«Чья невидимая рука крутит эту мясорубку?»: Петров о катастрофе отношений человека и государства
© Алексей Мазур В суде над Петровым
02 Мар 2016, 15:19 В Заельцовский суд Новосибирска в футболках «Свободу Петрову» пришли его семья, друзья и сочувствующие. Сам обвиняемый подчеркнул, что дело «Интерры» создали только для снятия Василия Юрченко, и пообещал назвать заказчиков. На решении суда все это никак не сказалось. Петрова оставили в СИЗО. 2 марта районный суд рассматривал очередное ходатайство прокуратуры о продлении ареста бывшего управляющего партнера агентства «Б-52», который находится в заключении с марта 2014 года по обвинению в мошенничестве на 2,7 млн рублей при организации форума «Интерра-2012».

Поддержать Петрова пришли человек двадцать, включая родителей и супругу с дочерью. До начала заседания они собрались перед зданием суда, где разобрали принесенные футболки. На каждой была изображена богиня правосудия. Но держала она весы на манер факела Статуи Свободы. А вокруг изображения надпись — «Свободу Петрову!»

Пройдя в здание, сочувствующие не снимали верхнюю одежду, чтобы не демонстрировать футболки раньше времени. «Открылись», только когда Петрова привезли и повели по коридору в наручниках. Конспирация оказалась излишней: никто из сотрудников суда, судебных приставов и полицейских на футболки никакого внимания не обратил. Мало того, точно такая же футболка была и на самом подсудимом, это тоже никого не смутило.

«Папа хорошо выглядит!» — сказала дочери жена Петрова Юлия Алехова. Наверно, это должно было ободрить девочку.

Судья Марина Матиенко призвала пришедших рассаживаться и не нарушать порядок, после чего приступили к делу. В отличие от первых судов, где избиралась мера пресечения, заседание не объявляли закрытым, не было представителей следствия. Прокурор заявила ходатайство о продлении заключения под стражей еще на прошлом заседании, а на этом не произнесла ни слова. Выступили с речами только сам Петров и его адвокат Елена Шиповалова.

Дмитрий Петров встал в клетке и повернулся к пришедшим, чтобы произнести речь. В руках у него были листочки с текстом. Но только он начал говорить, как судья прервала его замечанием: «Обращайтесь ко мне». Петров повернулся к судье и начал речь словами «Ваша честь», а потом продолжил по тексту:

«Наверно, нет смысла говорить о том, что не раз уже было сказано, а именно о том, что дело „Интерры“ сфабриковано, и что мое содержание в тюрьме на протяжении последних двух лет незаконно и необоснованно. Об этом нет смысла говорить, потому что итог сегодняшнего заседания предрешен, а само заседание имеет исключительно ритуальный характер. Так о чем же тогда имеет смысл поговорить? Я думаю о том, что в деле „Интерры“, как в капле воды, отражается сегодняшняя катастрофа взаимоотношений гражданина и государства.

Скандал с форумом должен был нанести репутационный ущерб губернатору. Но если дело возбудили, то кто-то должен сесть. Роль щепки при рубке леса досталась мне

Это дело возникло как эпизод в кампании по снятию с должности губернатора Василия Юрченко. Форум „Интерра“ был титульным событием региона, о котором знали и на федеральном, и на международном уровне. Скандал, связанный с форумом, мог нанести серьезный репутационный ущерб губернатору. А тут еще и директор форума оказалась однофамилицей губернатора. Прекрасные заголовки в новостях: „У Юрченко прошли обыски по делу о хищениях на форуме „Интерра““. Дело возбудили ровно за две недели до начала очередного форума, провели ряд обысков, в том числе и у Лады Юрченко, и получили волну публикаций. Задуманный PR-эффект был достигнут. Но запущенный механизм правоохранительной машины уже было не остановить. Если дело возбудили, то кто-то должен сесть. Роль щепки при рубке леса досталась мне. Господ следователей тоже можно понять. Этот Петров — кто он вообще такой? Не дает нужных показаний, да еще и заявляет о каких-то там правах и соблюдении закона. Конечно, такой человек не должен находиться на свободе. Опять же, обвиняемый в тюрьме — стопроцентная гарантия обвинительного приговора.

Не имея ни доказательств события преступления, ни доказательств вины фигурантов, следователи решили взять количеством бумаги. И преуспели в этом. Более 200 томов, а это 50 тысяч страниц, поступило в суд.

В суде мы уже девять месяцев, можно было бы и ребенка родить. Но мы, судя по всему, пока не только к зачатию не приступили, мы еще даже прелюдию не закончили. Судите сами: за девять месяцев судебного процесса допрошено только 7 из 75 свидетелей обвинения. А ведь будут еще и свидетели защиты, и допросы подсудимых, и прения сторон. На прошлом заседании я говорил, что нашими темпами мы будем судиться пять лет. Сейчас полагаю, что был чересчур оптимистичным.

Давайте озвучу еще раз: я невиновен, пока не будет доказано обратное. Кроме того, до сих пор суду не было представлено ни одного фактического основания для содержания меня под стражей. Однако, уже два года я сижу в тюрьме, в самых суровых условиях, существующих в российской исправительной системе. Это действительно так. Самые закоренелые преступники отбывают срок в более мягких условиях, чем условия следственного изолятора. Строго говоря, СИЗО — это не место для длительного содержания. Но если срок нахождения в нем на этапе следствия ограничен одним годом, то после передачи дела в суд никаких ограничений по срокам больше нет. Человек может сидеть в СИЗО годами. И мы знаем тому немало примеров. В том числе — довольно свежих.

Наверно, у многих возникает вопрос — кто стоит за всей этой историей, чья невидимая рука крутит эту мясорубку? Об этом мы поговорим в следующий раз. Мне почему-то кажется, что у нас еще не раз будет повод встретиться.

А пока я хочу сказать вот о чем. Очень хорошо, что вы сегодня пришли в этот зал, я обращаюсь к присутствующим…»

«Если вы хотите пообщаться с общественностью, то для этого существуют другие методы, — перебила его судья. — Я прошу вас еще раз — обращаться к суду и высказывать свою позицию по заявленному ходатайству».

«Хорошо. Ваша честь, я рад что в этом зале сегодня присутствуют люди, я искренне благодарен им за поддержку, — скорректировал на ходу свою речь Петров.

И продолжил: «Но я вижу в этом и акт гражданского несогласия с тем, что здесь происходит. Коррупция, ложь и беззаконие любят тишину и пустые залы. Любое внимание их нервирует. И как бы они ни делали вид, что им наплевать на мнение людей, это — не так. В глубине души они чувствуют, что творят зло. И любой, кто дает им это понять, вызывает яростную ненависть.

Но нам с вами нельзя отсиживаться и отмалчиваться. Нас и так уже лишили практически всех прав и свобод. Просто в моем случае система все довела до логического завершения.

«Коррупция, ложь и беззаконие любят тишину и пустые залы. Любое внимание их нервирует»

Я хочу напомнить, что крах коммунистического режима, который был не чета нынешнему, начался с гласности. То есть, с того, что люди начали громко и публично говорить о том, о чем раньше шептались на кухне. И сегодня нас снова пытаются запугать, чтобы страх парализовал нашу волю, чтобы мы молчали и терпели. Но не надо бояться, все это закончится быстрее, чем вы думаете. И кто знает, может именно вы станете той самой соломинкой, которая переломит хребет этому верблюду.

Не молчите, используйте любую возможность для проявления своей гражданской позиции по отношению к этому делу, и по отношению к тому, что происходит в нашей многострадальной отчизне. И тогда мы обязательно победим. Спасибо, у меня всё».

Текст речи Петров передал суду для приобщения к материалам дела.

Судья уточнила, возражает ли Петров против ходатайства прокуратуры. Он ответил: «Я возражаю, но на усмотрение суда».

Адвокат Шиповалова напомнила, что государственный обвинитель не предоставил ни единого доказательства того, что ее подзащитный может скрыться. Следствие уже закончено, свидетели допрошены, потому помешать следствию или оказать давление на свидетелей подсудимый уже не может. Мало того, два раза Петров уже находился под подпиской о невыезде. И в это время не пытался скрыться и исправно являлся на допросы к следователю. К тому же у него есть квартира, которая могла бы явиться залогом, и в которой Петров мог бы проживать, если б ему была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

Текст своей речи Шиповалова также приложила к материалам дела. Судья Матиенко объявила перерыв, назначив оглашение решения на 12:30 и удалилась в комнату для совещания (такой у нас ритуал — совещание российских судей самих с собой в специально отведенных для этого комнатах).

Петрова в наручниках увели, а пришедшие поддержать его люди выстроились для коллективной фотографии в футболках в коридоре суда. Только в этот момент они привлекли внимание полицейского (или судебного пристава), который вышел посмотреть, что происходит, и ушел, не сказав ни слова.

Ни в 12:30, ни в 13:00 судья своего решения не огласила, после чего удалилась на обед. Пообедав, она объявила, что оставляет Дмитрия Петрова под стражей до 16 июня.

Алексей Мазур

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования