«Когда кто-то делает, как в первоисточнике, получается скандал»: Резия Калныня и Айнарс Рубикис о новой «Травиате»
© Виктор Дмитриев
«Когда кто-то делает, как в первоисточнике, получается скандал»: Резия Калныня и Айнарс Рубикис о новой «Травиате»
15 Апр 2014, 07:31 Предыдущая версия «Травиаты» не сходила со сцены Новосибирского театра оперы и балета с 1999 года. Новую НГАТОиБ представит 25 апреля. Режиссёр Резия Калныня и главный дирижёр театра Айнарс Рубикис поговорили с Тайгой.инфо о детских травмах, культе солистов, наносном в музыке и предстоящей премьере. Тайга.инфо: Когда «Травиата» только появилась, эта история считалась скандальной. Теперь это классическая опера, на которую приходят, кажется, просто послушать любимые арии и расслабиться. Но можно и из неё вытащить всё, что по-настоящему трогает и заставляет включиться в переживание, а не расслабляться. Ваша история будет в первую очередь о чём?

Резия Калныня: Нам — а я представляю наше с Айнарсом мнение — всегда интереснее искать борьбу, внутреннюю и внешнюю. И это история про выбор, про то, что человек каждый день, каждую минуту может выбирать, ведь он же обладает свободной волей. И про то, как мы себя ведём в обществе и семье. Мы же всю жизнь боремся с детством, с детскими травмами.

Тут мы можем приоткрыть сценографию — у нас есть большущая клетка, у каждого героя — своя. И у каждого есть своё мнение, как надо жить, как любить. Но люди внутри травмированы. Взять встречу главной героини Виолетты и Жермона, отца её возлюбленного Альфредо: сколько нужно условий, чтобы старик Жермон увидел истину, а не вот это «я всё знаю, ты куртизанка, на тебе клеймо, я не вижу в тебе человека». Но это потому, что у Жермона у самого — травма. И сам Альфредо, наконец, взрослеет не когда покидает физически дом, а когда прощается с внутренними отцом и матерью.

Тайга.инфо: В одной русской песне есть слова «Когда нигде нет привязанностей — это называется убить свою мать».

Калныня: Это так и есть. Конечно, не нужно, чтобы кто-то начал бить мать. По либретто нам было интересно смотреть, как ведёт себя Жермон — обычно он как воды в рот набрал. А с Виолеттой он очень хорошо знает, что делать. А яблоко от яблони недалеко падает, в либретто нет никакого разговора про мать Альфредо, то есть мы принимаем, что мать умерла. Отец один выращивал сын и дочь. А у Виолетты, по либретто, никого нет.

У каждого из этих трёх героев есть оправдания. Они не приходят сразу готовые к нам. Каждый из них начинает в своей клетке, и каждый проходит свой путь от прошлого к настоящему

Жермон играет главную роль в судьбе любви, он ранит себя и остаётся вообще один со своими предрассудками, его ломает. Но у каждого из этих трёх героев есть оправдания. Они не приходят сразу готовые к нам: страдающая больная Виолетта, Альфредо а-ля Ромео и старенький Жермон из высшего общества, который пришел молиться Виолетте, чтоб она бросила Альфредо. Каждый из них начинает в своей клетке, и каждый проходит свой путь от прошлого к настоящему. Люди живут прошлым или ждут будущего, мало кто живёт настоящим. Если бы Жермон увидел настоящую Виолетту, а не прошлую, не куртизанку, увидел бы её душу, было бы какое-то другое решение. Но они настоящие никак не могут встретиться.

Айнарс Рубикис: Всегда интересно докопаться до сути дела. Вы сами сказали: человек приходит послушать прекрасную музыку и расслабляется. Но, в конце концов, это сюжет же довольно страшный, не прекрасный, как музыка. Но со временем это всё...

Тайга.инфо: ...Лаком покрылось?

Рубикис: Да! Но даже если вспомнить, что это реальная история, произошедшая когда-то в жизни, мурашки по коже бегут. Когда мы ставили «Жанну» («Жанна Д’Арк на костре», — прим. Тайги.инфо), это вообще было путешествие в историю, чтобы понять, почему за шестнадцатилетней девушкой вдруг пошли три тысячи мужиков. Здесь то же самое. И в музыке для меня важно докопаться, почему композитор делает так или иначе. Бывает, мы живём в доме и постепенно обрастаем вещами так, что начинаем выбрасывать их или раздавать знакомым. То же самое происходит и с музыкой. Опера обрастает какими-то искусственными традициями: замедления, ускорения — это всё наносное, просто люди к этому привыкли. И когда кто-то делает, как в первоисточнике, получается скандал.


ХХ век внёс большие изменения в оперный жанр — появился культ солиста, слишком большая свобода солиста. Если приходит высокая нота или красивая мелодия, значит, я могу показать свой голос. К сожалению, даже некоторые большие дирижёры это одобряли. Так вот в «Травиате» Верди мы не разрешаем такую свободу солистов, потому что иногда теряется смысл. У меня был разговор с тенорами об арии в «Князе Игоре», они там поют «Скорей, скорей приди...» И на высокой си-бемоль они поют «Скорей, скооорей» — так долго, что я почти останавливаю музыку. И в «Травиате» много таких моментов: идёт хороший темп, вступает Виолетта с красивой мелодией, ей хочется распеться... Нет, так не будет. Это противоречит смыслу, слову, над этим надо работать.

Тайга.инфо: Предыдущая «Травиата» на фоне других давно идущих в НГАТОиБ опер не выглядела такой уж ветхой.

Рубикис: По большому счёту, любой спектакль можно прокатывать максимум пять лет, дальше начинается уже другая эстетика в обществе. И это проблема репертуарного театра, не только нашего. Нужно определенное количество спектаклей, которые мы должны держать. Было бы здорово, если бы посыпался ливень денег, и мы бы смогли все их заменить, но сейчас трудное время. С одной стороны, есть то, что нам хочется, с другой — обстоятельства. Но есть такие люди в Новосибирске, которые не хотят в этом разбираться, смотрят издалека, не знают внутренней каши и пишут: «Почему сделали сезон Стравинского и не сделали сезон Верди?» В прошлом сезоне администрация театра говорила, чтобы будет «Набукко» Верди и будет «Тангейзер» Вагнера — ну вот и спросите у администрации театра, почему их нет.

Тайга.инфо: Скажите тогда, в каком направлении вы двигались два сезона, что вы делали?

Рубикис: Я как сырой дирижёр пришёл с амбициями, мол, сейчас буду делать то, то и то, но мне рожки быстро пообломали. Изначально я задумывал очень простую вещь — идти театру вместе со временем. Я благодарен Игорю Зеленскому, что они решили ставить «Весну священную», потому что меня бы иначе загрызла совесть. Она меня грызла и по поводу Верди, но всё не получилось сделать. Мы ещё хотели Бриттена... Проехать Стравинского, Бриттена, Верди и Вагнера — это ух! Ну, мы будем отмечать 201-й день рождения Вагнера — мать и отец празднуют всякий год жизни дитя, что тут плохого.
 

В прошлом сезоне администрация театра говорила, что будет «Набукко» Верди и будет «Тангейзер» Вагнера — ну и спросите у администрации театра, почему их нет

Самым главным для меня было и остаётся предложить зрителю разнообразную музыку по нашим средствам. Те дебаты о «Мессе»... Это хорошо, что у людей есть реакция. Плохая или хорошая лучше, чем никакая. «Месса» — это форма, структура, нужно не смотреть отдельные номера, а смотреть в целом. Так же и в концертах мы стараемся знакомить зрителя с разной музыкой, нет пути «Мы играем только ХХ век» или «Сейчас мы сыграем всего Стравинского» — это совсем не так.

Тайга.инфо: Перед премьерой Наймана я готовилась и слушала его в записях, это было сложно, но вживую всё оказалось гораздо понятнее.

Рубикис: Новую музыку всегда нужно слушать живьём. Я очень рад, что ректор консерватории тоже такой фанат новой музыки. И я знаю, что он поддерживает меня, и я не одиночка.

Тайга.инфо: Вы так говорите, как будто вам приходится преодолевать некоторую инерцию со стороны зрителей и в театре. Как вы это делаете?

Рубикис: Говорю себе «Закрой уши и борись!»

Тайга.инфо: Возвращаясь к «Травиате» — какой она будет? Будет ли это изящно или богато?

Калныня: Мы хотим, конечно, чтобы душа зрителя была полна эмоциями, а то, что мы видим на сцене, помогло бы подчеркнуть смысл. Это не будет привязано к эпохе, нам важны вечные ценности: любовь, ненависть, предрассудки, смелость. Время не важно, но очень хочется, чтобы было красиво.

Беседовала Маргарита Логинова
Фотографии Виктора Дмитриева

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования