Архитекторы призвали изменить генплан Новосибирска: «Это нонсенс, когда власти и жители стоят на противоположных позициях»
© Кирилл Канин
Архитекторы призвали изменить генплан Новосибирска: «Это нонсенс, когда власти и жители стоят на противоположных позициях»
28 Июн 2013, 11:06 Новосибирский союз архитекторов России провёл круглый стол, посвящённый современным градостроительным проблемам Новосибирска. Заявленная тема и явно критический настрой анонса привели к аншлагу — зал был полон. Архитекторы распространили вместе с пресс-релизом своё обращение к органам власти (полпред, губернатор, мэр), сообщив в нем, что «грубые нарушения в застройке города отзываются острой болью в душе не только профессионалов, но и каждого жителя, разрушают градостроительную ткань города, подрывая его развитие». Кроме того, авторы обращения подвергли жёсткой критике систему «общественных слушаний»: они названы «фикцией, иллюзией», которые игнорируют мнение профессионалов.

Подобная инициатива Новосибирского союза архитекторов прозвучала совершенно неожиданно. Ведь до сих пор они не только молча сносили все «грубые нарушения в застройке», но и прикладывали к ним свою руку — в виде создания проектов. Если же какие-то разногласия и возникали, то они оставались внутри «корпоративной среды».

«Первым звоночком» стали возражения против строительства в центре Новосибирска 26-этажного отеля, высказанные в конце 2012 года. Мэр Владимир Городецкий тогда выразил удивление тем, что архитекторы не возражали ранее. Хотя, если быть объективными, для молчания архитекторов есть больше веских и материальных причин, чем для возражений.

И вот теперь появилось весьма критическое обращение союза архитекторов, а также — предложения внести изменения в градостроительную политику.

Только в последнее время произошло несколько конфликтов вокруг «точечной застройки» и уничтожения зелёных насаждений

Тема стала острой, только в последнее время произошло несколько конфликтов вокруг «точечной застройки» и уничтожения зелёных насаждений. Два из них вышли в публичную плоскость (стройка рядом с домом на Кошурникова, 5 и вырубка голубых елей на Вокзальной магистрали), остальные пока «тлеют». Поэтому интерес публики к круглому столу неудивителен: пришли около 50 человек, в зале не хватило сидячих мест.

Вёл мероприятие председатель Новосибирского союза архитекторов Владимир Пискус. Первой выступала Марина Колпакова, преподаватель архитектурно-художественной академии. Выступление профессора НГАХА и задало тон всей дискуссии. Начав с общих слов о том, что наш город — наш общий дом, она перешла к главному вопросу — «город для человека» или «город для бизнеса»? «Мы категорически были против лозунга „город для бизнеса“, поскольку считали, что градостроительство — это та область деятельности профессионалов, которая направлена на создание гармоничной, безопасной, здоровой среды обитания человека», — сказала Колпакова.

Но обострилось противостояние жителей города с одной стороны и городской власти и представителей бизнеса — с другой. Марине Колпаковой за последнее время пришлось давать четыре заключения по спорным объектам. «Почему руководство города и жители, которые обеспокоены здоровой средой, не могут найти общий язык?», — спросила она и предложила попытаться найти общий язык на круглых столах в союзе архитекторов.

Колпакова обозначила несколько нерешённых проблем, стоящих перед городом. Первая — градостроительная. По мнению профессора, нельзя «городу взвиваться», «строить точечно», не имея представления о комплексной застройке всей территории. Руководство Новосибирска говорит о необходимости комплексной застройки, но продолжает вести точечную: «Хотя бы то, что восемь лет отстаивают Нарымский сквер люди, восемь лет в суде, подумайте об этом! Насколько это нонсенс, когда власти и жители города стоят на противоположных позициях!»

«Хотя бы то, что восемь лет отстаивают Нарымский сквер люди, восемь лет в суде, подумайте об этом!»

Вторая проблема — законодательная. Градостроительный кодекс позволил заниматься градостроительной деятельностью людям непрофессиональным и безответственным. «Нужна разработка подзаконных актов, чтобы дополнить не очень проработанные законы». Марина Колпакова вспомнила, как местные нормативы по застройке менялись в ходе подготовки, и в итоге первоначально хорошие нормы были полностью выхолощены.

Третья проблема — экологическая. «Она настолько серьёзная, что именно она и вызывает наибольшее возмущение людей». Колпакова привела в пример строительство на месте кладбища в Берёзовой роще, продемонстрировав фотографии, на которых на срезе котлована видны останки могил. «Площадь Маркса — это вообще болевой нарыв на теле нашего города».

Четвёртая проблема — транспортная. «В городе — транспортный коллапс. Когда два часа добираешься до Академгородка, улица Большевистская, которая трещит по швам... И эту проблему не решишь ни строительством третьего, ни строительством четвёртого моста».

Пятая проблема — демографическая. «У нас отношение к детям — только на словах прекрасное. Когда разрабатывали генеральный план, и когда исполнители этого плана заложили всего 35 мест на тысячу жителей в детских садах, мы посчитали это недопустимым. Тогда, в 2007 году, на тысячу жителей приходилось 65 мест. В результате затормозилось строительство детских садов. Сейчас половина зданий занята непонятно какими учреждениями, и выкупить их, отдать их детям мы просто не можем».

Марина Колпакова призвала изменить генплан Новосибирска: «Я думаю, что стоит, наверное, обратиться к руководству города и области, чтобы они изыскали средства на корректировку генерального плана, который выполнен совершенно непрофессионально. И изыскать средства на разработку проекта застройки вот именно в тех болевых точках, чтобы комплексно решать проблемы той территории, на которую собираются посадить очередной какой-то объект».

После Колпаковой выступало много людей, однако споры шли, в основном, вокруг тех тезисов, которые озвучила она. Условно выступавших можно было разделить на несколько категорий.

Нормативы по застройке менялись, и в итоге первоначально хорошие нормы были полностью выхолощены

Первая, к которой принадлежали и сама Колпакова, и, судя по всему, Владимир Пискус, — это «несогласные архитекторы». Они постоянно указывали на системные недостатки в градостроительной политике и приводили конкретные примеры. К этой группе спикеров можно отнести также Александра Пряхина, критиковавшего градостроительный кодекс, Геннадия Туманника и Геннадия Гаврилова.

Другая группа — «лояльные архитекторы», в которую вошли главный архитектор Новосибирска Владимир Фефелов, начальник главного управления архитектуры и градостроительства мэрии Игорь Лукьяненко, заместитель гендиректора фирмы «СИАСК» и разработчик генплана города Михаил Ельский. Диапазон их комментариев разнился от «город развивается, становится лучше» (Ельский) до «поднятые проблемы типичны для всех городов России, Новосибирск выглядит неплохо на общем фоне, хотелось бы конкретных предложений» (Лукьяненко). Фефелов попенял критически настроенным коллегам за использование слова «непрофессиональный» применительно к составителям генплана. Кроме того, «лоялисты» вступились за бизнес, заметив, что «идёт жёсткая конкуренция за инвесторов».

Между этими двумя группами архитекторов разместился Игорь Поповский. О проекте 26-этажной гостиницы на Ленина он сказал, что предполагался не один небоскрёб, а два: второй должны были поставить на углу Вокзальной магистрали и Советской, где теперь разбит сквер, и вот тогда бы композиция смотрелась нормально. Поповский также внёс конструктивное предложение — все проекты заранее размещать на сайте.

Ещё была группа «депутаты и строители» — Вера Коновалова («Строймастер»), депутат заксобрания области Николай Мочалин (ЗЖБИ-4) и председатель постоянной комиссии по градостроительству новосибирского горсовета Вячеслав Илюхин.

Илюхин зацепился за противопоставление «города для бизнеса» и «города для человека» и насел на тему «если не будет бизнеса, человеку будет нечего кушать». Насел напористо, с навыками политического бойца, к чему интеллигентные архитекторы оказались явно не готовы. Попытки вставить слово встречали реплики вроде «Я вас внимательно слушал, и вы меня не перебивайте» и «Давайте не будем кричать, я тоже кричать умею, ещё всех вас перекричу». Закончив свой спич в защиту бизнеса, без которого городу не жить, Вячеслав Илюхин умерил пыл и позволил разговору продолжаться.

Коновалова красочно и эмоционально рассказала историю своего бизнеса с начала 90-х до настоящего времени со всеми кризисами. К чему это было рассказано, я честно сказать, не понял.

«Баланс надо искать не через диалог между чиновниками и населением, потому что это то же самое, что диалог между овцой и волком»

Мочалин призвал собравшихся к поиску баланса интересов бизнеса и жителей и предложил пользоваться возможностями заксобрания. «Только баланс надо искать не через уговоры, не через диалог между чиновниками и населением, потому что это то же самое, что диалог между овцой и волком. Их надо принудить — законом». По словам Мочалина, ни разу за время его нахождения в заксобрании депутаты не повлияли на решения мэрии: «Нам говорят, что это не наши полномочия. Если у вас есть идеи, как повлиять на градостроительные правила в области — приходите, предлагайте, а юрист это изложит в виде нормативных актов».

Четвёртую группу выступающих составили представители общественных организаций — присутствовали защитники Нарымского сквера, Берёзовой рощи, сквера Сибиряков-Гвардейцев, а также два представителя молодого поколения — Олеся Вальгер из группы «Искалеченный Новосибирск» и Олег Алаев из «Политдозора». Активисты крайне критически высказывались о политике городской власти в деле застройки зелёных зон, демонстрируя конкретные примеры их уничтожения.

Характерна была реакция на выступления общественников архитекторов-«лоялистов», в существенной степени ответственных за описываемые безобразия. Их лица выражали полное безразличие: «Ну вот опять, ну сколько можно, как это скучно и утомительно». Защитники «зелёных зон», отнесенные кем-то когда-то к «маргиналам» и «городским сумасшедшим», так и продолжают пребывать в этой нише — в головах чиновников.

К упрёкам же со стороны коллег по цеху «лоялисты» относились по-другому. Спорили, обижались (за «непрофессионализм») призывали к конструктивности.

«Мы видим, что существует очень плотный союз чиновника и бизнесмена, а контакт с городом отсутствует»

Хочется отметить ещё два выступления. Геннадий Туманник внёс уточнения в дилемму «бизнес или человек»: «Да, это очень важно — привлечь инвестора в город, потому что строительство в городе — это рабочие места, новые объекты, жилые дома. Но когда мы видим, что существует очень плотный союз чиновника и бизнесмена, а контакт с городом отсутствует, это начинает приводить к тем ошибкам, которые мы за эти годы успели очень много в городе построить. Поэтому город — конечно, в первую очередь, для человека. Думаю, и инвестор деньги вкладывает, не только чтобы в карман прибыль получить».

Туманник показал на слайдах, как застраивалась историческая часть Новосибирска, раз за разом лишая его возможностей для дальнейшего развития, как ради отдельных проектов застраивались долины малых рек, как на Красном проспекте возводился «самострой», как на месте памятников архитектуры вставали многоэтажки. Одной из причин такой политики Геннадий Туманник считает позицию общественного градостроительного совета: «Он фактически не работает на город, а выполняет волю чиновников, волю бизнесменов».

Председатель комиссии по этике Новосибирского союза архитекторов Геннадий Гаврилов обратился к истории Челюскинского жилмассива, рассказав, как был изуродован гармоничный архитектурный ансамбль с дворами, скверами и бульварами. Рассказал в хронологическом порядке, как, где и в какой последовательности появлялись «чужеродные» объекты и уничтожались зелёные зоны. Тайга.инфо позже опубликует полную стенограмму выступления Гаврилова.

Кроме прочего, он рассказал и об интересной практике общения городских властей и застройщиков с архитекторами. Оказывается, именно тем архитекторам, чья концепция нарушалась и кто наиболее активно возражал, и предлагалось «в утешение» проектировать новые здания. Мол, сделать ничего уже нельзя, всё решено — но вы хоть запроектируете. Подобными практиками, конечно, тоже можно объяснить столь долгое молчание сообщества архитекторов. Ведь теперь, если начнёшь выяснять, кто именно проектировал того или иного «монстра», всплывает имя человека, который, по сути, не несёт за это ответственности. Почти не несёт.

Алексей Мазур
Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Мнения
На что потратить 700 млн за пять лет?
Наталья Пинус
Очень хочется, чтобы программа «Комфортная городская среда» работала на весь город.
© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования