Толоконский в суде ответил на вопросы Солодкина о дружбе, барахолке и покупке голосов на выборах
© Наталья Гредина
17 Ноя 2014, 14:48 Красноярский губернатор Виктор Толоконский дал показания в судебном процессе по делу Солодкиных. Он рассказал, что Александр Солодкин-старший не использовал дружбу с ним в личных интересах, «не покупал» ему голоса на выборах, а также признался, что мало знает об арендаторах новосибирской барахолки. О допросе Толоконского ходатайствовала сторона защиты. Напомним, бывший начальник департамента физкультуры и спорта Новосибирской области Александр Солодкин, его сын, бывший вице-мэр Новосибирска Александр Солодкин-младший и бывший замглавы регионального УФСКН Андрей Андреев обвиняются в сотрудничестве с ОПС «Труновские».

Бывший полпред президента в Сибири, экс-глава Новосибирской области Толоконский дал показания по видеосвязи из Красноярска. Тайга.инфо публикует ту часть допроса, в которой вопросы Толоконскому задавал Солодкин-старший, известный дружескими связями с ним.

Толоконский: Александра Наумовича Солодкина знаю с 1970 года, и он является моим другом и товарищем по жизни и с этого времени мы с ним всегда поддерживали тесные дружеские отношения. Солодкина Александра Александровича знаю, как знаю и всю семью Александра Наумовича. Мальчика знаем с раннего возраста, с садика, как сына своих друзей. Никаких конфликтов [с Солодкиными] не было. Фамилию Андреева слышал, наверное, может где-то и видел его в работе, но знаком лично не был.

Солодкин: Почему вы решили в январе 2003 года предложить мне должность председателя облспорткомитета Новосибирской области?

Толоконский: По вашему опыту, по вашей подготовке вы, безусловно, отвечали всем возможным требованиям этой должности, ну а решение рождалось достаточно быстро. Я понимаю, что в то время была не очень качественная работа в сфере спорта. Я помню, как вы и группа известных тренеров были у меня в кабинете, обсуждали какие-то вопросы спорта, и я тогда в присутствии авторитетных для меня людей спортивной общественности обратился к вам с предложением перейти на эту работу, внести новую энергию в спортивную отрасль области.

Вы оправдали и мои надежды, и надежды многих спортсменов Новосибирской области. Вы внесли новый импульс в жизнь массового спорта

Солодкин: Я в чем-нибудь подвел вас, проработав без малого шесть лет или, возможно, оправдал ваше доверие и надежды?

Толоконский: Вы оправдали и мои надежды, и надежды многих спортсменов Новосибирской области. Вы внесли новый импульс в жизнь массового спорта, спорта высших достижений, вас уважали и уважают в Москве, и решались многие вопросы, связанные с укреплением авторитета области в сфере спорта. Я убежден, что чувство уважения к вам у новосибирцев всегда было очень высоким.

Солодкин: Был ли я когда-нибудь членом вашего избирательного штаба сначала в мэры, а потом в губернаторы?

Толоконский: Я не очень знаю все нюансы работы того актива, потому что как таковых шагов я не очень так знаю. Было просто очень много людей, которые меня всегда поддерживали, и каждый принимал какое-то участие. У нас никогда не было в выборном процессе технологий, у нас была работа с людьми, и каких-то особых функций и задач на вас я никогда не передавал.То, что вы могли участвовать, агитировать, встречаться с людьми — это совершенно естественно. Всегда был кто-то из моих заместителей, чаще это — Беспаликов Алексей Акимович на свое усмотрение давал текущие поручения, связанные с выборным процессом, поэтому не могу однозначно определенно сказать, были ли или не были [в штабе].

Солодкин: Вы не помните, Борис Потапович возглавлял филиал штаба по выборам губернатора в 1999 году, который располагался в помещении баскетбольного клуба по адресу Серебренниковская, 23?

Толоконский: Да, помню. Он отвечал за работу с федерациями спорта, и работал в мэрии в качестве специалиста, ответственного за общественные связи, и помню, что свою часть работы выполнял в том помещении.

Солодкин: После победы на выборах, вы приходили в этот штаб, чтобы поблагодарить избирателей, которые там работали?

Толоконский: Да, приходил, помню эту встречу: очень много было ветеранов спорта, общественников.

Солодкин: Скажите, вы когда-нибудь слышали, что я покупал голоса на губернаторских выборах?

Мы всегда на всех выборах участвовали не только в полном соответствии с требованиями закона, но и обязательно придерживались очень серьезных нравственных принципов

Толоконский: Я никогда не слышал. Это никогда не было в нашей работе, мы всегда на всех выборах участвовали не только в полном соответствии с требованиями закона, но и обязательно придерживались очень серьезных нравственных принципов. Все делалось в разговоре с людьми, чтобы они доверяли и были с нами.

Солодкин: Был ли такой случай, чтобы деньги на вашу компанию выделил бизнесмен Фрунзик Хачатрян в 1999 году?

Толоконский: Я не помню, равно, как не могу ни про кого сказать, потому что все, что касалось проведения какой-то предвыборной технологии, я никогда в этом не участвовал, поэтому не могу ни подтвердить, ни опровергнуть.

Солодкин: В 2000 году, когда вы первый раз избрались губернатором, если бы у меня было желание, я бы стал председателем облспорткомитета?

Толоконский: Думаю, что во всяком случае, это бы очень серьезно обсуждалось, так как команда формировалась заново, и я никогда до того дня, когда я не просто предложил помочь мне, с вашей стороны не было предложений занять какую-то должность. Но, безусловно, вы бы могли занять ее и в 2000 году.

Солодкин: Я никого не подсиживал?

Толоконский: Нет, безусловно, нет.

Солодкин: Я когда-нибудь использовал наши отношения в корыстных целях или ради карьеры?

Обладая ресурсом власти, никогда не мог поддерживать дружеские отношения, которые как-то пытались использовать в личных корыстных целях

Толоконский: Нет, никогда. И это — как раз то, что всегда отличало и вас, наши отношения, и что было, если хотите, было определяющим в наших отношениях. Я долго, занимая уже такие публичные должности, и обладая ресурсом власти, никогда не мог поддерживать дружеские отношения, которые как-то пытались использовать это в личных корыстных целях.

Солодкин: Был такой случай, что были имущественные проблемы в организации «Запсибзолото», которая с 1998 по 2003 год была спонсором [баскетбольной] команды «Локомотив»?

Толоконский: Я помню, что давал какие-то поручения департаменту имущества, потому что там были какие-то проблемы, связанные с арендой площадей, допускаю, что могли быть какие-то конфликтные ситуации. Подробностей здесь не знаю, но, опять же, это не исходило от вас, а были какие-то ко мне официальные обращения и жалобы, и я давал необходимые поручения структурным органам власти.

Солодкин: Я правильно понял, что я к вам никогда не заходил с письмом от этой организации и не получал от вас никакой подписи?

Толоконский: Никогда. Письма я мог получать, но это связано с вами никогда не было.

[...]
Солодкин: Присутствуя на играх футбольных, хоккейных, волейбольных, баскетбольных, в перерывах между таймами, могли спонсоры подойти к вам и обратиться с каким-то личным вопросом, с какими-то проблемами, которые были в их организациях?

Толоконский: Да, могли, и это совершенно нормально. Но, как правило, если вопрос касался какой-то серьезной проблемы, я назначал время встречи, но это и одна из задач губернатора, чтобы те спонсоры, которые поддерживают спорт, культуру, могли с какими-то своими проблемами обратиться и найти понимание, что их услышат. Не значит, что решат, все, что они попросят.

Солодкин: Кто был инициатором приглашения в Новосибирск тренера сборной России Бориса Соколовского для работы с женской командой «Динамо-ГУВД»?

Толоконский: Первым, кто меня познакомил с Соколовским, были вы. Поэтому, думаю, что это были вы, хотя, может быть, каких-то нюансов не знаю. Я считал, что это очень важное решение для женской команды.

[...]
Солодкин:
Нам удалось с вами вместе на протяжении двух сезонов сохранить этого известного и талантливого тренера Соколовского и сохранить состав?

Толоконский: Да, конечно, при том, наверное, моей заслуги немного, а вот ваша заслуга, заслуга тех, кто поддерживал клуб. Мы имея огромную команду, которую финансировали самые разные спонсоры, сохранили место в суперлиге, всегда были в первой восьмерке и при наших возможностях — это очень серьезный, заслуживающий уважения результат.

Солодкин: Вы не помните, в октябре 2009 года, перед началом сезона, перед первой игрой, игроки команды женской заявили ультиматум и сказали, что не выйдут на первую игру с ЦСКА, если им не выплатят долги по зарплате за сентябрь в 2009 году, вы помните такой случай?

Толоконский: Ну, к сожалению, таких случаев было не один, и я не все могу вспомнить, но напомним, что действительно, принимая известную команду, открывая сезон, мы, действительно, с такой ситуацией сталкивались.

У меня изъяли деньги, зарплату команды. Я должен доказать, что деньги были собраны 

Солодкин: А вы не знали о том, что директор клуба, полковник Рыжов, расписался в своей беспомощности, бессилии, принес мне ведомость и сказал, что если вы не выдадите хотя бы 50% зарплаты, то на игру девочки не выйдут?

[Судья просит задавать вопросы в рамках предъявленного обвинения]

У меня изъяли деньги, зарплату команды, и я должен это подтвердить, у меня изъяли при обыске. Я должен доказать, что деньги были собраны, и была...доказывать не должен. Это предъявленное мне обвинение, у меня изъяли [деньги].

Судья Лариса Чуб: Так, я попрошу, все-таки, уважительно относиться к суду, не надо пререкаться с председательствующим.

Солодкин: Вы не помните случай с Рыжовым?

Толоконский: Я как бы не помню всех деталей, сколько там денег, но то, что Рыжов не проявил никаких администрационных способностей к тому, чтобы нормализовать ситуацию [я помню]. Я помню, что я говорил с Сергеем Глушковым, что работу в клубе нужно изменить, и ответственность тех людей, которые отвечают за спортивный клуб, должна быть выше, поэтому вполне допускаю, что именно в такую ситуацию Рыжов поставил вас и других руководителей наблюдательного совета, руководство команды. Поэтому допускаю, но не помню каких-то деталей.

Солодкин: Вы знали о том, что Хачатрян заявил, что он через Потаповича и Беспаликова передавал деньги на вашу выборную кампанию?

Толоконский: Нет, я ни от него, ни от кого-то не слышал, лучше этот вопрос адресовать Беспаликову или Потаповичу, на которых он ссылается. Со мной никто никогда ни о каких деньгах не разговаривал.

Солодкин: Когда у Хачатряна [были] какие-то проблемы с РУБОПом и СОБРом, по поводу земли под рынком или «Тензор», или «Манэ», я участвовал в вопросе непродления договора по аренде земли между мэрией и Хачатряном?

Толоконский: Никакого вашего участия не было, как и равно каких-то других людей. И, действительно, была какая-то такая общая моя позиция как мэра города, чтобы все договоры в районе вещевого рынка были остановлены, не продлялись. И можно было выработать единую концепцию, чтобы уже тогда, в конце девяностых годов, отказаться от технологии организации торговли земли, можно было создать такую ситуацию, чтобы все, кто имел интерес к бизнесу, должны были там построить капитальные торговые центры, торговые павильоны. Вот по этим причинам, я думаю, что ко всем был одинаковый подход и никто ко мне с возражением по этой позиции, с какими-то ходатайствами никогда не обращался.

Какие на вещевом рынке были внутренние противоречия, к сожалению, я не знал тогда и не знаю сейчас

Солодкин: А вы случайно не помните, кому было выгодно вытеснить Хачатряна с вещевого рынка, кому он мешал в то время?

Толоконский: Я не могу содержательно ответить на этот вопрос, потому что я ни тогда не знал, какой там состав арендаторов, ни, тем более, сейчас этого не могу знать и помнить. Большая часть земли была у муниципального предприятия «Вещевой рынок», были, наверное, какие-то частные арендаторы. В самом конце девяностых годов, в конце моей работы мэра города, я принимал решение, что никакие договоры больше не появятся, новые договоры больше не заключаются. И мы готовили программу, по которой все, кто имел там аренду земельных участков, должны были подписать обязательство, соглашение с мэрией, построить крупные торговые центры. Какие там были внутренние противоречия, к сожалению, я не знал тогда и не знаю сейчас.

Солодкин: Вы не помните, кто инициировал всю процедуру конфликта с Хачатряном?

Толоконский: Нет, не помню.

[...]
Солодкин:
Звонил ли я когда-нибудь вам в 1999 году в Карловы Вары с просьбой, чтобы вы не продлевали договор аренды Хачатряну?

Толоконский: Нет, никогда не звонили. И я не убежден, что в 1999 году я бывал в Карловых Варах, я там был в первый раз ну точно не в 1999 году, помню, у меня там была небольшая проблема, я догонял супругу, она уехала раньше, я задержался по работе. Думаю, что это был 2002 год, это точно я был губернатором и я оказался в аэропорту без визы, и там были проблемы, это я хорошо помню, что это были 2000-е годы. В 1999 году ни в каких Карловых Варах не был и быть не мог.

Солодкин: Когда-нибудь вы бывали у меня дома и встречались с кем-нибудь из наших общих знакомых в моей квартире?

Толоконский: Нет, я не был и ни с кем не мог там встречаться

[...]
Солодкин:
Были случаи, когда я использовал бюджетные средства в личных целях, работая с вами?

Толоконский: Нет, никогда этого не было. У вас достаточно адекватная ответственность, понимание, как нужно исполнять закон и обращаться с бюджетными средствами.

[...]

Солодкин: Мог я попасть на работу в областную администрацию без допуска ФСБ?

Толоконский: Нет. Думаю, что этот процесс идет параллельно с назначением на должность.

Солодкин: Если бы я был в какой-то разработке по линии ОРБ, МВД, ФСБ, вы бы знали об этом?

Толоконский: Конечно, потому что губернатор получает необходимую служебную информацию от правоохранительных органов. Если бы были какие-то даже намеки и подозрения на ваши контакты с кем-то, я бы обязательно получил, если уж не официальный документ, если не было каких-то аргументов, а какие-то разговоры. Говорю совершенно откровенно и искренне, никогда в отношении вас такого не было.

Солодкин: Вы слышали когда-нибудь имя такого новосибирского бизнесмена — Хасана Ганеева, который утверждает, что через меня имел прямой выход на вас и пилил бюджет?

Толоконский: Нет. Никогда не знал ни такого имени, ни такой фамилии.


Подготовили Ярослав Власов, Наталья Гредина, Анастасия Кораблёва


Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования