивал всех. Почему сейчас люди не идут на Москву и не убивают, я до сих пор не понял, правда.

Тайга.инфо: Скажите, а почему вы Москву в «Сумасшедшей помощи» в Ярославле снимали? Честно говоря, узнал об этом только из финальных титров.

— Я очень рад, что вы не поняли. Снимали не в Москве, потому что там пробки и на все, на любую съемку, нужно получить разрешение. Это просто закрытый ментовской город, там нельзя снимать. В Ярославле удобнее было снимать. Они же все похожи, эти спальные районы.

Тайга.инфо: Вы в каком-то интервью говорили, что этот демонический участковый у вас, получается, по сюжету работает там же, где пресловутый Евсюков работал.

— Да, у нас в сценарии было написано «ОВД „Царицыно“». Это случайно произошло, конечно. Но я считаю, кстати, что этот герой совершенно не получился. Мы пытались с Игорем Черневичем сделать из него неплохого человека, который на самом деле намного лучше, чем ребята, с которыми он работает. Он потому и сходит с ума, что не вписывается во всё это. И он был неким глобальным злом для нас, фатальной такой фигурой, но если б я, когда мы снимали, знал про Евсюкова и Дымовского, я бы сделал его намного реальнее.

Тайга.инфо: А есть же такое мнение, что названные вами майоры — этакие полюса системы, «плохой мент» и «хороший мент».

Милиция самоочищается от нормальных людей. Если к вам обращается человек в форме, это всегда означает перемену участи

— Да они не полюса, они — одно и то же. И оба они хорошие, просто абсолютно ёбнутые. У нас в стране милиция — это идеальная самоочищающаяся система. Она моментально очищается от любых нормальных людей, выкидывает их из себя, просто потому что невозможно быть ментом и не взять денег, например. Конечно, не только в этой системе такое происходит. Но с ментами это ключевая какая-то вещь уже. Потому что если к вам обращается человек в форме, это всегда означает перемену участи. Вы не знаете, что с вами сейчас будет. Может быть, он вас отпустит. Может быть, у вас в кармане окажутся наркотики. Или вы загремите на десять лет. Или вас отпиздят так, что вы дышать легкими не сможете, как со мной, например, бывало несколько раз.

Тайга.инфо: За что?

— Да не за что, в том-то и дело. Как любого человека — просто не там оказался случайно. И заявление на них невозможно написать: прежде чем оттуда выйти, вы подпишетесь под тем, что никаких претензий не имеете. И я подписывал, потому что лучше выйти, чем там дальше оставаться неизвестно на сколько.

Тайга.инфо: Расскажите про своего соавтора Александра Родионова. Он правда записывает за живыми людьми все эти свои удивительные диалоги?

— Мне ужасно интересно с ним работать и все это расшифровывать. Он для меня пока абсолютно недосягаемый по величине таланта, я где-то совсем внизу по отношению к нему нахожусь, честно. Он замечательно разговаривает с людьми, а я стою рядом и слушаю, но разговоры эти практически никогда в чистом виде не переносятся в сценарии. Просто есть такая, условно говоря, многотомная штука в голове у нас у обоих, которая лежит и не дает наврать. Некое знание, из которого мы не выписываем сюжеты, но которое нам подсказывает, что можно и чего нельзя сделать. Можно выдумывать все, что угодно, но это будет либо по правде, либо не по правде.

Тайга.инфо: Недавно с удивлением узнал, что в 2006 году вы, оказывается, сделали фильм «Уехал» вместе с Валерией Гай Германикой.

— Дело в том, что у меня было статическое восприятие кино, я совершенно не понимал движения камеры. Я посмотрел Лерины фильмы, и мне захотелось с ней сделать, как с оператором и сорежиссером, документальное кино, чтобы понять, как с движущейся камерой вообще работать. Какие-то вещи меня просто завораживают в Лере. Она очень талантлива, причем неосознанно: у нее есть какое-то звериное чувство правды-неправды. Правда, сериал «Школа» я не смотрел. Видел пару серий.

Тайга.инфо: «Школой» же все были больше всего недовольны по тому же принципу, о котором вы уже говорили. Зачем вы нам показываете, дескать, это неправда. Как по-вашему — почему люди отказываются от реальности?

Когда члены творческого союза становятся собственниками, он сразу превращается в гаражный кооператив

— Боюсь, что просто не могу тут ничего толкового вам сказать. Знаете, мы сейчас ездим уже год по деревням, общаемся с людьми, и они нам говорят: «Ну вы молодцы, конечно, потому что давно про нас никто ничего не снимал, но вы только не врите, делайте правду, как в фильме...». Вот вы сейчас отгадайте, в каком?

Тайга.инфо: «Любить по-русски»?

— Именно. Понимаете? Не «Калина красная», не «Председатель» — все говорят одно и то же. И действительно поражает, что Никита Джигурда — их герой. Люди смотрят в телик, и там все хорошо, и они не замечают того, что вокруг, не понимают даже, как они живут. Не думают об этом.

Тайга.инфо: Борис, а для чего стране нужен второй «Союз кинематографистов»? В противовес первому? И зачем вам лично быть его председателем?

— Кто-то должен был этим заняться. Но я — временный председатель, до первых выборов, которые должны, согласно уставу, пройти в течение года. И не в противовес абсолютно, у нас даже прописано, что человек может состоять и в этом союзе, и в том. Просто у нас другие задачи, профсоюзные и творческие. Это площадка для киногильдий, решения их проблем и защиты прав, создания нормальной киношколы, где учились бы ассистенты режиссера, осветители, операторы. И принципиальное отличие от прежнего киносоюза — у нашего не будет вообще никакой собственности. Это очень важно, на самом деле. Когда члены любого творческого союза становятся собственниками, он сразу превращается в гаражный кооператив.

Беседовал Кирилл Логинов


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования