Алексей Кузнецов: Наш детский сад «Кубики» — это такая «вишенка на торте»
© Кирилл Канин
Алексей Кузнецов: Наш детский сад «Кубики» — это такая «вишенка на торте»
01 Июн 2016, 08:00 В микрорайоне «Пригородный простор» построили и открыли детский сад «КУБИКИ» на 125 мест, причем проект этот изначально задумывался как некоммерческий, в него могут попасть все желающие дети. В новом садике есть свой бассейн (площадь — 24 кв. м) и детская сауна, спортивный и музыкальные залы, большая территория для прогулок, а рядом облагораживается парковая зона с прудом. О том, как могут развиваться современные микрорайоны, зачем нужно строить еще и школу — в интервью с генеральным директором ООО «ПромГражданСтрой» Алексеем Кузнецовым.

— Детский сад «КУБИКИ» на 125 ребятишек с бассейном мы построили на собственные деньги, по уникальному современному проекту. Причем, мы его сделали некоммерческим (изначально так планировали). То есть зарабатывать на родительской плате цели не было. Сейчас он уже успешно функционирует, пока заполнены только две группы из пяти запланированных. К нам привозят малышей из Толмачёво, Оби. С Юго-Западного жилмассива в Новосибирске сейчас несколько детишек есть. Надеемся, что к 1 сентября у нас заполняемость будет близкой к ста процентам. Тем более что с 1 июня стоимость в месяц будет составлять всего 7999 рублей с учетом питания и бассейна. Такая стоимость есть только в одном садике, это в Бердске, в «Кристаллике».

— Строительство детского сада было предусмотрено проектом микрорайона «Пригородный простор»?

— Если посмотреть законы: социальное обеспечение — это государственное регулирование и ответственность в чистом виде. Конечно, можно было и в «Пригородном» ожидать, когда построят детский сад или школу, с умным видом рассуждать, что это не наша ответственность.

Но когда мы начинали здесь строительство микрорайона «Пригородный простор», этот участок был заброшен, ничего вокруг не было, пустырь на краю города. Мы изначально понимали, что очередь до нас (в плане обеспечения какими-то коммунально-социальными благами от государства) если и дойдет, то к тому времени у моего двухлетнего сына уже борода вырастет. Соответственно, все придется делать самим: мы не ждали программу «Чистая вода» — построили передовое здание химводоподготовки, которое обеспечивает весь микрорайон чистой водой, построили дороги, у нас свой пункт раздельного сбора мусора. Сами фасуем мусор, прессуем в палетты и сдаем организациям, которые принимают вторсырье.

Можно сказать, что у нас тут экспериментальное хозяйство, где все стараемся строить и эксплуатировать своими силами. Поэтому наш детский сад «Кубики» — это такая «вишенка на торте». Следующий шаг — мы хотим построить школу. Мы подобрали для нее место, хотим включить проект в федеральную программу по строительству школ, если не на 2017, то на 2018- 2019 годы. Будем добиваться, чтоб здесь, на территории села появилась новая современная школа, в нашем микрорайоне. Мы готовы под это дело выделить земельный участок площадью 3 гектара, самостоятельно запроектировать и построить.

— Диалог с администрацией о строительстве социальных, культурных, спортивных объектов должен состояться на этапе проектировки поселка? Сейчас от кого зависит больше, появится ли в новом микрорайоне новый садик, школа или поликлиника?

— В идеале, конечно, на этапе проектирования генерального плана при изменении границ поселения все должно решаться! Когда ты уже что-то строишь, ты должен понимать, на какие средства ты это построишь, и как это все будет в дальнейшем эксплуатироваться. Это надо делать задолго до того, как ты начинаешь «лопату в землю втыкать». Строители построили здание и в идеале должны передать его на баланс муниципалитету на каких-то заранее определенных условиях. Но, сейчас это непроработано совершенно, законодательство не позволяет применять многие форматы взаимодействия и прогнозировать свои действия и расходы. Именно поэтому вся социальная инфраструктура у нас находится в нашей собственности. Мы вынуждены ее содержать, эксплуатировать и развивать, соответственно. Садик также, но мы сами хотим сделать его доступным для максимального количества ребятишек.
 — У вас есть такие возможности?

— Да. Потому, что, мы его самостоятельно проектировали, строили, оснащали оборудованием, стоимость проекта получилась достаточно низкая. Современный, оборудованный всем необходимым оборудованием, детский сад с бассейном на 125 ребятишек мне обошелся в 49 млн рублей.

Если сравнить с другими городскими садиками, там сумма затрат в разы больше. Понятно, что там есть интерес проектных, подрядных, субподрядных организаций. А мы строим сами и для себя. Поэтому себестоимость получается ниже, чем государственный садик. Но, все равно, сумма существенная. 22 месяца трудов всего коллектива компании ушло на его создание.

Пришлось прорабатывать и придумывать все наполнение детского учреждения вплоть до комплектации туалетных комнат, игровых зон, спортивного зала, спален. Дальше это все должно пройти через большое количество разных экспертиз, нужно было пройти целый ряд «мероприятий», которые позволяют назвать здание «садиком».

Чтобы придать зданию статус «детского образовательного дошкольного учреждения», нужно был очень сильно постараться, получить лицензию: для этого должен был быть обученный персонал, что бы показать его Роспотребнадзору. Они должны согласиться, что этот персонал может участвовать в образовательной деятельности. Этот же персонал нужно минобру показать, чтоб они дали лицензию на уже образовательную деятельность. Но, на самом деле, это быстро. Мы практически без «запинок» ее получили.

— А сейчас почему не можете просто отдать на баланс муниципалитету этот садик?

— Селу Толмачёво — 85 лет, а государственный садик на 220 мест, параллельно с нашим, появился здесь только в этом году. Мы сейчас прорабатываем механизм государственно-частного партнерства, что бы можно было получить компенсацию части затрат на его содержание, все в работе совместно с администрацией Новосибирского района. Когда я наш садик задумывал строить в 2010 году, перспектива села Толмачёво в плане детского дошкольного учреждения была на нуле. Это с приходом Борматова, по большому счету, это его была инициатива развивать социальную сферу, появился в селе государственный садик, но и у нас тоже получилось начать диалог, появилась нормальная ожидаемая человеческая реакция. Поэтому я посчитал возможным сделать такой проект.

Сейчас началась большая федеральная программа по строительству и модернизации школ («Содействие созданию в субъектах Российской Федерации новых мест в общеобразовательных организациях» на 2016–2025 годы утверждена распоряжением Правительства РФ в октябре 2015года). Помимо создания новых мест в школах, она направлена на организацию обучения ребят в одну смену, а также перевод всех обучающихся из ветхих зданий школ. Мы очень хотим в нее попасть и построить очень необходимую нашему селу новую школу.

«Шестьдесят первую» толмачёвскую школу мы постоянно помогаем ремонтировать, каждый год делаем какой-то этаж, фойе или санузлы. В этом году фасады будем делать, канализацию реконструируем. Но это все ремонтные работы. Они не решают проблему по сути, село растет, нам просто необходима еще одна большая школа.

В прошлом году мы заселяли одну семью в два дня (сдали 180 домов). В этом году тоже около 200 семей мы заселим. Это примерно одна семья в рабочий день заселяется нами в село Толмачево. Это на самом деле много. Так как одна семья — это минимум один ребенок, школа не резиновая, ее надо расширять, и начинать надо с нашего микрорайона. Вот такие у нас планы! Чтобы были и детский сад, и школа.

— Одно удивляет: почему такие проекты, где есть инвестор, готовый в области строить школы и детские сады на собственные средства, управляются только в «ручном режиме»? На региональном уровне вообще не существует никаких механизмов для планомерной работы инвесторов по участию в этих федеральных программы?

— Я не слышал про эти «планомерные» механизмы. Наверное, опять все от тотального хронического недофинансирования. А проблема уже настолько острая, что ее надо решать сейчас: уже сейчас я готов срочно выделять земельный участок, начинать с опережающим этапом проектирование, может даже уже и строительство, чтоб уже было можно тем же федералам показать: «Вот, проект готов, экспертиза пройдена, капитальные затраты начинают вноситься и срок сдачи уже тогда-то. Давайте включаться». При таком подходе мы можем включиться, но вопрос бюджетного финансирования все-таки более понятен должен быть заранее.
— Как у вас выстраивается диалог с администрацией региональной? Поддержка есть?

— Поддержка есть, одобрение. Честно говоря, программа по школе только-только начала как-то звучать. А диалог может быть тогда, когда есть предмет для диалога. Надо быть реалистом. Предметом для диалога может являться только то, что мы взяли эти три гектара, вымежевали их, поставили их на кадастр, присвоили им вид разрешенного земельного участка «школа», запроектировали, построили первый-второй этаж. Тогда уже и диалог возможен.

Мы ведь готовы и дальше продолжать развивать социальную инфраструктуру. Строить. Удастся школу построить и передать на баланс, реализовать ее по этой программе бюджета сразу, или с рассрочкой — будет здорово, фантастика. Не удастся — будем что-то другое придумывать. Не с субъектом, так будем с районом договариваться. Не договоримся с районом, оставлю ее у себя на балансе. Я уже посчитал, подушевой федеральной компенсации на образовательную деятельность мне хватит, чтобы организовать все самому. Но в любом случае большая и новая школа Толмачёво нужна.

— А вам зачем это надо, можно же просто настроить домов и все? Почему именно в Толмачёво вы решили строить?

— Продать дома, деньги в кубышку, и раствориться, как рафинад? Не знаю. Это все зависит от каких-то внутренних установок. От воспитания, наверное.

А с Толмачёво был как элемент случайности, так и здравого расчета. Правый берег, там перспективность повыше, но намного дороже «вход», в плане земельных участков.
А здесь в 2007 году конкуренция вообще была на нуле, когда мы «выходили в поля». И плюс, это западное направление, которое, с моей точки зрения, будет развиваться намного сильнее, чем восточное. Сейчас есть проект «Аэросити», одной из трех точек роста Новосибирской агломерации.

— Развитию агломерации сейчас уделяется особое внимание.

— На самом деле, слово правильное. Вопрос в том, как оно применяется. Но направление правильное. Все эти вещи надо планировать из одного места, чтоб одна голова про это думала.

Это мне всегда было очевидно, что это направление недооценено, но впоследствии оно будет перспективным.

Поэтому, та же самая школа — это просто один из наших шагов в будущее. Мы же не только школы строим. Мы строим жилье, коммерческую составляющую, спортивную, инженерную инфраструктуру. Это не блажь. Просто это позволяет добиться гармоничности в развитии проекта. А «гармоничность» для меня тождественно равна «устойчивости бизнеса». Если все гармонично, то бизнес устойчив. И тебе на эти кризисы, курсы доллара все равно. Наш проект позволяет не привлекать «инвесторов» и банковские кредиты.

У нас устойчивый бизнес, он позволяет работать только с конечным потребителем, с домохозяйством, которому нужна площадь для развития. У нас ни разу не было, чтоб человек приобрел дом или квартиру для перепродажи. Мы это не практикуем, мне это не надо.

Мы ведь являемся еще и эксплуатирующей организацией. Выстраивать нормальные отношения с перекупами, которые держат готовое жилье «до лучших» времен невозможно. У нас разные цели. Грамотно и недорого эксплуатировать инженерную, дорожную, садово-парковую инфраструктуру поселка, если в домах не живут собственники, не получится. А хорошая, качественная эксплуатация объектов очень помогает продажам.
— Жителям здесь нравится?

— Я уверен, что да. Но мы не останавливаемся на достигнутом. Постоянно что-то улучшаем, изменяем, бывает, какие-то решения меняем, потому, что готовых решений для подражания нет. Идеи тащим со всего мира.

1 июня на праздник День защиты детей мы подготовили интересную программу. Я подсмотрел ее в Голландии, в одном из таких же поселков. Мы с детьми будем запускать большие воздушные шары, и каждый ребенок сможет привязать к своему шару письмо с обратным адресом. Прилетит шар к незнакомому человеку, — а там просьба отправить письмо назад по такому-то почтовому адресу…. Все детишки будут ждать, откуда придет его письмо, а мы на карте будем уже отмечать адреса отправителей, куда наши шарики улетели. По-моему, здоровская идея!

И таких идей у нас масса: хотим отдать дань труженикам сельского хозяйства, которые на полях совхоза «Пригородный» с 1935 года (в честь него и был назван «Пригородный Простор») трудились.

Сейчас собираем по всей стране старинные советские тракторы со старинной советской навеской, прицепным оборудованием: плуги, косилки. На въезде в поселок у нас стоит пока один трактор «шукшинский», ДТ-54, вот за короткое время удалось создать основу для будущего музея сельскохозяйственной техники. Будем на день работника сельского хозяйства, который совпадает с днем поселка 7 октября, торжественно открывать первый в Российской Федерации музей сельскохозяйственной техники под открытым небом.
Детский сад, школа, музей — это части одного целого. Я их не разделяю.
— С вашей точки зрения, что мешает развитию таких пригородных поселков? Понятное дело: отсутствие инфраструктуры, это и трудоемко и трудозатратно. В конечном счете, чтоб такие инвесторы приходили в область, что нужно сделать?

— Вопрос очень сложный в плане того, что он очень обширный. Ответ я бы из двух частей составил. Первая часть, она будет состоять в подтверждении очевидного факта, что должно пройти какое-то время. Бизнес хорошо освоил или вспомнил хорошо забытое старое строительство панельных микрорайонов по каким-то переработанным советским проектам. Город уже весь застроили (городскую черту) и дальше развиваться особо негде.
Можно менять градостроительный кодекс, но город Новосибирск поменять сложнее. Должно пройти время, чтобы люди и предприниматели увидели, что на самом деле около Новосибирска земли много. Поэтому естественно, думаю, что расти ввысь, 17-18-20-этажками по окраинам города неправильно, весь мир живет по-другому.

Чтоб сломать эту психологию, должно поменяться поколение предпринимателей, более свежие мозги должны прийти. Все строители, которых можно назвать поименно — это люди с хорошей советской закалкой «железобетонной». Поэтому им уходить в малоэтажку просто психологически сложно.

А второе — люди, потребители тоже носители определенной психологии. Когда мы начинали этот проект, в 2010 году, мы ввели в черту населенного пункта, этот надел 40гектаров, с которого все началась. Тогда на нас смотрели, как на сумасшедших, которые строят жилье загородом, готовое. Тогда все коттеджные поселки были, в лучшем случае дачные некоммерческие партнерства, садовые некоммерческие товарищества и так далее, которые получали эту землю, резали по 10 соток и потом передавали будущим резидентам, которые с разной степенью успешности сговаривались на строительство разных инженерных коммуникаций, на что хватало средств.

Законодательство тоже было бы хорошо поменять в какой-то мере. Жилищный кодекс, например, в нашей части (в части таун-хаусов) не соответствует Градостроительному кодексу. Вплоть до того, что там и там разная терминология. То, что мы строим по Градостроительному кодексу, в Жилищном кодексе отсутствует. Мы построили объект, а жить, прописаться в нем нельзя. Потому, что нет такого понятия в Жилищном кодексе, как «жилой дом блокированной застройки». А в свидетельстве о праве собственности, по-хорошему, именно это и должно быть написано. И таких несоответствий в законодательстве огромное количество. Понятно, что сейчас никто в Госдуме не сядет и не создаст комитет по таун-хаусам. У всех там другие задачи стоят. Но формат это новый, перспективный, и так живет 70% цивилизованного населения планеты. За этим форматом большое будущее.

— В рамках проекта еще что-то предусмотрено? Социально-культурные объекты, может спортивные построите?

— Спортивный центр строим, будем запускать, думаю, в ноябре этого года. Еще хотим построить клуб. Толмачёво 85 лет прожило, был когда-то один сельский клуб ведомственный, подшефный, в собственности колхоза. Поэтому, он давно напрашивается, всем сельским коллективам негде выступать. Будет что-то вроде Дома Культуры. Пусть небольшой, но в красивом месте (подобрали полянку в леске). Будет медицинский центр, гору строим, хотим придать горнолыжную форму и сделать 18-20-тиметровые горочки с выкатом 180 метров. Можно будет и на санках нормально прокатиться, и на «плюшках» покататься, ребенка на горные лыжи поставить!

Комментарии:
В связи с событиями, происходящими в мире, мы призываем вас к трезвому и взвешенному комментированию материалов на нашем сайте.

Мы с уважением относимся к праву каждого человека высказывать свое мнение. В то же время Тайга.инфо не приветствует призывы к агрессии, экстремизму, межнациональной вражде.

Также просим воздерживаться от оскорблений, в частности националистического характера.

Высказанные ниже мнения могут не совпадать с мнением редакции. Редакция не несет ответственности за содержание комментариев.

Не допустимы и удаляются комментарии, которые нарушают действующее законодательство и содержат:
  1. оскорбления личного, религиозного, национального, политического, рекламного и иных характеров;
  2. ссылки на источники информации, не имеющей отношения к обсуждаемой теме.
Нажимая кнопку «Комментировать», вы безоговорочно принимаете эти условия.

Рубрика:

Тип публикации:


Новости из рубрики:

Мнения
Дети интернета проснулись
Алексей Петров
Они выросли, страна. Дети конца девяностых, начала двухтысячных. Дети нефтяного изобилия. Дети, у которых все было. Они готовы прийти и сказать, что они политически проснулись.
© Тайга.инфо, 2004-2017
Версия: 5.0

Почта: info@taygainfo.ru

Телефон редакции:
+7 (383) 3-195-520

Издание: 18+
Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на tayga.info обязательна.

Яндекс цитирования