Сибирский полпред: «Это должно быть уроком»
© director.edu54.ru Виктор Толоконский
13 Янв 2011, 14:13 В преддверии Дня печати полпред президента в СФО Виктор Толоконский встретился с журналистами Новосибирска и рассказал им об отставке мэра, сити-менеджерах, скоростном сообщении до Бердска и своем отношении к закрытию станции метро «Золотая нива». Тайга.инфо публикует некоторые фрагменты этой беседы. В преддверии Дня печати полпред президента в СФО Виктор Толоконский встретился с журналистами Новосибирска и рассказал им об отставке мэра, сити-менеджерах, скоростном сообщении до Бердска и своем отношении к закрытию станции метро «Золотая нива». Тайга.инфо публикует некоторые фрагменты этой беседы.

Куда ни приедешь, а ездить приходится много, в любом краевом, региональном центре говорят: «Федеральный центр забирает много, а дает достаточно мало»…


Толоконский:
Проблема взаимоотношения субъекта федерации и центра есть, но это нормально. Так же нормальным считаю ощущение в регионе, в любом городе, в любом месте, что денег хотелось бы побольше, что их не хватает. При этом надо помнить: то же самое ощущает правительство в Белом доме, президент в Кремле — что денег не хватает и хотелось бы больше ресурсов на развитие.

В регионах Сибири есть мощные точки роста, инвестирование в которые приносит большую отдачу

Несмотря на то, что родился и всю жизнь прожил в Новосибирске, большую Сибирь я не очень хорошо знал, и в некоторые регионы [став полпредом] приехал впервые. Просто раньше ни в качестве гостя, ни в качестве туриста никогда я их не посещал. Конечно, у меня было понимание (и сейчас оно усилилось), что регионы Сибири очень сильно различаются. Различаются и отношения с федеральным центром. Есть группа регионов, экономически очень сильных, самодостаточных, имеющих внутренний, уже сформированный потенциал своего развития. Но есть и такие регионы, которые не имеют всей необходимой инфраструктуры, и к ним нельзя применить все обычные подходы инвестиционного развития и стимулирования. Для меня всегда было очевидно, что развитие регионов Сибири требует повышенного внимания федерального центра – и с позиции геополитических интересов, и, самое главное, здесь есть мощные точки роста. Если мы вкладываем инвестиции и развиваем какие-то отрасли экономики на территории Сибири, мы получаем большую общую отдачу, больший эффект от развития, чем если бы вкладывали средства в какие-то другие регионы.

Сейчас стоит проблема укрепления бюджетов регионов России. Глава государства в своем послании очень точно и конкретно сформулировал задачу – нужно принять специальные меры по увеличению удельного веса консолидированного бюджета региона в общем консолидированном бюджете страны, то есть передать часть бюджетных ресурсов, а значит и часть полномочий и часть ответственности на уровень регионов, чтобы более эффективно решать задачи развития. Мы тоже заинтересованно подходим к постановке этой задачи и хотим в феврале на Совете округа, который проведем в Красноярске, обсудить эти задачи с вице-премьером правительства, министром финансов Алексеем Кудриным. Его желание есть, базовая договоренность есть, готовим это заседание. Будут предложения от регионов Сибири и какая-то концепция от Минфина, как это эффективно сделать. Мы одними из первых в Сибири начнем обсуждать эту тему.

В Новосибирске слухи ходят о том, что возможна отставка мэра Владимира Городецкого. У вас, как у жителя города Виктора Александровича Толоконского, претензии к мэру есть?

— Если бы я и как житель, и как руководитель сказал бы, что в городе все прекрасно и идеально, вы бы подумали, что я не совсем адекватен. Конечно, у меня масса замечаний и претензий. Думаю, на этот вопрос точно так же ответил бы и сам Городецкий, что ему что-то не нравится, не устраивает. Но я совершенно убежден: мэр Городецкий адекватно решает эти задачи и справляется с этой работой, имеет хорошую поддержку среди населения. Все-таки, у нас мэр – выборная фигура, и проходили эти выборы совсем недавно. И ни у кого не было сомнений, что мэр получит поддержку населения и сможет работать.

Если бы я сказал, что в городе все прекрасно и идеально, вы бы подумали, что я не совсем адекватен

Мы и сейчас с ним находим возможности совместно обсуждать и находить решения для целого ряда сложных городских проблем. Вот и вчера (11 января) у меня была встреча с мэром, его заместителями, с руководителями ряда управлений. Мы обсуждали ряд задач повышения эффективности жизнеобеспечения города (коммунальная, транспортная сферы, благоустройство, уборка снега и др.). Как мэр в прошлом, как губернатор в прошлом я могу не только заинтересованно, но и достаточно профессионально обсуждать эти проблемы. При этом, как и в любых других направлениях работы, я стараюсь обсуждать даже самые конкретные проблемы административной, управленческой практики, хочу видеть системные проблемы, которые требуют общегосударственного подхода. Ну, например, вчера мы обсуждали такую вещь, как качественное обновление подходов всех уровней власти по обновлению фондов коммунального хозяйства. Нам надо уже переходить от достигнутого плана, от имеющихся бюджетных возможностей к более жестким нормативам. Нужно базировать эти вложения на основе нормативного подхода, не допускающего дальнейшего старения фондов ЖКХ. Это очень сложная задача и одни муниципалитеты с ней не справятся. Мы говорили вчера о более конкретных задачах. Известный 185 закон, по которому реализуется программа федеральной поддержки капитального ремонта и расселения ветхих домов. Масштабная программа, хорошо принята, позволила качественно продвинуться в темпах расселения. Государство понимает актуальность, важность и эффективность этой программы, поэтому продлевает ее. Она будет действовать еще ряд лет. Но мы говорили, что там есть некоторые ограничения, которые сейчас надо усовершенствовать, обновить регламент закона. Например, чтобы расселять какой-то ветхий дом, надо было его иметь в реестре ветхих по состоянию на 2005 год. Но времени уже прошло много, я считаю, что можно дать большую свободу муниципалитету в выборе ветхих домов. Мы такие совместные рассмотрения проблем, выработку решений практиковали все десять лет. Это было. Я приезжал в мэрию, мэр приезжал ко мне. Все десять лет мы работали вместе над многими проблемами, многие решения принимали вместе. Надеюсь, я сохраню эту систему взаимоотношений и в дальнейшем. Мы будем находить новые решения. Что касается процесса по переходу в муниципалитетах на управляющего (сити-менеджер, — прим. Тайга.инфо), этот процесс возможен, но он не имеет никакого отношения к сегодняшней ситуации.

Вы начали говорить о сити-менеджерах. Из 20 крупнейших городов России только в 11 сохранились прямые выборы. Тенденция очевидна. Понятно, что есть политическая воля центра, но вы всегда говорили о важности и необходимости прямых выборов.

— Здесь право инициативы должно точно принадлежать самому городу. Есть представители населения, есть городской совет, по традиции в Новосибирске он всегда работает достаточно активно, энергично, никогда не подавлялся административной властью. Думаю, городской совет, опираясь на мнение новосибирцев, способен сам принять решение. На самом деле, форма сити-менеджера ничего нового из себя не представляет. Она заложена в базовый закон о местном самоуправлении, равно с прямыми выборами. Она имеет активную мировую практику, я эту модель видел в Америке. То, что у нас это не вызывает активной общественно-политической дискуссии, говорит о том, что у нас стабильная власть, стабильное положение в городе. Да, это может быть, но это не тот фактор, который может дать мощный импульс развития. Для некоторых регионов это условие преодоления каких-то противоречий. У нас этого просто нет.

На новогодние каникулы уходили с тяжелой темой, имею в виду нововведения по льготному проезду. Не хочется противопоставлять вас, как старого губернатора, и Юрченко, как губернатора нового, но услышать ваше мнение по этой проблеме хочется.


— Мне тоже не хочется вмешиваться. Я хочу, чтобы власти региона самостоятельно принимали такие решения и умели корректировать их при необходимости. На самом деле, концепция этого решения, этот подход формировался при мне. Я глубоко убежден, что любые социальные льготы должны иметь количественные измерения, определенные ограничения, как в социальном, так и в бюджетном плане, потому что любая социальная льгота оплачивается налогоплательщиками, и здесь какие-то границы должны быть. Термин «безлимитно» не очень эффективен в социальном плане, потому что граждан, обладающих правом на льготы, очень много, и среди них тоже надо иметь определенную социальную справедливость. Но мне кажется, что принятое решение можно усовершенствовать, не отказываясь от принципа социального ограничения и не уходя в дополнительные повышенные расходы бюджета. Я знаю, как это сделать, говорил об этом и с Василием Алексеевичем, и с мэром Новосибирска.

Термин «безлимитно» не очень эффективен в социальном плане

Можно было лимит поездок увеличить вообще и заметно увеличить без особого увеличения бюджетных расходов на эти цели – за счет льготного тарифа для льготников. Можно было найти решение, что за льготников оплачивают по тарифу со скидкой. Вообще, сейчас такая техника, такая электроника, что можно придумать гибкие тарифы, которые зависят, например, от времени дня. Очевидно же, что льготники не ездят в час пик. При этом, надо понимать, что транспорт – это не такси, у них расходы постоянные. Они ходят по расписанию, для них любой дополнительный пассажир – это плюс. Поэтому можно было бы найти выгодное для всех решение, когда общий тариф, условно говоря, 12 рублей, а для пассажиров по специальной льготной карте учет идет в 10 рублей. Затем можно было бы это решение дополнить – сделать механизм, который бы формировал карту не на один месяц, а на несколько месяцев, что позволяло накапливать поездки (когда в один месяц человек ездит много, а в другой – мало). В общем, можно было бы найти более эффективное решение. Я в этом глубоко убежден. Надеюсь, что власти региона этим сейчас занимаются и смогут найти какой-то механизм. При этом, на совещании в мэрии я говорил, что для города важно и интересно, чтобы мобильность людей была выше. Хорошо, когда люди двигаются, ездят. Уверен, что здесь будет найдено более эффективное решение.

Про мобильность: мало электричек ходит из Академгородка. Ходят в 9 утра и потом только в 12...

— Мы и это обсуждали. Здесь тоже нужно не терять критерий оптимальности. Мы много раз видели, когда электричка из десяти вагонов идет, а во всех этих вагонах и ста пассажиров не наберется. Вот она идет пустая. Я помню, когда мы в прошлом году этим занялись, то вообще столкнулись со сложными традициями. Например, нам говорили, что нельзя уменьшить количество вагонов. Я говорю – почему? А вот есть такой стандарт. Какой стандарт? Ну с чего? Есть же точная логистика, точно известен пассажиропоток, есть электронный способ учета каждого пассажира. Ну посмотрите – в какой день и в какое расписание нужен состав из 8-10 вагонов, в какой-то достаточно четырех. Также нужно правильно делать расписание. Нельзя, чтобы электрички ходили пустые, но и нельзя, чтобы расписание было совершенно неудобным для людей. Но здесь немножко переборщили: начали оптимизировать и увлеклись в другую сторону. То пустые ходили составы, а сейчас их на каких-то направлениях меньше стало. Есть проблемы и внутренних издержек, но я убежден, что сейчас, когда государство приняло решение о государственном регулировании пригородных перевозок, когда сформулирована финансовая и экономическая ответственность субъектов федерации за организацию пригородных перевозок, мы найдем здесь решение. При этом в Новосибирске исходные условия существенно лучше, чем во многих других регионах. Мы специальную пригородную компанию создавали еще в конце девяностых. Истории нашего «Экспресс-пригорода» почти более десятка лет. Вот в Иркутске только сейчас подписан меморандум – создать такую компанию. У нас есть серьезные традиции, надо просто привести всё в порядок.

Между Новосибирском и Бердском должны быть скоростные электропоезда, а дорога от Академгородка до центра города может занимать 15 минут

Второе: это и есть профессионализм и качество управления. Я убежден, что сегодня управленческие структуры, особенно власти больших городов, должны понимать, что для них электропоезда – мощный фактор разгрузки дорог. Мы не успели принять решение на том этапе моей работы, но я в течение всего последнего года обсуждал – и со своими коллегами, и с руководством Западно-Сибирской железной дороги – чтобы нам до Бердска вообще сделать скоростное электросообщение, отказаться на этом «плече» от грузоперевозок. Построить дополнительные транспортные развязки с городом, чтобы убрать переезды. Между Новосибирском и Бердском должны быть скоростные электропоезда. Мы говорили о создании такой специальной мощной станции в Академгородке, вероятнее всего, приближенной к «Сеятелю», чтобы там была большая площадка и к ней была привязана вся транспортная инфраструктура Академгородка. И даже мы фантазировали о времени, считали, что от центра города до туда можно за 15 минут довозить людей без остановок на специальных поездах. Да, это невозможно сделать сейчас, сразу, но к этому нужно стремиться, иначе сколько бы мы там не предпринимали усилий на Бердском шоссе, все равно будет ограничен транспортный поток в сторону технопарка, университета [Новосибирский государственный университет], научного центра, Бердска, который бурно развивается. Где-то вынуждены города специально строить скоростные трамваи, а здесь все, в принципе, есть.

У каждого журналиста в запасе есть десятки историй, про которые уже немножко надоело писать, но хочется получить от высокопоставленного руководителя совет – даже не для нас, а для наших читателей: как со всем этим делом бороться? Я рассказываю такую общую историю. Некий гражданин настойчиво пишет жалобу куда угодно – в управляющую компанию, чиновнику, мэру, главе района с каким-нибудь простым житейским делом – лавочку починить, фонарь зажечь. Дальше он получает отписки и начинает тихо ненавидеть власть, государство, ругаться на форумах. Стандарт, повторяющийся до бесконечности. Вы, конечно, сталкивались с привычкой чиновников «футболить» вопросы. Дайте какой-то рецепт, как с этим бороться? Бежать, жаловаться мэру? Непродуктивно. В прокуратуру писать? У прокуратуры почтовый ящик не безразмерный. Что с этим делать-то?

— Найти какое-то лекарство, полностью излечивающее болезнь, невозможно. Эта болезнь вечна. Гражданин и бюрократия – всегда сложные и конфликтные взаимоотношения. Безусловно, здесь есть целый ряд рекомендаций и рецептов – как улучшить ситуацию. Немало мы сейчас стараемся принимать решений, чтобы повысить ответственность чиновников, изменить технологию рассмотрения разных запросов, изменить вообще условия взаимоотношения гражданина с бюрократией. Работа многофункционального центра – попытка создать иную среду этого взаимодействия. Такие доступные формы будут во всех регионах. Будет стандарт удаленного доступа – в электронном виде. Будет за счет электронных коммуникаций гораздо больше контроля за действиями бюрократов.

Средний класс — это люди, которые способны решать свои проблемы без бюрократии, без власти

Как в принципе преодолевать эту ситуацию? Нужно, с одной стороны, формировать культуру, я ее иногда называю культурой среднего класса. Понятие «средний класс» пытаются как-то связать с материальным уровнем жизни, с уровнем доходов. А я говорю – это люди, которые способны решать свои проблемы без бюрократии, без власти. Такие люди не нуждаются в поддержке власти, они самодостаточны. Вплоть до воздействия на бюрократа – не буду унижаться, писать ему, а сразу пойду к прокурору, найду аргументы и смогу убедить, что он нарушил закон и должен отвечать перед законом. Культура среднего класса у нас еще слабо развита. И не потому,что мы имеем низкие доходы, а потому, что мы имеем иную цивилизацию, иную историю. Мы вышли из общества полностью тоталитарного, у нас нет этих традиций. У нас во всем, вплоть до похода в поликлинику, было государственное видение. Но эта культура будет формироваться достаточно быстро. Вы можете вспомнить много примеров трансформации сознания за очень короткий период времени. Я помню, с каким ужасом в 1991 году принимал решение об отсутствии государственного регулирования в сфере торговли. Батюшки, завтра ж с голоду помрем. Как это так – не распределять молоко, не формировать логистику завоза, магазины будут пустые! В те же годы я с одним активным гражданином вел беседы, как лучше закладывать картофель на зиму. Я его пытался убеждать, что картофель все равно сгниет при любых технологиях, что лучше это отдать на усмотрение гражданина. Он говорил – что надо закладывать 100 тысяч тонн, рисовал мне хранилище, контейнеры. Если бы мне тогда сказали, что полуторамиллионный город не умрет с голоду... Мы закладывали 50 тысяч тонн картофеля каждую зиму, а потом перестали. Ноль. Никакой государственной закладки сейчас практически нет. Все же адаптированы к этому. И таких трансформаций много произошло. Так и здесь – это сознание все равно сформируется. Уже сейчас появляются какие-то элементы. Я видел и вижу достаточно интересные объединения граждан по месту жительства, которые сказали – все, мы не будем больше с этими управляющими компаниями работать, мы сами решим все свои проблемы. Кто-то даже уже сумел организовать эксплуатацию и жизнедеятельность целых поселочков. Есть интересные бизнес-структуры, которые нетрадиционно строят производственные процессы, процесс управления. Это придет. Я вижу более радикальное лечение – воспитание, формирование культуры среднего класса и на законодательном уровне очень масштабное избавление бюрократии от функции согласования, разрешения. Больше свободы для хозяйствующих субъектов, для граждан. Чтобы государство не прямые правила поведения диктовало, а строило каркас условий. Базовые условия должны быть созданы, инфраструктура должна под контролем государства работать, а что делать гражданину – он должен решать сам. И здесь ему нужно либо предоставить свободу, либо создать систему, чтобы он взаимодействовал не с бюрократией государственной, а с какими-то саморегулируемыми и бизнес-конкурирующими структурами.

Понимая, что это пока мечта, процесс, требующий времени, мы стараемся сейчас более эффективно подходить к обращениям граждан. Во-первых, мы за короткий период, за полгода последних, открыли во всех регионах современные приемные президента России с возможностью видеоприемов. Они полноценно работают. Это сразу поставило другую планку, другой ориентир для остальных органов власти. Раз здесь такое внимание, значит и на других уровнях все должно быть адекватно. В 2011 году мы привлечем к работе в этих приемных и представителей прокуратуры, и представителей ряда контролирующих органов и структур, губернаторы будут приходить в приемную президента и по определенному графику общаться с людьми. Непринято было, чтобы полпред с жалобами работал и поступало их не так много, как правило – жалобы из Москвы, когда люди обращались к президенту. Сейчас, может, потому, что новосибирцы меня хорошо знаю и помнят, поток есть. Мы не только увеличили частоту приема, хотя их и так много, но и ввели специальный регламентный день – в пятницу мне приносят все жалобы за неделю, и я по ним принимаю решения. Решения самые разные. Бывает, что прошу губернаторов разобраться. Где-то обращаюсь к прокурору. Ну а где-то (во мне еще этот синдром губернатора живет) за телефон хватаюсь.

Бывает, что прошу губернаторов разобраться. Где-то обращаюсь к прокурору. Ну а где-то (во мне еще этот синдром губернатора живет) за телефон хватаюсь

Ко мне на прием пришел учитель. Из дальнего села Северного района. Там какой-то предприниматель перегородил речку, какой-то себе пруд организовал, и лишил деревню воды. Учитель кому-то писал, а ему, как ваш коллега говорит, отвечали – мол, что-то не в нашей компетенции, обратитесь туда-то и так далее. Поэтому он пришел уже с подорванной верой. А во мне стремление к культуре среднего класса очень сильное. И первое, что я ему сказал – да ты собери мужиков, разрушь эту плотину, никого не жди. Что ты спрашиваешь? У вас деревня, а он – какой-то один пришлый. Возьмите лопаты, трактор, да раскопайте там все. Он немножко прибалдел. Я чувствую, что я немного опережаю время с психологией среднего класса, при нем схватился за телефон и позвонил главе района и говорю – имейте совесть, ну что я учителя агитирую мужиков поднимать, ну возьми сам... Он говорит – туда трудно добраться. Отвечаю – да кончай, возьми тяжелую технику, лопаты. А если кто-то будет недоволен, скажи, что это от меня. Потом думаю – сейчас подведу его, а вдруг это не его компетенция – запруды рушить? На всякий случай еще прокурору области позвонил, попросил настроить работников на проверку и подкрепить то, что местные сделают. Через несколько недель узнаю, что все там разрушили.

Хотелось бы вернуться к теме транспорта. В какой стадии сейчас переговоры по строительству железнодорожной станции у аэропорта «Толмачёво» и автовокзала у вокзала «Новосибирск-Главный»? И второй вопрос — появились в интернете отклики насчет скоростного сообщения между Новосибирском и Бердском, народ говорит, что ваше «в перспективе» это синоним «в следующей жизни». Хочется понять, эти планы действительно очень отдаленные и нам, молодым людям, не стоит на них не надеяться, или все-таки можно сделать нормальное скоростное сообщение между Новосибирском и отдаленными Академгородком и Бердском в ближайшее время?

— Это потребует достаточно больших вложений и времени. Я уже приводил пример и еще раз повторю: многое в нашей жизни кардинально меняется за 5-10 лет. В следующей жизни или в нашей это произойдет? Я не так давно в школе старшеклассникам говорил – когда я был в школе, то еще телевизора не было. Девочка одна сказала – сколько же ему лет, он, наверное, Ленина видел! Ленина не видел, и еще пожить собираюсь. Я убежден, что я еще на этой электричке прокачусь, передайте интернет-пользователям.

Это всего лишь вопрос денег, надо просто взять и вложить. Особых технических ограничений я здесь не вижу

На самом деле, это решаемая задача. Другое дело – я не могу назвать точное время, поскольку не принято базовое решение. Если бы сейчас решение было принято, было бы точно подсчитано, сколько потребуется средств, я бы спрогнозировал, сколько времени это займет. 3-5 лет, не знаю. Это всего лишь вопрос денег, надо просто взять и вложить. Особых технических ограничений я здесь не вижу. Даже если построить развязку на Матвеевке – это не такие страшные деньги, все равно развязку строить придется, иначе этот хвост от светофора будет парализовывать поток транспорта. Нужно просто принимать эти решения. Да, очень трудно перейти на новый подход, к новым решениям. Я вчера говорил – бесперспективно совершенствовать технологию пропуска транспорта, уборку снега с дорог, если не перейти на новые подходы и технологии. По многим процессам мы уже исчерпываем свои возможности.

По двум названным проектам на момент моего ухода решения не было. Да, я считал, что автовокзал имеет больше смысла, если его интегрировать с аэропортом и железнодорожным вокзалом. Не очень удобно их разделять. Понятно, что простых решений здесь тоже уже нет, потому что опоздали мы с ними. Территория сильно застроена. Но в каких-то отдаленных перспективах я видел возможность вынести от территории, прилегающей к вокзалу, психиатрическую больницу (мы наметили строить новую больницу в Дзержинском районе Новосибирска), а на освободившемся месте можно было разместить автовокзал. И всегда ставил задачу «Толмачёво» создавать инфраструктуру, чтобы автобусы легко парковались и были соединены с терминалами аэропорта и увозили людей в другие города. По станции пригородной у аэропорта приходили к решению, что это не очень эффективно, поскольку новая автодорога позволяла быстро доставлять людей в центр города, а большой поток пассажиропотока, по нашим подсчетам, не был очевиден. В то время мы приняли решение, что это не окупаемо, и построили дорогу, сейчас ее надо еще усовершенствовать, убрать железнодорожный переезд, куда подвозят топливо для аэропорта (там тоже есть решение, как это сделать иначе). Это конкретные проекты, градостроительная политика, она должна быть. Я убежден, что все виды особого скоростного транспорта должны пользоваться приоритетом.

Отсутствие эффективных организационных и управленческих технологий приводит к очень сложным проблемам. Для нашего региона это еще и проблемы бюджета – денег надо больше

Есть примеры, когда отсутствие эффективных организационных и управленческих технологий приводит к очень сложным проблемам. Для нашего региона это еще и проблемы бюджета – денег надо больше. Я не думаю, что Москва испытывает ограничения бюджетные. Если бы были отработаны организационные технологии, я думаю, мэр не пожалел бы денег, но избавился от кучи снега, смерзшихся автомобилей и т.д. Или в Питере. Там бюджет такой, что ограничений нет. Но – падают сосульки, кровля в спортзале рушится... Потому что нет правильной организации многих процессов, которые должны отрабатываться на перспективу. Сейчас кажется, что все проблемы в деньгах, но мы очень быстро поймем, что есть организационные ограничения, не бюджетные. Не могу назвать точных сроков, но это решаемая задача. Могу привести пример – ну вспомните наш аэропорт семилетней давности. Вроде – тот же аэропорт, но чемоданы получали в холодном железном сарайчике, потом пробирались между кучами мусора и припаркованными машинами, непонятно было, как оттуда выбраться. Мёрзли. А что сейчас? И тоже казалось – что такого не может быть. Нам не очень верили, когда мы говорили о второй полосе. Зачем? Зачем она нужна, когда первая не до конца загружена. А ведь ее придется когда-то ремонтировать. Новосибирску достаточно на несколько месяцев сломать график полетов, и это будет уже не Новосибирск. Наш город не может без интенсивной транспортной коммуникации. И заборы для строительства метро стали ставить в 70-е годы, тоже ведь – не в прошлой жизни, это жизнь нашего поколения. И первый поезд пошел всего 25 лет назад. Конечно, трудно эти процессы решаются, потому что не очень адаптирована наша экономика, бюджет к решению этих инфраструктурных, коммунальных задач. Нужно многое менять в экономике, в построении бюджета, но не думать об этом, не планировать, не разрабатывать проекты – нельзя. Нужно идти вперед.

Известно, что в ближайшее время в московском авиаузле возникнут проблемы в связи с закрытием полос на ремонт в «Домодедово», «Шереметьево». Соответственно, какой-то трафик перераспределится в «Кольцово» (Екатеринбург) и, возможно, в «Толмачёво». Как-то обсуждалось это в Москве? Может ли что-то «Толмачёво» выиграть от этого процесса?

— «Толмачёво» — базовый аэропорт общероссийского значения и, конечно, строительство второй полосы во многом основано на этом. Иначе мне никогда не поверили и не дали бы столько средств. Но мне кажется, более сильной будет другая тенденция. Ведь сегодня мировое развитие все больше сдвигается в Евразию. Московские аэропорты были жёстко акцентированы на Европу. Говорят, мол, Сибирь – это удаленный район. Сейчас я спрашиваю – а от чего удаленный? Центры-то все сюда смещаются, удаленными вы становитесь, а не Сибирь. Центр многих геополитических, экономических и финансовых процессов – Пекин, Сеул, Индия, к которым «Толмачёво» ближе, чем «Домодедово» и «Шереметьево».

Пройдет немного времени и в Америку полетят самолеты через Северный полюс

Это требует времени, но мы настроены очень сильно укрепить аэропортовую структуру и Омска, и Новосибирска, и Красноярска, и Иркутска. Совершенно очевидно, что пройдет немного времени и в Америку полетят самолеты через Северный полюс. Не эффективно летать по широте, огибать весь земной шар, когда можно почти вдвое быстрее перелететь через север. В этом плане Новосибирск, Красноярск, Омск, Иркутск эффективнее с точки зрения своего географического месторасположения. Сейчас очень много необоснованных пересадок. Чтобы Москву разгрузить, конечно, нужно преодолеть этот огромный транзит, когда люди просто вынуждены заехать в Москву, чтобы куда-то улететь. Им не требуется функция Москвы, им нужно только транспортное перемещение. Можно активизировать аэропорты в Нижнем Новгороде, в Казани, в других городах. Эту логистику можно серьезно изменить. И сегодня авиакомпании, которые работают в московских аэропортах, специально перегоняют машины, чтобы из «Толмачёво» летать в юго-восточную Азию, уже в Москву не залетая. Они летают в Таиланд, на Хайнань, в Пекин и другие города, базируясь здесь, в Новосибирске.

Сейчас активно обсуждается возможность о введении в регионах такой должности как уполномоченный по правам человека. Как вам кажется, она будет полезна?

Губернатор должен себя чувствовать главным уполномоченным

— Эта практика достаточно распространена. И в Новосибирске есть даже базовая норма устава области, где этот институт сформулирован и заложен. Другое дело, что я всегда считал, что губернатор региона, который получает полномочия голосованием депутатов заксобрания, не может по понятиям не быть таким уполномоченным. Я всегда говорил, что я – главный ответственный и я — уполномоченный, потому что меня люди избрали и привели к власти. И я не понимаю, как эту функцию будет выполнять другой человек. У меня были сомнения, я не форсировал эту ситуацию, но старался максимально активизировать работу с населением, проводить личные приемы. Далеко не все губернаторы это делали, а мне часто говорили – все равно всех не примешь. Да, не примешь, но я должен формировать систему открытости и доступности власти. Я не исключаю, что такой институт должен быть сформирован – и по правам ребенка, и по правам человека. Надо только обеспечить взаимосвязь между губернатором и уполномоченным. Плюс здесь большой в том, что на губернатора сильно влияют органы власти, министерства, службы какие-то, они иногда информацию все-таки формируют исходя из своих ведомственных интересов. А уполномоченный должен быть максимально объективно, без всяких ведомственных интересов и ответственности, доносить эту информацию главе региона. Но все-таки губернатор должен себя чувствовать главным уполномоченным.

В свете последнего Госсовета, где обсуждались события на Манежной площади, как вы оцениваете межнациональную обстановку в Сибири?

— Я не скажу, что таких проблем вообще нет, потому что регионы Сибири так же многонациональны, как и большинство других. Более того, у нас есть регионы с национальными корнями – Бурятия, Хакасия, Тува, Республика Алтай, где есть малочисленные народы, коренное население. И все-таки мне кажется, что из-за того, что освоение Сибири предполагало приезд многих людей разных национальностей, а может — и из-за нахождения в суровом климате мы становимся внутренне добрее. Мне кажется, что у нас более толерантное отношение. Мы стараемся обращать на это внимание, создавать максимум условий для всех национальностей, чтобы они могли развивать свою культуру, традиции, проводить культурные обмены. Мы стараемся вести диалог. Очень важно формирование эффективной занятости и нормальной социокультурной среды для молодежи. Все-таки агрессия часто проявляется не из-за национальной принадлежности или состава крови, а от каких-то плохо решаемых экономических и социальных проблем. Если мы будем эффективно вести социально-экономическую политику, я уверен, мы сможем избежать национальных конфликтов.

Как вы лично отнеслись к известию о закрытии открытой станции метро «Золотая нива»? Было ли какое-то возмущение? Потому что, как многие в регионе считают, и, наверное, обосновано, это такой явный подрыв авторитета власти всего региона – закрытие такой станции, тем более когда каждый месяц говорят – она завтра откроется, а населению не предоставляется информация в должном объеме. Что там действительно происходит? Даже журналистам это непонятно.

— Это, конечно, болезненный и неприятный для меня случай. В силу своего возраста и опыта, первое слово, которое я говорю некоторым руководителям города, — это должно быть уроком. Уроком организации кадровой работы, уроком оценки конфликтов и реакции на жалобы. Мне, конечно, обидно. Я получал жалобы и сигналы в свое время по некоторым вещам по этой станции, но получил точные объяснения, что все проверено. Хотя и понимал, что отношения заказчика метро и проектировщика, подрядчика – ненормальные, что они проявятся. И говорил – разберитесь. Это было еще за полгода до ввода станции. Уверен, если бы на это более профессионально обратили внимание, такой ситуации не было бы уже. Очень полезная, но обидная ситуация. Сейчас нужно сконцентрировать усилия, чтобы оформить должным образом все документы, потому что большая часть проблем в оформлении документов, а не исправлении какого-то брака – строительного или проектного. Надо установить дополнительное оборудование. И нужно понимать, что после нескольких болезненных аварий требования технического надзора будут гораздо выше. И это правильно.

Подготовила Елена Шкарубо

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования