Александр Шаенко: «Космос — это новые смыслы для человечества»
© Наталья Гредина Александр Шаенко
Александр Шаенко: «Космос — это новые смыслы для человечества»
07 Авг 2015, 07:00 Александр Шаенко к 32 годам успел запустить в космос несколько аппаратов и организовать бакалавриат, где студенты будут учиться понимать космонавтику с точки зрения бизнеса. Пока идет набор на кафедру, он рассказал Тайге.инфо, когда человечество достигнет звезд и «почему космос — это круто». В Новосибирске Шаенко прочел лекцию «Красота космоса и космонавтики». По словам организаторов из Информационного центра по атомной энергии, приезд космического инженера вызвал у новосибирцев небывалый ажиотаж: 30 июля в центре собралось около двухсот человек. Шаенко рассказал зрителям об аппарате, который летел до Титана семь лет и замерз там за два часа, о шестиугольных штормах на полюсах Сатурна, в каждый из которых поместилось бы полторы Земли.

Оказалось, что все космические аппараты для американских разработчиков — женского рода, вулкан Олимп на Марсе в три раза выше Эвереста, а ночная Россия с МКС выглядит как огромное темное пятно. Шаенко называет космонавтов «нежными существами» — они часто просят прислать им на орбиту ароматизированные сухарики, которые «пахнут чем-то земным», но из-за крошек в невесомости этого делать нельзя. Средняя зарплата космонавта — 80 тысяч рублей, но «у них довольно большие командировочные». О том, почему космос вновь стала будоражить умы людей и зачем человечеству внедряться во внеземное пространство, мы поговорили с гостем перед лекцией.


Тайга.инфо: Как вы стали строителем космических аппаратов? С детства знали, что будете этим заниматься?

— В инженерное дело в области космонавтики я пришел очень плавно — мой отец служил в космических войсках. И космонавтика была со мной с самого раннего детства. Сколько себя помню, всегда была космонавтика. Поэтому у меня не было даже какого-то особого выбора. Мне это всегда было интересно, я хотел заниматься именно этим. Родители, естественно, переезжали, и когда я оказался в Подмосковье, я должен был поступать и выбрал космическую специальность. И потом занимался ей в течение всей своей жизни, работал над всякими интересными проектами.

Тайга.инфо: Какими?

— Когда я учился, занимался крупногабаритными космическими конструкциями. Это всякие антенны, которые на Земле сложены, а в космосе открываются. Солнечные батареи, выездные устройства, фермы. Это было еще в институте. Потом вместе с коллегами из ГКНПЦ им. Хруничева участвовал в разработке ракеты-носителя KSLV-1, это южнокорейская ракета. Она полетела в 2011 году, успешно с третьей попытки. Потом я участвовал в проекте создания тяжелого ракетоносителя «Ангара», она полетела в прошлом году с первой попытки, летала два раза. Там я занимался анализом безударности старта ракеты, чтобы она ни на что не наткнулась при старте. Чтобы ступени, которые отбрасываются, не задели то, что улетает дальше, чтобы спутник отделялся хорошо. Я строил математические модели, проводил испытания, и вот «Ангара» полетела, слава богу.

Тайга.инфо: Что испытывает человек, чье творение вот-вот улетит в космос?

— Это гигантский эмоциональный подъем. Потому что вы видите в этом огромном железном чудище, которое изрыгает пламя, вашу мысль. Это невероятное удовольствие.

Тайга.инфо: Как это было? Вы же знали, наверняка, до минут, когда «Ангара» стартует? Следили же?

— Да, безусловно. Это было довольно давно, кстати, в 2006 году. Ты смотришь и вспоминаешь, как это все происходило, в твоей модели, как она двигалась, какие условия на нее влияли. Ты помнишь, как ты ее рисовал, и видишь, как теперь все работает в реальности. Это словно осуществление мечты.

Позволю себе немного забежать вперед в рассказе о моей деятельности. Есть такая частная компания «Даурия Аэроспейс», основанная выпускником НГУ Михаилом Кокоричем. Вот он, собственно, и организовал людей, которым было бы интересно строить частные космические аппараты. Мы с коллегами делали спутник DX1, это второй такой российский аппарат. И это тоже было совершенно необычное чувство. Когда ты начинаешь делать спутник с самых первых эскизов, с самых первых расчетов, первые уравнения пишешь. Потом ты получаешь чертежи, потом эти чертежи превращаются в нечто материальное, в железки. Ты железки собираешь прямо своими руками и испытываешь.

И потом, в самом конце, ты берешь этот спутник, который ты сделал, и видишь какую-то линию, которая была проведена именно тобой. Потом ты эту штуку прикручиваешь к ракете, своими руками. И вот тут возникает такой очень интересный переход. Ты занимался этим долго и душу в это вложил. И чувствуешь некое родство с этим, в этом механизме есть некая частичка тебя, и всё это вместе работает так, как ты хочешь. Ты, условно говоря, ее учил, научил, и теперь она как-то правильно живет. А потом ты понимаешь, что вот — ракета. Ракета улетит в космос, и ты никогда больше свою частичку не увидишь. И она существует в виде звездочки в небе, и ты можешь на нее посмотреть, но никогда ты больше ее не потрогаешь, ничего не исправишь. Контакт есть, ты можешь общаться с ней по радио, она выполняет какие-то операции, которые ты ей говоришь, но ты никогда ее больше не увидишь, никогда в жизни.
Тайга.инфо: Щемящее чувство?

— Комплексное чувство: и приятно, что она там есть, что она живет, и ностальгия из-за того, что ты больше с ней никогда не встретишься. И ты пытаешься представить, как сейчас в далеком космосе эта штука как-то поворачивается, на нее светит солнце, с ней что-то приключается. Получается, относишься как к живому. Если ты сделал это от души, то все это ты можешь пережить.

Тайга.инфо: Никогда не думала, что человек, который проектировал ракету, может по ней скучать. Вы еще упомянули южнокорейский аппарат, который взлетел не с первого раза. Тоже, наверное, сильное ощущение?

— Конечно, причем это тоже очень интересно. Южная Корея участвовала в одной из ступеней, но большая часть ракеты была сделана Россией. В частности, у них был сделан такой острый кожух, который защищает верх ракеты при выходе из атмосферы, потом он сбрасывается. Нужно было понять, как все это работает, я занимался этими расчетами. И самое ужасное для меня было, что как раз первый пуск был неудачным из-за того, что одна створка не отделилась. То есть это было непосредственно то, чем я занимался. Я был очень огорчен. Выяснилось, что авария была не по нашей вине, у корейцев просто отказал один из толкателей. И вот это тоже необычные ощущения. Что вот эта штука как-то живет, но при этом неправильно. Хочется, чтобы она жила правильно, хочется как-то ей помочь.

Космонавтика вообще примечательна тем, что в ней очень много всего предельного. То есть вот машина сделана на пределе нашего понимания о космосе, нашего понимания о материалах, которые там работают. То есть сделать ракету из чугуна, например, принципиально не получится, это мы понимаем. Но это все такое очень-очень на грани. И грань очень просто переступить. И поэтому так уж часто получается, что машина ломается реже, чем ракета. 

EARTH from Michael König on Vimeo.

Тайга.инфо: Как вы думаете, зачем люди вообще начали летать в космос? Некоторые считают, что вкладывать такие огромные средства в изучение огромных летающих безжизненных камней — нецелесообразно.

— Все это возникло, в основном, из-за политики. Надо сказать, что после войны весь мир считал Америку передовым государством во всех смыслах. Она самая богатая, у нее самые лучшие технологии. И в 1957–1958 годах проходило такое международное исследование «Международный геофизический год». Тогда ученые старались исследовать Землю комплексно, со всех сторон: льды, океаны — все на свете, это была такая согласованная программа изучения планеты, в которой участвовали все страны. СССР заявил там, что в рамках этого года мы запустим научный эксперимент, под названием «Запуск искусственного спутника Земли». Никто не понимал, что это такое и зачем это нужно, но идею поддержали, как один из многих научных экспериментов.

Все понимали, что это сложная задача, и весь мир считал, что Америка запустит спутник первой, потому что это передовая страна. И когда весь мир верил в американцев, наши, неожиданно для всех, запустили первый искусственный спутник Земли. Это было гигантским щелчком по носу западного мира. Какой-то Советский Союз, в котором, по представлениям всего мира, живут мужики в ушанках, пьют водку и играют на балалайке с медведями, и вдруг — космос, нечто высокотехнологичное! Это было сравнимо со строительством телепорта в Никарагуа. Это был удар. Он ощущался и рационально, все понимали, что это реальное научное достижение, и техническое, и военное. Но, в том числе, он ощущался эмоционально. Можно было выйти на улицу и увидеть спутник, который мимо пролетает. И это видели люди в Америке, в Южной Африке, в Австралии — по всему миру. Это был очень сильный пропагандистский ход. Было гигантское количество публикаций, в радио, газетах, по телевидению. Передавали расписание полетов этого спутника над разными городами, в общем, это было большое и яркое событие. После этого события политики поняли, что можно показывать всему миру и не очень дорого, насколько мы круты.

Тайга.инфо: То есть изначально мотивация была исключительно политической?

— Аппетит приходит во время еды. Изучение космоса начиналось как большой научный эксперимент, но почти сразу появилась политическая мотивация. Тогда был Хрущев у власти, он пошел к Королеву, который был мирным конструктором, и попросил: давайте второй спутник, срочно. Через месяц запустили второй спутник, который сделали очень быстро, там как раз было 40 лет Октябрьской революции. Американцы к этому времени не запустили ни одного спутника. Более того, они пустили свой первый спутник уже после нашего второго, и он у них в прямом эфире взорвался. Это был позор, там все посыпали голову пеплом. И советские руководители решили это дело давить, чтобы показать всему миру, что социализм приводит к тому, что наши люди лучше работают. Причем это можно было доказывать не очень большими деньгами. Первые спутники были довольно дешевые. Запуск Гагарина был подороже. Американцы, чтобы переплюнуть полет человека в космос, должны были построить еще более крутой проект. Который был бы объективно, в глазах всего мира лучше.

Тайга.инфо: Вроде полета человека на Луну?

— Да, на Луну. Тогда был президентом Кеннеди, именно после полета Гагарина они поняли, что у них происходит мегаотставание. Нужно было идти дальше, и он, взяв обязательство на себя, сказал, что они пустят на Луну человека, который побывает там и вернется обратно. И это будет до конца десятилетия. Полет Гагарина был в 1961 году, а американцы полетели на Луну в 1969. Это были восемь лет очень упорного труда. Вся американская промышленность напрягалась, тратились гигантские деньги, чтобы построить этот корабль. После этого стало понятно, что дальнейшее развитие космонавтики, скажем, база на Луне или полеты к Марсу — это настолько гигантские деньги, что даже Америка не потянет. Был начальный рывок, он уперся в потолок финансирования, и большое освоение в большой степени прекратилось. В плане экономики там действительно нечего искать, там только безжизненные каменные шары летают, как вы говорите. В плане науки там очень много интересного. Но наука никогда не была движителем таких далеких путешествий.

Тайга.инфо: Слушайте, а Mars One — это вообще реально? Есть мнение, что этот проект — пустышка, и экспедиция на Марс так и не состоится.

— В нашем сообществе есть девчонка, которая прошла вторую стадию отбора. Одна из ста в мире, которые до этой стадии отобраны. Она рассказывает, как там все обстоит. Для того, чтобы отправить экспедицию в 2023 году, нужно очень много работать. Нужно экипаж тренировать, строить корабли, проводить испытания и прочее. На это все нужны деньги, а у них сейчас нет денег, и работы не ведутся. Но, с точки зрения техники, проект реальный. Нужно просто много денег. Возможно, проект осуществится, но не в срок. 



Тайга.инфо: Вы с сожалением говорите, что люди перестали летать далеко в космос после 1969 года. Ну, вот допустим, у человечества есть неограниченное количество денег и неограниченное количество мозгов. Куда дальше? Сначала на Марс, а потом?

— Знаете, вся идея космоса в том, что там нет границ принципиально. Опять же, такое философское размышление: когда ты едешь с этими лекциями по нашей стране, ты практически проезжаешь треть планеты. И ты понимаешь, что у тебя есть карта мира, и ты, дойдя до одной границы, оказываешься с другой стороны. Это не просто граница, здесь есть какая-то замкнутость, ты можешь изъездить всю планету и все — больше ничего нет. Космос для нас, для человечества, это, не побоюсь этого слова — новые смыслы. Мы уже понимаем, как все на Земле устроено, как-то обжились, дружим, воюем, но все цели нашего существования лежат в пределах нашей планеты. Космос принципиально отличается от этого всего тем, что он неограничен. Условно говоря, если тебе не нравится на Земле — лети на другую планету. Строй там, что хочешь, развивайся, расти, расширяйся и так далее. И вот после Марса неизбежно будут поселения на дальних планетах, на спутниках Юпитера, на Сатурне. Есть другие звезды, в конце концов, у которых тоже есть планеты! У нас гигантская Вселенная, которую можно осваивать.

Тайга.инфо: Недавно же нашли планету, которая полностью соответствует Земле. Но она очень далеко, какие-то немыслимые расстояния.

— Просто там, далеко, искали. Совершенно не факт, что планета, которая так похожа — единственная и находится именно так далеко, существуют и другие. Например, ближайшая к нашей Солнечной системе — в звездной системе Проксима Центавра, до нее лететь примерно 4,5 года, по меркам нашей галактики — это довольно близко. Там нашли даже не одну похожую планету. Поэтому даже в ближних окрестностях Солнца есть места, в которые можно перемещаться и там жить.

Тайга.инфо: А вы верите во внеземной разум? В инопланетян?

— Скажем так, я очень хочу, чтобы он был. Это очень тоже интересный вопрос, потому что мы же знаем только одну форму жизни — у нас есть только одна жизнь на Земле, которая построена на основе белка и воды. Мы можем мечтать и верить во что-то другое, но пока у нас есть только один живой пример. Поэтому если искать жизнь вне Земли, то надо искать жизнь, похожую на нас. Возможно, есть еще какая-то другая, но мы просто не поймем, что это жизнь, если мы ее встретим. Поэтому искать нужно такую, как мы. Как мы — это значит, что нужно искать планеты, похожие на Землю, и звезды, похожие на наше Солнце. Даже при таких сильных ограничениях, нашлось уже огромное количество мест, которые в этом смысле похожи. Сейчас открывается по десяткам и сотням планет в месяц. Все это — планеты, которые вращаются вокруг других звезд, это тоже удивительно.

Тайга.инфо: А данных о том, есть ли там жизнь, у ученых нет?

— Есть представление, скажем так, что это планета такого-то размера, находится на таком-то расстоянии от звезды, у нее такая-то температура, такой-то примерно химический состав атмосферы и прочее. Строятся еще более мощные телескопы, чтобы смотреть на эти планеты и изучать их подробно. Это представление не совсем полное, но какое-то понимание мы получаем. 



Тайга.инфо: Вы не закончили рассказ о своих проектах. Чем вы занимались после запуска DX1?

— После Хруничева работал еще в компании Boeing. Мы с коллегами делали элементы механизации крыла, интерцепторы к самолету Dream Liner. Это такие штуки, которые открываются при посадке, предкрылки. По-русски это называется интерцепторы, по-английски — спойлеры. И вот мы занимались тем, что переделывали после австралийцев, сделали эти спойлеры более легкими. Сейчас вот на американских самолетах использованы спойлеры, сделанные мной и коллегами. Это уже другой вид удовольствия, когда ты видишь, что на каждом самолете, который сейчас летает в небе — твоя деталька, и одновременно в небе таких деталек много. Параллельно с работой я учился в аспирантуре, в Астрокосмическом центре Физического института Академии наук. Они запустили очень интересный проект под названием «Радиоастрон» — это сейчас самый зоркий телескоп, который есть у Земли, он работает в радиодиапазоне.

Тайга.инфо: Где он находится?

— В космосе. Это такая большая тарелка десятиметровая, которая летает по вытянутой орбите примерно до Луны. И вот в паре с телескопом на земле получается два «глаза», с помощью которых можно очень точно увидеть объект. Чем больше расстояние между «глазами», тем больше всего можно увидеть. Это был научный проект, сделанный в нашей стране, он делался 35 лет. Человек, который начинал эту работу, академик Николай Кардашёв, он даже еще не был академиком, когда начинал. Вот он все надеялся дожить до его запуска и работы. И дожил, и сейчас вот получает гигантское удовольствие от того, что этот проект наконец-то запущен. Этот же коллектив делает сейчас еще более крутой телескоп под названием «Миллиметрон», я занимался обсчетами теплообмена этого спутника, он должен быть очень холодным, надо, чтобы Солнышко его не нагревало. Нужно было поставить такие специальные зонтики между Солнцем и этим спутником, чтобы они его держали в тени. Вот я занимался такими расчетами. В итоге я защитился, стал кандидатом технических наук, и после этого меня позвали в МГТУ на свою кафедру, там я был заместителем завкафедры по учебной работе.

Сейчас я ушел из МГТУ и создал на базе Университета машиностроения некое направление подготовки, бакалавриат, который должен готовить современных инженеров в области космонавтики. Это люди, которые должны мочь не просто посчитать и нарисовать какие-то чертежи, они должны понимать, как устроена космонавтика с точки зрения бизнеса. Нужно, чтобы они понимали, где брать деньги на коммерческие проекты, как писать бизнес-план, какие вообще бывают проекты с точки зрения финансирования. Мне хочется воспитать таких инженеров со средними способностями в области организации производства.
Тайга.инфо: Какая цель у вашей просветительской деятельности? В конечном итоге, на что должно это повлиять?

— Почему я вообще читаю лекции? Я читаю лекции, потому что считаю, что космонавтика плохо развивается, если очень коротко об этом говорить. Я хочу, чтобы она развивалась лучше. Чтобы мы летали дальше, летали быстрее, сильнее и выше. Популяризацией я стал заниматься, потому что понял, что мы не осваиваем космос не потому, что не понимаем чего-то в технике или денег не хватает, а из-за того, что люди не понимают, зачем это нужно. И самое забавное, что людям, которые сами занимаются космонавтикой, большинству тех, кого я встречал, тоже совершенно все равно. Они с восьми до шести нажимают на кнопочки на компьютере. И им нет никакого дела до того, полетит ли станция на Луну или не полетит.

Тайга.инфо: Как такое может быть? Неужели они не понимают, что занимаются делами вселенского масштаба?

— Это вам так кажется, и мне так кажется, что это здорово и круто. Но многие люди, которые этим занимаются, делают это, например, в силу того, что живут здесь рядом. У него через дорогу дом, удобно ходить. Или потому что он уже старенький, ему осталось до пенсии 10 лет.

Тайга.инфо: Такие люди вообще задерживаются в профессии?

— Я бы сказал, что она в большинстве случаев из них состоит. И людей, которые горят тем, что космонавтика — это круто, меньшинство. Я даже больше скажу. У меня есть приятель, основатель частной космической компании «Спутникс», Стас Карпенко. Вот мы с ним беседовали и сошлись во мнении, что мы не знаем тех людей, которые бы гордились тем, что работают в космонавтике.

Тайга.инфо: Почему приходит это разочарование? Ведь эти люди старались попасть в профессию. Это обманутые ожидания? Грубо говоря, они думали, что будут летать в космос, а на самом деле сидят у компьютера?

— Есть разные пути к этому состоянию, в котором мы сейчас оказались. Дело даже не в деньгах, сейчас платят нормально. Ты, конечно, не богач, но на жизнь хватает, особенно если ты не москвич. Раньше все это было связано с тем, что ты за время своей жизни успеваешь сделать много всего интересного. Люди, которые начинали это делать, они в свое время запустили не одну станцию к Венере, к Марсу. Они получали передовые результаты, исследовали Землю из космоса и прочее. Все это было не натужно. Человек за пять лет понимал, что сделал важный кусок проекта, слышал по радио, в газетах, что вот, наша станция вышла на орбиту Венеры. Потом с этим стало все печально. Поэтому понятно, почему к людям, которые занимались этим раньше и занимаются сейчас по инерции, пришло разочарование. В вузы люди обычно тоже идут, не очень вообще понимая, что такое космонавтика, в таком, бытовом плане. И вот придя в такие коллективы, молодой студент начинает всем этим заниматься и понимает, что тут точно нечего ловить.

Тайга.инфо: Они понимают, что это не романтическая, а рутинная работа?

— Понимаете, работа любая в большой степени связана с рутиной. До них доходит, что ты будешь десять лет заниматься этой рутиной и никакого корабля своего не построишь. Это факт, что есть научные, в основном, проекты, которые у нас делаются очень долго, и, самое главное — не видно конца, когда они будут сделаны. В этом смысле все печально. Получается замкнутый круг: люди плохо работают, потому что они плохо работают. Мне очень хочется, чтобы люди встряхнулись, чтобы им самим стало это интересно.

Тайга.инфо: Вы уже так много воплотили в жизнь того, что задумывали, но может быть у вас все еще осталась какая-нибудь хрустальная мечта?

— Мне очень хочется, чтобы я понимал в конце своей жизни, что полет к другим звездам стал ближе. На Марс мы неизбежно полетим, это случится. Может быть, это будет не так быстро, как мы все хотим, но это случится. Если мы останемся все живы, не будет никакой большой войны и никто не умрет, это случится. А полет к звездам случится не скоро, нужно его как-то специально готовить. Мне очень хочется заварить такую кашу, чтобы люди занимались этим делом. Чтобы они не сдавались, занимались этим много лет и в итоге полетели. Вот это моя большая мечта. И всем этим я занимаюсь, чтобы эту мечту приблизить.

Тайга.инфо: Как вам кажется, через какое время это может случиться?

— Мне очень неловко говорить такие слова, но был такой великий основоположник космонавтики Константин Циолковский. Он был в большой степени философом и занимался техникой не так много, но занимался. Так вот, он делал это практически всю жизнь и считал, что при его жизни этого ничего не случится, что пройдут сотни лет, прежде чем его идеи воплотятся в жизнь. Но буквально в конце своей жизни, уже после общения с Королевым, выступал на радио и сказал, что «я думал, что все это займет сотни лет, но это случится уже скоро». Действительно, через 20 лет после его выступления, в космос полетел первый спутник, а еще через четыре года полетел Гагарин. Поэтому мне кажется, что все это будет очень долго, что это займет сотни лет. Но хочется быстрее (плюет через левое плечо).

Текст и фото Натальи Грединой
Подписывайтесь на наш канал в Telegram:
только самые важные новости, мнения и интриги

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования